Главная АвторыЖанрыО проекте
 
 

«Акулы шоу-бизнеса», Сергей Ермаков

Найти другие книги автора/авторов: ,
Иллюстрация к книге

 

Пролог

Лето в Заполярье иногда бывает и жарким. И все равно, как бы ни пали­ло низко висящее северное солнце, малейшее дуновение ветерка напоми­нает своим ледяным дыханием – ты на Севере. В расположении шестьде­сят первой отдельной Киркенесской бригады морской пехоты СФ, на пла­цу, бойцы отрабатывали приемы руко­пашного боя под руководством своего инструктора – крепкого сложения мужчины лет сорока пяти, которого за глаза морпехи называли Крабом.

Матросы поговаривали, что эта кличка Краб прицепилась к капитану третьего ранга в зоне, где он отбывал срок за то, что сломал челюсть сухо­путному полковнику в Чечне. Якобы тот сухопутный полковник отправил роту морских пехотинцев под коман­дованием Краба на верную смерть в ловушку, из которой немногие выбра­лись. Краб, который в этом бою поте­рял больше половины своей роты, не сдержался, надавал тому полковнику по морде и за это, само собой, был по­сажен за решетку. Но точно никто ни­чего об этой истории не знал, а сам Краб о прошлом никогда не распро­странялся.

Солнце припекало, а пронизываю­щий ветер моментально охлаждал крепкие торсы молодых морпехов, по парам занимающихся рукопашным боем, которые в быстром темпе чередовали удары ногами и руками с блоками, а паде­ния на плац – с бросками своего соперника. Мат­росы были по пояс голыми, но все равно облива­лись потом, едва поспевая за темпом инструктора, который он задавал им, хлопая в ладоши. Если ин­структор рукопашного боя даже в лютый зимний холод заставлял их хорошенько пропотеть, зани­маясь отработкой ударов и приемов, то что уж го­ворить о редком жарком заполярном дне? Оттого матросы дуновение ледяного ветерка воспри­нимали как праздник, особенно «молодые» – из нового призыва. Им было тяжело после необре­менительных уроков физкультуры в школьном спортзале привыкать к будням морской пехоты.

– Стоп! – крикнул инструктор, хлопнув в ла­доши в последний раз, матросы остановились и повернулись к нему.

Краб давал отдохнуть их мышцам, но трени­ровка не прекращалась.

– И запомните, матросы, самое главное, – говорил он, обходя своих бойцов, – вы можете накачать мышцы так, что будете разбивать кир­пичи одним ударом, можете набить руки до со­стояния камня, можете выучить сотни приемов и все равно проигрывать в схватке, казалось бы, более слабому противнику! А произойдет это от­того, что победа ваша не в сильных руках, не в знании приемов, а вот здесь, – он показал паль­цем себе на лоб, – и вот здесь, – Краб ткнул себе в тельняшку, на которой висел православ­ный серебряный крест.

– Как это, товарищ капитан третьего ран­га? – не понял подвижный, мускулистый мат­рос. – Так что, мы зря тренируемся, что ли, выхо­дит?

– Нет, не зря, – покачал головой Краб, – те­лом тоже нужно заниматься. Но я еще призываю вас к тому, чтобы вы научились ловко управляться не только со своими руками и ногами, но и кон­тролировать свой разум, состояние души и эмо­ции. Ваша победа состоит в непоколебимой уве­ренности в том, что вы одержите верх, и в знании того, как именно все это будет происходить. Вы должны запрограммировать себя на успех. И я вам говорю из личного опыта, что даже малейшее сомнение по этому поводу может ваши планы раз­рушить. Уверенность в собственной победе и вы­текающее из нее хладнокровие не позволят вам запаниковать, разозлиться, потерять веру в себя в ходе схватки и тем самым дать противнику шанс победить вас.

– Я, например, с любой, даже самой сильной, уверенностью в победе с вами не справлюсь, – ус­мехнулся тот же самый матрос.

– Вот в этом и состоит твоя главная ошибка, сержант, – сказал ему Краб. – Старайся помень­ше употреблять выражений с отрицательной при­ставкой «не», а внушай себе: «я смогу, я сумею, я сделаю». Я через неделю в отпуск уезжаю, а ты, пока меня не будет, настраивайся на победу, ри­суй в мозгу картины, как ты меня топчешь ногами на плацу. Вот тогда у тебя все получится, рано или поздно. А теперь давайте не отвлекаться, поста­райтесь сосредоточиться на победе. Начали!

Матросы по команде снова встали в боевые стойки и стали наносить друг по другу удары с еще большей ожесточенностью. От штаба бригады в это время в сторону тренирующихся спешил сержант – помощник дежурного по части. Он подбежал к инструктору, вытянулся по форме, приложил руку к черному берету и доложил:

– Товарищ капитан третьего ранга, вас сроч­но к телефону, из Москвы вызывают!

Инструктор кивнул ему, повернулся к строю, подозвал к себе того самого сержанта, который за­давал ему вопросы, поручил продолжать боевую подготовку, а сам заспешил в сторону штаба. Сер­жант побежал за ним, на ходу спрашивая:

– Товарищ капитан третьего ранга, а это правда, что известная певица Татьяна – ваша дочь?

– В этом стопроцентно ни один папаша в мире не может быть уверен, сержант, – ответил ему Краб, – но жена говорила, что она моя дочь.

Сержант, у которого собственных детей пока не было, не сразу понял смысл произнесенной офицером фразы, поэтому застыл на пороге в раз­думье, почесывая стриженую макушку под бере­том. Инструктор по рукопашному бою заскочил в комнату дежурного по части – тоже капитана третьего ранга по фамилии Сухоруков, – поздо­ровался, а тот кивнул ему на телефон. Черная тя­желая трубка лежала на столе, Краб взял ее, под­нес к уху.

– Папа, это я, Татьяна, – голос дочери дро­жал, отдаваясь металлическим звоном мембраны телефона, – ты не можешь приехать ко мне в Мо­скву? У меня крупные неприятности…

– Я и так собирался к тебе приехать через не­делю, – ответил Краб, – у меня же отпуск начи­нается через неделю.


Еще несколько книг в жанре «Детектив (не относящийся в прочие категории)»

Веер с гейшами, Наталья Баклина Читать →