Главная АвторыЖанрыО проекте
 
 
Данная книга доступна для чтения частично. Прочитать полную версию можно на сайте нашего партнера: читать книгу «Сборник 4 ЛЕКАРСТВО ОТ МЕЛАНХОЛИИ»

«Сборник 4 ЛЕКАРСТВО ОТ МЕЛАНХОЛИИ», Рэй Брэдбери

Найти другие книги автора/авторов: ,

http://www.raybradbury.ru

 

A Medicine for Melancholy, 1960 / Лекарство от меланхолии

 

1. In a Season of Calm Weather / Погожий день

2. The Dragon / Дракон

3. A Medicine for Melancholy / Лекарство от меланхолии

4. The End of the Beginning / Конец начальной поры

5. The Wonderful Ice Cream Suit / Чудесный костюм цвета сливочного мороженого

6. Fever Dream / Горячечный бред

7. The Marriage Mender / Примирительница /

8. The Town Where No One Got Off / Город, в котором никто не выходит

9. A Scent of Sarsaparilla / Запах сарсапарели

10. Icarus Montgolfier Wright / Икар Монгольфье Райт

11. The Headpiece / Шлем

12. Dark They Were, and Golden-eyed / Были они смуглые и золотоглазые

13. The Smile / Улыбка /

14. The First Night of Lent / Первая ночь великого поста /

15. The Time of Going Away / Время уходить /

16. All Summer in a Day / Все лето в один день /

17. The Gift / Подарок / Подарок

18. The Great Collision of Monday Last / Страшная авария в понедельник на той неделе

19. The Little Mice / Мышата / Маленькие мышки

20. The Shore Line at Sunset / Берег на закате

21. The Strawberry Window / Земляничное окошко

22. The Day it Rained Forever / Пришло время дождей

Погожий день

In a Season of Calm Weather 1957 год Переводчик: Н. Галь

 

Однажды летним полднем Джордж и Элис Смит приехали поездом в Биарриц и уже через час выбежали из гостиницы на берег океана, искупались и разлеглись под жаркими лучами солнца.

Глядя, как Джордж Смит загорает, развалясь на песке, вы бы приняли его за обыкновенного туриста, которого свеженьким, точно салат-латук во льду, доставили самолетом в Европу и очень скоро пароходом отправят восвояси. А на самом деле этот человек больше жизни любил искусство.

— Ну вот… — Джордж Смит вздохнул. По груди его поползла еще одна струйка пота. Пусть испарится вся вода из крана в штате Огайо, а потом наполним себя лучшим бордо. Насытим свою кровь щедрыми соками Франции и тогда все увидим глазами здешних жителей.

А зачем? Чего ради есть и пить все французское, дышать воздухом Франции? Да затем, чтобы со временем по-настоящему постичь гений одного человека.

Губы его дрогнули, беззвучно промолвили некое имя.

— Джордж? — Над ним наклонилась жена. — Я знаю, о чем ты думаешь. По губам прочла.

Он не шевельнулся, ждал.

— Ну и?..

— Пикассо, — сказала она.

Он поморщился. Хоть бы научилась наконец правильно произносить это имя.

— Успокойся, прошу тебя, — сказала жена. — Я знаю, сегодня утром до тебя докатился слух, но поглядел бы ты на себя — опять глаза дергает тик. Пускай Пикассо здесь, на побережье, в нескольких милях отсюда, гостит у друзей в каком-то рыбачьем поселке. Но не думай про него, не то наш отдых пойдет прахом.

— Лучше бы мне про это не слышать, — честно признался Джордж.

— Ну что бы тебе любить других художников, — сказала она.

Других? Да, есть и другие. Можно недурно позавтракать натюрмортами Караваджо — осенними грушами и темными, как полночь, сливами. А на обед — брызжущие огнем подсолнухи Ван Гога на мощных стеблях, их цветенье постигнет и слепец, пробежав обожженными пальцами по пламенному холсту. Но истинное пиршество? Полотна, которыми хочешь по-настоящему насладиться? Кто заполнит весь горизонт от края до края, словно Нептун, встающий из вод в венце из алебастра и коралла, когтистые пальцы сжимают подобно трезубцу большущие кисти, а взмах огромного рыбьего хвоста обдаст летним ливнем весь Гибралтар, — кто, если не создатель "Девушки перед зеркалом" и "Герники"?

— Элис, — терпеливо сказал Джордж, — как тебе объяснить? Всю дорогу в поезде я думал: Боже милостивый, ведь вокруг — страна Пикассо!

Но так ли, спрашивал он себя. Небо, земля, люди, тут румяный кирпич, там ярко-голубая узорная решетка балкона, и мандолина, будто спелый плод, под несчетными касаньями чьих-то рук, и клочки афиш — летучее конфетти на ночном ветру… Сколько тут от Пикассо, а сколько — от Джорджа Смита, озирающего мир неистовым взором Пикассо? Нет, не найти ответа. Этот старик насквозь пропитал Джорджа Смита скипидаром и олифой, преобразил все его бытие: в сумерки сплошь Голубой период, на рассвете сплошь — Розовый.

— Я все думаю, — сказал он вслух, — если бы мы отложили денег…

— Никогда нам не отложить пяти тысяч долларов.

— Знаю, — тихо согласился он. — Но как славно думать, а вдруг когда-нибудь это удастся. Как бы здорово просто прийти к нему и сказать: "Пабло, вот пять тысяч! Дай нам море, песок, вот это небо, дай, что хочешь, из старого, мы будем счастливы…"

Выждав минуту, жена коснулась его плеча.

— Иди-ка лучше окунись, — сказала она.

— Да, — сказал он, — так будет лучше.

Он врезался в воду, фонтаном взметнулось белое пламя.


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»