Главная АвторыЖанрыО проекте
 
 

«Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», неизвестен Автор

Найти другие книги автора/авторов: ,

Коллектив авторов

Советские Военно-воздушные силы

в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

{1}Так помечены ссылки на примечания. Примечания в конце текста

Коллектив авторов. Советские Военно-воздушные силы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. - М.: Воениздат, 1968.

Аннотация издательства: Книга представляет собой военно-исторический очерк о боевых действиях Советских Военно-Воздушных Сил в Великой Отечественной войне. Читатель найдет в ней ценные сведения о том, как под руководством Коммунистической партии сражались и побеждали врага советские летчики. Книга иллюстрирована фотографиями известных авиационных военачальников и прославленных летчиков, схемами боевых действий. Книга предназначена для широкого круга читателей.

С о д е р ж а н и е

Введение

Часть первая. Военно-воздушные силы в период отражения вероломного нападения фашистской Германии и борьбы за перелом в ходе войны.

Глава 1. Состояние советской и немецкой авиации к началу войны.

Глава 2. Авиация в летних операциях 1941 г.

Глава 3. Авиация в битве под Москвой.

Глава 4. Авиация в оборонительной операции на Волге.

Итоги и выводы.

Часть вторая. Военно-воздушные силы в период коренного перелома в ходе войны.

Глава 5. Авиация в контрнаступлении под Сталинградом.

Глава 6. Военно-воздушные силы в боях на Кубани.

Глава 7. В битве под Курском.

Глава 8. Авиация в боях при освобождении Левобережной Украины и Донбасса.

Итоги и выводы

Часть третья. Военно-воздушные силы в период изгнания врага из пределов СССР и окончательного разгрома фашистской Германии (январь 1944 г.- май 1945 г.).

Глава 9. Действия авиации под Ленинградом и Новгородом.

Глава 10. Над Правобережной Украиной.

Глава 11. Авиация в боях за освобождение Крыма.

Глава 12. В боях за Карельский перешеек и Заполярье.

Глава 13. В небе Белоруссии.

Глава 14. Авиация в Львовско-Сандомирской операции.

Глава 15. Авиация в Ясско-Кишиневской операции.

Глава 16. Авиация в Восточно-Прусской операции.

Глава 17. От Вислы до Одера.

Глава 18. Авиация в Берлинской операции.

Итоги и выводы.

Глава 19. Боевые действия авиации при разгроме Квантунской армии Японии.

Заключение

Примечания

Введение

Великая Отечественная война Советского Союза с фашистской Германией, и особенно ее начальный период, была суровым испытанием для всего советского народа и его Вооруженных Сил. К началу нападения на Советский Союз не-мецко-фашистское командование сосредоточило у наших границ 190 полностью укомплектованных, технически оснащенных и хорошо подготовленных дивизий, имевших 3500 танков, свыше 50 тыс. орудий и минометов. Воздушные силы Германии вместе с союзниками располагали почти пятью тысячами боевых самолетов. На направлениях главных ударов противник имел четырех пятикратное превосходство в силах и средствах.

На рассвете 22 июня 1941 г. немецко-фашистские войска без объявления войны обрушили на нашу страну мощные удары авиации, артиллерии и танков. Внезапное и вероломное нападение поставило наши сухопутные войска, ВМФ и авиацию в тяжелое положение. Массированные удары, нанесенные немецкой авиацией по аэродромам, военным гарнизонам, железнодорожным узлам и населенным пунктам, в первые же часы войны привели к значительным потерям в людях, материальных средствах, военной технике, в том числе в самолетах. Было нарушено управление и связь между приграничными гарнизонами, объединениями и соединениями сухопутных войск и авиации. Немецко-фашистская авиация захватила инициативу действий в воздухе, и тем самым были созданы благоприятные условия танковым и моторизованным соединениям для быстрого вклинения и продвижения в глубь советской территории.

Враг напал на нашу страну в тот момент, когда в ВВС западных приграничных военных округов происходила реорганизация, перевооружение на новую технику, шло широкое строительство и реконструкция аэродромов. На вооружении авиационных частей имелось значительное количество устаревших типов самолетов.

*  *  *

В такой тяжелой и сложной обстановке советская авиация вынуждена была начать боевые действия. Ей пришлось выполнять одновременно несколько задач - вести ожесточенную борьбу с авиацией противника, наносить удары по его танковым и моторизованным колоннам, действовать по промышленным объектам и административно-политическим центрам фашистской Германии и вести воздушную разведку.

Личный состав частей и соединений ВВС, воспитанный Коммунистической партией, морально устойчивый и беспредельно преданный социалистической Родине, хорошо владеющий авиационной техникой, в ожесточенной схватке с сильным и опытным врагом проявлял высокое мужество, смелость и отвагу. В ходе оборонительных сражений сухопутных войск и вынужденного их отхода на ленинградском, московском и киевском направлениях наша авиация в течение лета и осени 1941 г. уничтожала и изматывала наступавшие вражеские войска и авиацию.

Зимой 1941/42 г. Красная Армия при активном содействии авиации нанесла под Москвой первое во второй мировой войне крупное поражение немецким войскам и отбросила их на запад до 350 км. В результате этой победы был окончательно сорван план "молниеносной" войны гитлеровского командования и развеяна легенда о непобедимости немецко-фашистской армии и ее авиации. В этой исторической битве под Москвой наша авиация оказала существенную поддержку сухопутным войскам, добилась господства в воздухе и во взаимодействии с войсками ПВО надежно обеспечила прикрытие столицы нашей Родины. Разгром немецко-фашистских войск под Москвой явился началом коренного поворота в ходе войны.

Последующие боевые действия авиации летом и осенью 1942 г. также проходили для нас в невыгодных условиях. Вооруженные силы США и Англии не вели активных боевых действий против Германии. Немецко-фашистские войска, используя это, большими силами развернули наступление против советских войск на южном крыле. Однако, несмотря на значительное превосходство противника в силах и средствах, сухопутные войска при содействии авиации в напряженных и продолжительных оборонительных сражениях сумели остановить его войска у берегов Волги, на Северном Кавказе и выиграть необходимое время для подготовки Красной Армии к переходу в решительное наступление.

Благодаря беспримерным усилиям тружеников советского тыла в период с декабря 1941 г. по декабрь 1942 г. выпуск новых типов самолетов увеличился в 3,3 раза, а авиадвигателей в 5,4 раза. Это позволило одновременно с восполнением потерь самолетов увеличить численность и улучшить качественный состав фронтовой авиации и с мая 1942 г. приступить к проведению коренной реорганизации - созда-нию воздушных армий фронтов, однородных авиадивизий и формированию авиакорпусов резерва Верховного Главнокомандования. В марте 1942 г. дальнебомбардировочная авиация была реорганизована в авиацию дальнего действия. Вновь созданная в начале войны, а затем усовершенствованная система формирования, комплектования авиационных частей и соединений, подготовки и переподготовки летного и технического состава позволила успешно выполнить мероприятия Верховного Главнокомандования по дальнейшему укреплению ВВС.

Одновременно с массовым поступлением новой авиационной техники и ее освоением командование, штабы, летный и технический состав ВВС приобрели опыт в организации и ведении боевых действий; фронтовая авиация стала проявлять значительно большую активность, усилила свои удары по войскам и аэродромам противника, на приморских направлениях действовала и морская авиация. Авиация дальнего действия наносила удары по объектам глубокого тыла и войскам на поле боя. К середине ноября 1942 г. были созданы необходимые предпосылки для коренного перелома в ходе войны в пользу Советского Союза.

Во втором периоде войны (19 ноября 1942 г. - декабрь 1943 г.) наши войска при активном содействии авиации окружили и разгромили трехсоттысячную группировку немецко-фашистских войск под Сталинградом, нанесли тяжелые потери немецким войскам в битве под Курском и затем освободили Левобережную Украину. Победа Красной Армии под Курском явилась одним из решающих событий, оказавших огромное влияние на успешный ход и исход Великой Отечественной и всей второй мировой войны.

В контрнаступлении под Сталинградом и в боях на Кубани советская авиация нанесла огромные потери немецко-фашистской авиации, а затем в битве под Курском она окончательно завоевала и прочно удерживала до конца войны господство в воздухе на всем советско-германском фронте, что обеспечивало в дальнейшем возможность осуществления сухопутными войсками наступательных операций одновременно на нескольких направлениях.

Самоотверженный труд советского народа в тылу в значительной степени способствовал успехам Советской Армии на фронтах войны. В 1943 г. наша промышленность выпустила 34 тыс., а в 1944 г. 40 тыс. самолетов. Поступление в большом количестве самолетов на фронт увеличивало самолетный парк военно-воздушных сил. Было достигнуто количественное и качественное превосходство в авиационной технике над противником.

Второй период войны для советских ВВС явился новой, более высокой ступенью развития оперативного искусства и тактики родов авиации, он был периодом накапливания и совершенствования боевого опыта летным, техническим и командным составом. Все это способствовало успешному применению авиации в операциях сухопутных войск, совершенствованию организации взаимодействия с ними, обеспечению гибкого управления авиационными частями и соединениями и более эффективному ведению борьбы с вражеской авиацией.

В третьем периоде войны, охватывающем операции Красной Армии в 1944 1945 гг., советские ВВС безраздельно господствовали в воздухе и оказали сухопутным войскам и военно-морскому флоту большую поддержку в достижении решающих побед над врагом. Этот период войны характерен привлечением к участию в наступательных операциях крупных сил авиации.

В годы минувшей войны советские Военно-воздушные силы прошли трудный, но славный боевой путь. Их личный состав успешно выполнил поставленные задачи, закалился в суровых боях и приобрел богатый опыт в организации, ведении и обеспечении боевых действий различных видов и родов авиации в сложных условиях обстановки.

Коммунистическая партия, Советское правительство, Верховное Главнокомандование по достоинству оценили боевые заслуги Военно-воздушных сил. Верховный Главнокомандующий Советскими Вооруженными Силами И. В. Сталин в приказе от 19 августа 1945 г. отмечал, что

"в Великой Отечественной войне советского народа против фашистской Германии наша авиация с честью выполнила свой долг перед Родиной. Славные соколы нашей Отчизны в ожесточенных воздушных сражениях разгромили хваленую немецкую авиацию, чем и обеспечили свободу действий для Красной Армии и избавили население нашей страны от вражеских бомбардировок с воздуха. Вместе со всей Красной Армией они наносили сокрушающие удары по врагу, уничтожая его живую силу и технику. Умелые действия нашей доблестной авиации постоянно способствовали успеху наземных войск и помогали добиться окончательного разгрома врага".

Настоящий труд является кратким военно-историческим очерком, посвященным боевым действиям Военно-воздушных сил в крупнейших операциях Великой Отечественной войны. Издание данного труда будет способствовать дальнейшему улучшению обучения и воспитания советских авиаторов и молодежи в духе беспредельной преданности Коммунистической партии и социалистической Родине, более глубокому изучению и использованию опыта минувшей войны, усилению пропаганды боевых традиций Военно-воздушных сил.

Часть первая.

Военно-воздушные силы в период отражения вероломного нападения фашистской Германии и борьбы за перелом в ходе войны

Глава 1.

Состояние советской и немецкой авиации к началу войны

Коммунистическая партия и Советское правительство, руководствуясь указаниями В. И. Ленина беречь "обороноспособность нашей страны и нашей Красной Армии, как зеницу ока..."{1}, постоянно проявляли заботу о повышении оборонной мощи социалистического государства и укреплении его Вооруженных Сил.

Большое внимание уделялось военно-воздушным силам. Правильно оценивалась их все возрастающая роль в вооруженной борьбе и учитывалась отсталость производственной базы, доставшейся нам в наследство от старой России. Исходя из этого, партия и правительство в предвоенные годы осуществили крупные мероприятия по созданию и развитию мощной авиационной промышленности, подготовке летных и технических кадров, развертыванию научно-исследовательской работы и организации конструкторских бюро.

К началу первой пятилетки на вооружении ВВС Красной Армии находились в основном самолеты отечественной постройки. В годы первой пятилетки начался выпуск отечественных конструкций самолетов всех типов. Авиационная промышленность в числе различных самолетов новых конструкций выпускала в достаточном количестве и тяжелые бомбардировщики ТБ-1 и ТБ-3, что позволило нам создать лучшую по тому времени в мире тяжелобомбардировочную авиацию, значительно увеличившую ударную мощь наших Военно-воздушных сил в целом.

Во второй пятилетке в области самолетостроения были достигнуты еще более значительные успехи. На вооружение ВВС были приняты новые типы самолетов: дальние бомбардировщики ДБ-3, фронтовые бомбардировщики СБ, истребители И-15 и И-16. Скорость и высота полета у них была в 1,5 - 2 раза больше, чем у старых типов самолетов. Дальность полета и бомбовая нагрузка бомбардировщиков возросла в 3 раза.

Авиационная промышленность увеличила выпуск самолетов, моторов и другой боевой техники за время второй пятилетки в 5,5 раза{2}. В результате этого общая численность боевых самолетов и количество авиаполков в составе ВВС выросли более чем вдвое{3}.

Бурное развитие отечественной авиационной техники дало возможность в 30-х годах осуществить серию крупных перелетов, в том числе межконтинентальных. Известные всему миру межконтинентальные перелеты В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова, А. В. Белякова; М. М. Громова, А.Б.Юмашева, С. А. Данилина; В. К. Коккинаки и А. М. Бряндинского были триумфом нашей отечественной авиационной техники и показателем высокого летного мастерства.

Высокие качества советской авиации демонстрировались на ежегодных парадах войск Красной Армии в Москве. Над Красной площадью в точно назначенные сроки одновременно пролетало по 400 - 600 самолетов. С отдельных аэродромов взлетало 100 и более машин. Иностранная пресса сообщала о четкости и точности вождения самолетов на этих парадах.

Однако в условиях бурного развития авиационной техники состоящие на вооружении самолеты быстро морально устаревали. Начавшаяся в 1939 г. вторая мировая война остро поставила вопрос с дальнейшем качественном улучшении нашего самолетного парка. В это время на вооружении ВВС военных округов в некоторых авиационных частях имелись устаревшие типы самолетов.

В истребительной авиации к числу устаревших самолетов относились И-16, И-153. Хотя они в последующем и модернизировались, но к началу войны все же уступали немецким истребителям по ряду тактико-технических данных, особенно по скорости полета и вертикальному маневру{4}.

Основным типом фронтового бомбардировщика являлся принятый на вооружение в 1934-1935 гг. самолет СБ, уступавший немецкому бомбардировщику Ю-88 и Хе-111 в максимальной скорости полета примерно на 50 км, а в бомбовой нагрузке и дальности полета в 2 раза.

Авиационная промышленность приступила к серийному строительству новых типов самолетов во второй половине 1940 г. и, естественно, не могла к началу войны выпустить необходимое количество истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков. Советские ВВС вступили в войну со следующими самолетами новых типов.

Истребители.

МиГ-3 - конструкции А. И. Микояна и М. И. Гуревича, Як-1 - конструкции А. С. Яковлева и ЛаГГ-3 - конструкции С. А. Лавочкина, В. П. Горбунова и М. И. Гудкова.

Самолет МиГ-3 был спроектирован как высотный скоростной перехватчик ПВО. Однако фактически среди новых типов истребителей к началу войны он являлся основным типом фронтового истребителя. Так, из имевшихся в западных приграничных округах 980 новых типов истребителей 886 были МиГ-3. По сравнению с другими типами советских истребителей этот самолет обладал большей высотностью и скоростью полета. Летный состав, овладевший самолетами МиГ-3, успешно вел воздушные бои с численно превосходящим противником.

Истребители Як-1 и ЛаГГ-3 по своей аэродинамике, мощности мотора и весовым показателям были вполне современными по тому времени{5}.

Все новые типы истребителей имели деревянную конструкцию, за исключением шасси, фюзеляжа самолета Як-1 (которые изготавливались из сваренных труб), узлов разъема и деталей управления. В последующих модификациях процент металлических деталей увеличивался.

Штурмовики.

Накануне войны на вооружение авиационных частей штурмовой авиации в небольшом количестве начал поступать одноместный бронированный штурмовик Ил-2 конструкции С. В. Ильюшина. Опыт его боевого применения уже в первые дни войны показал, что он является незаменимым средством для поддержки сухопутных войск с воздуха во всех видах боя и операции. Успех этого самолета обусловливался хорошей броневой защитой двигателя и кабины летчика, мощным пулеметно-пушечным и бомбардировочным вооружением, удачной компоновкой центральной и носовой части фюзеляжа, а также наличием мощного двигателя АМ-38 в 1600 л. с. Все это придавало ему такие качества, как высокую живучесть, хорошую маневренность и мощное огневое воздействие по наземным целям, столь необходимые при штурмовых действиях{6}.

В начале 1942 г. самолет ЛаГГ-3 был снят с производства, а затем модифицирован конструктором Лавочкиным путем замены двигателя М-105 на АШ-82, что позволило добиться высоких летных характеристик на последующих сериях самолетов Ла-5 и Ла-7. Таким образом, поступившие на вооружение ВВС Красной Армии перед войной фронтовые истребители Яковлева и Лавочкина в последующем в ходе войны непрерывно качественно улучшались.

Бомбардировщики.

Для дневных действий и бомбометания с пикирования в 1939 - 1940 гг. был построен фронтовой пикирующий бомбардировщик Пе-2 конструкции В. М. Петлякова, который по скорости мало уступал истребителям и превосходил немецкие бомбардировщики Хе-111 более чем на 100 км и Ю-88 - на 75 км. Эта быстроходность позволила ему действовать днем в течение всей войны. Однако к началу войны в частях фронтовой бомбардировочной авиации самолетов Пе-2 было еще мало. Другой фронтовой бомбардировщик был разработан конструкторским бюро А. Н. Туполева - самолет - 103", но до начала войны его испытание не было закончено{7}.

Ночным бомбардировщиком средней дальности был самолет Ил-4 модификация самолета ДБ-3 С. В. Ильюшина, разработанного еще в 1935 г. Для ночных действий он отвечал требованиям своего времени и являлся основным самолетом дальней авиации. Кроме самолета Ил-4 разрабатывались другие самолеты конструкторами Н. Н. Поликарповым, В. М. Мясищевым и В. Г. Ермолаевым. Тяжелый бомбардировщик дальнего действия Пе-8 конструкции В. М. Петлякова применялся для действий по объектам глубокого тыла противника. Для транспортных целей, связи с партизанами и частично для ночного бомбометания использовался самолет Ли-2.

Количественное соотношение родов авиации к началу войны выглядело следующим образом: в составе ВВС западных приграничных военных округов имелось 59% истребителей, 31% бомбардировщиков, 4,5% штурмовиков и более 5% разведчиков.

Неоценимый творческий труд вложили в освоение новых типов самолетов и в доведение их до необходимых летно-тактических и боевых норм замечательные летчики-испытатели В. П. Чкалов, Г. Ф. Байдуков, М. М. Громов, В. К. Коккинаки, А. Б. Юмашев, В. С. Степанчонок, С. П. Супрун, П. М. Стефановский, М. А. Нюхтиков, С. К. Туманский, Е. И. Кабанов, М. Ю. Алексеев, А. К. Серов, Г. П. Кравченко, А, С. Благовещенский и многие другие.

Наряду с созданием новых типов самолетов и авиадвигателей большое внимание уделялось совершенствованию и разработке новых образцов вооружения и специального оборудования. Были созданы пневматические и электрические спуски у оружия, автоматы регулирования температуры в системе авиадвигателей, новые типы боеприпасов, авиационные пушки 20-, 23- и 37-мм калибра; внедрялось реактивное оружие (уже в боях на Халхин-Голе на истребителях применялись реактивные снаряды); создавались новые радио и радионавигационные средства.

В марте 1941 г. было принято постановление правительства об оснащении самолетов и территории страны средствами самолетовождения в сложных метеорологических условиях.

Военно-воздушные силы подразделялись на дальнебомбардировочную авиацию Главного Командования, фронтовую, армейскую и войсковую авиацию. Кроме того, в составе военно-морского флота имелась морская авиация.

Дальнебомбардировочная авиация имела пять корпусов и две отдельные дивизий. ВВС округов состояли из ближне-бомбардировочных и истребительных дивизий. Полки всех родов авиации имели по штату 60 - 64 самолета. ВВС общевойсковых армий только начинали оформляться и состояли из смешанных дивизий. К началу войны лишь некоторые армии имели такие дивизии, а большинство авиационных дивизии находилось в распоряжении командующего войсками военного округа и составляло ВВС округа. Войсковая авиация была представлена отдельными корпусными эскадрильями и эскадрильями связи, которые подчинялись командирам стрелковых и механизированных корпусов.

На основе решения ЦК ВКП(б) и СНК СССР перестраивалась структура тыла ВВС в направлении обеспечения высокой маневренности частей и соединений в ходе боевых действий. Накануне войны в западных приграничных округах создавались районы авиационного базирования, включавшие в свои состав авиационные базы, которые имели по 4 - 5 батальонов аэродромного обслуживания и предназначались для осуществления материально-технического обеспечения строевых частей и соединений. Перестройку тыла ВВС предполагалось закончить к осени 1941 г.

Увеличение боевого состава военно-воздушных сил и начавшееся перевооружение на новые типы самолетов потребовали более интенсивной подготовки кадров летного и технического состава. В связи с этим количество авиационных школ значительно увеличилось. Это позволило в 1940 г подготовить и направить в части около 10 тыс. различных специалистов.

Подготовка кадров приобрела особенно большую актуальность с осени 1939 г. в условиях уже начавшейся второй мировой войны. В целях обеспечения ВВС кадрами в декабре 1940 г. был установлен новый принцип набора курсантов из очередных призывов в Красную Армию, что обеспечивало возрастающую потребность в комплектовании авиашкол.

За четыре месяца до начала Великой Отечественной войны было принято еще одно важное постановление партии и правительства, которым устанавливалась новая система подготовки кадров на период мирного и военного времени. Подготовку летчиков предусматривалось осуществлять в трех типах школ: в военных авиашколах первоначального обучения со сроком обучения в мирное время - четыре и в военное время - три месяца; в военных школах пилотов, где продолжительность учебы намечалась в мирное время девять и в военное время - шесть месяцев; в авиационных училищах со сроком обучения в мирное время - два и в военное время - один год. Штурманский состав готовился в авиационных школах стрелков-бомбардиров и в авиаучилищах. Кроме того, был создан ряд учебных заведений для повышения квалификации летного состава: курсы командиров эскадрилий, высшие школы авиационных штурманов.

Принимались также меры по улучшению и расширению подготовки руководящих авиационных кадров с высшим военным образованием. На протяжении многих лет эта подготовка проводилась только в Военно-воздушной академии имени профессора Н. Е. Жуковского и на авиационном отделении Военной академии имени М. В. Фрунзе. В марте 1940 г. на базе командного и штурманского факультетов академии имени Н. Е. Жуковского была создана Академия командного и штурманского состава ВВС{8}. Весной 1941 г. в Ленинграде открылась Военно-воздушная инженерная академия{9}. Одновременно в Ленинграде были организованы курсы усовершенствования инженерного состава (КУИНЖ), а также высшие тактические курсы по подготовке офицеров штабов. Таким образом, к началу войны авиационные кадры с высшим военным и техническим образованием готовились в трех авиационных и одной общевойсковой академиях, а политработники в Военно-политической академии имени В. И. Ленина.

Значительный вклад в строительство и усиление могущества советских ВВС внесло добровольное оборонное общество - Осоавиахим, которое вело пропаганду авиационных знаний среди широких масс трудящихся, активно содействовало подготовке авиационных кадров.

Работу оборонного значения среди населения организации Осоавиахима вели в тесном содружестве с ленинским комсомолом. Призыв IX съезда ВЛКСМ "Комсомолец - на самолет!" - вызвал все усиливающийся приток молодежи в авиационные клубы и кружки. Руками комсомольцев и молодежи в свободное от работы время были построены многие аэроклубы и спортивные аэродромы, в том числе Центральный аэроклуб СССР имени Чкалова.

Группы энтузиастов-общественников конструировали новые самолеты, планеры, парашюты, вели научные и практические работы по созданию ракетной техники. В Осоавиахиме начинали свою конструкторскую и научную деятельность многие известные конструкторы: О. К. Антонов, С. В. Ильюшин, А. С. Яковлев, ученые В. С. Пышнов, Ф. А. Цандер.

К 1940 г. Осоавиахим располагал 182 аэроклубами, 4 авиационными школами по подготовке инструкторов, 36 планерными и 12 авиационно-техническими клубами. Кроме того, на предприятиях, в колхозах, учреждениях и учебных заведениях страны развернулась широкая сеть авиационных кружков. За предвоенные годы в учебно-спортивных организациях Осоавиахима были подготовлены десятки тысяч летчиков, планеристов, парашютистов, авиационных техников. В кружках и клубах получили первичную подготовку многие летчики, прославленные в боях Великой Отечественной войны, - трижды Герои Советского Союза А. Покрышкин и И. Кожедуб, дважды Герои Советского Союза А. Молодчий, Н. Скоморохов, А. Боровых, Г. Речкалов, М. Одинцов, Г. Паршин.

Успешно решались и задачи боевой подготовки личного состава ВВС. До 1939 - 1940 гг. большинство авиационных полков было укомплектовано хорошо подготовленным летным и командным составом. Некоторые командиры авиационных звеньев, эскадрилий, полков и дивизий имели боевой опыт, полученный в Испании и Китае, на реке Халхин-Гол и в советско-финляндской войне. Летный состав практически обучался бомбометанию на полигонах, воздушной стрельбе, высотным и маршрутным полетам, действиям ночью и в сложных метеорологических условиях.

Уровень боевой подготовки авиационных частей в основном отвечал требованиям того времени. Основная масса экипажей фронтовых бомбардировщиков была подготовлена к самолетовождению по компасу и земным ориентирам и к бомбометанию с горизонтального полета днем в простых метеорологических условиях. Летный состав дальнебомбардировочной авиации был подготовлен к самолетовождению и бомбометанию ночью в простых метеорологических условиях. Некоторая часть ее экипажей имела боевой опыт действий в сложных метеоусловиях и ночью. В войне с Финляндией зимой 1939/40 г. успешно действовал особый авиаполк, укомплектованный экипажами мастерами слепого полета и бомбометания с пикирования. Этот полк вел непрерывные боевые действия днем и ночью в течение 63 суток из 70, в то время как другие авиачасти за этот же период по условиям погоды вели боевые действия только в течение шести - восьми дней. На опыте этого полка были разработаны система бортового и наземного оборудования, программы подготовки летного состава для полетов в сложных метеоусловиях и новое наставление по штурманской службе (НШС-40).

В связи с возросшей угрозой нападения на СССР ранее принятый план развития ВВС на третью пятилетку был пересмотрен в сторону сокращения сроков его выполнения. Предусматривалось увеличение общего количества боевых самолетов и намечалось вновь сформировать в 1941 г. более 100 авиационных полков. Осуществление предусмотренных этим постановлением мероприятий в основном намечалось на конец 1941 г. и частично на начало 1942 г.

В начале 1941 г. в соответствии с указанным постановлением началось формирование большого количества авиационных частей, на комплектование которых направлялись опытные летные и командные кадры из старых, хорошо подготовленных и сколоченных авиационных полков. Следует отметить, что не все вновь формируемые авиационные соединения и части к началу войны были полностью укомплектованы самолетами, летным и техническим составом. Поступавший же на их укомплектование молодой летный состав имел недостаточную подготовку, так как уже с конца 1940 г.- начала 1941 г. летные школы начали готовить летчиков по сокращенной программе, и имел небольшое количество часов налета.

Инженерный и технический состав ВВС имел уже некоторый опыт эксплуатации самолетов в боевой обстановке. Было разработано новое Наставление по эксплуатационно-технической службе ВВС Красной Армии (НЭТС-40), введенное в действие в октябре 1940 г. В нем систематизировалась вся сумма задач, решаемых инженерно-техническим составом в различных условиях подготовки и эксплуатации техники.

Переучивание инженерно-технического состава проходило непосредственно на авиационных заводах, в академии имени Н. Е. Жуковского и на курсах военно-технических школ. Значительная часть техников и младших специалистов осваивала новую авиационную технику в процессе ее эксплуатации в частях.

Проводились также мероприятия по расширению аэродромной сети, с тем чтобы обеспечить рассредоточенное базирование авиации, особенно в западных военных округах. Весной 1941 г. широко развернулись работы по строительству, расширению и реконструкции взлетно-посадочных полос более чем на 200 аэродромах, большая часть которых находилась в новой приграничной зоне, образовавшейся в результате воссоединения западных областей Белоруссии и Украины и вхождения в состав СССР Латвии, Литвы и Эстонии, где аэродромная сеть была слабо развита и не обеспечивала нормальных условий для базирования нашей авиации.

В связи с тем что аэродромов не хватало, некоторые авиационные соединения базировались скученно.

Решением правительства, которое учитывало опыт советско-финляндской войны, вся боевая авиация зимой 1940 - 1941 гг. была переведена на полеты в течение всего года с посадкой на колеса. Это потребовало перестройки обеспечения полетов в зимнее время.

Советская военная наука в довоенный период отводила большую роль военно-воздушным силам в будущей войне.

Взгляды на характер применения авиации основывались на положениях о достижении победы в бою, операции и войне в целом совместными усилиями всех родов и видов вооруженных сил.

Наступательная операция сухопутных войск преследовала решительные цели по разгрому противостоящих группировок противника и должна была проводиться на большую глубину.

Полевым уставом Красной Армии, изданным в июне 1941 г., предусматривалось предназначение авиационных соединений для взаимодействия с сухопутными войсками и военно-морским флотом и для ведения самостоятельных действий в интересах Главного Командования. Авиация считалась мощным средством поражения противника, уничтожения его авиации и разрушения важных объектов.

В глубоких наступательных операциях сухопутных войск ВВС должны были решать следующие задачи: завоевание господства в воздухе; содействие войскам в прорыве тактической зоны обороны и развитии успеха в оперативной глубине; прикрытие войск и объектов тыла; ведение борьбы с резервами противника; обеспечение высадки и поддержки воздушных десантов и ведение воздушной разведки.

Большое значение в ходе глубокой наступательной операции придавалось оперативным воздушным десантам, применение которых стало возможным благодаря наличию тяжелобомбардировочной, а затем дальнебомбардировочной авиации, используемой также и для десантирования войск и техники. Однако специального транспортного самолета в составе ВВС еще не было.

В предвоенных уставах бомбардировочной и истребительной авиации (1940 г.) были определены основные задачи, способы боевых действий, боевые порядки и способы управления для каждого рода авиации. Большое значение придавалось ведению воздушной разведки. В Полевом уставе 1941 г. записано:

"Авиация - одно из основных средств разведки, наблюдения за полем боя и связи".

Одновременно разрабатывались основы организации и ведения самостоятельных действий ВВС. В 1936 г. издается Временная инструкция по самостоятельным действиям Воздушных сил РККА. В ней указывалось, что

"боевая авиация благодаря мощи своего вооружения, скорости и большому радиусу действий может решать крупные оперативные задачи во все периоды войны".

Согласно этой инструкции Военно-воздушными силами в начальный период войны и в дальнейшем ее ходе должны проводиться воздушные операции по уничтожению авиации противника, разрушению военно-промышленных и административных центров, по срыву железнодорожных, морских и автомобильных перевозок. Воздушные операции должны проводиться тяжелыми бомбардировщиками авиационных армий особого назначения резерва Главного Командования (АОН), а после их расформирования предполагалось использовать корпуса дальнебомбардировочной авиации и ВВС фронтов.

В ряде изданных трудов и в периодической печати, исходя из материальных условий и возможностей авиационной техники, раскрывались содержание и порядок выполнения возлагаемых на авиацию задач в бою, операции и войне в целом. Много внимания уделялось разработке возможных способов борьбы за господство в воздухе. Большая заслуга в этом вопросе принадлежала комбригу А. Н. Лапчинскому, который в труде "Воздушная армия" сделал смелые и правильные прогнозы о возможном характере боевых действий ВВС в начальном периоде войны и, в частности, о борьбе за господство в воздухе. В данном труде указывалось:

"Авиация вошла в войну как мощный фактор наступления... сделала фронт борьбы очень глубоким и очень широким, но не заменила собой сухопутных сил"{10}.

В отдельных научных трудах, в журнале "Вестник Воздушного флота", в газете "Красная звезда" периода 1937 - 1941 гг. был опубликован ряд статей о новых формах и способах борьбы за господство в воздухе. В них развивались и конкретизировались положения уставов и наставлений о необходимости проведения в начальный период войны воздушных операций по единому плану на широком фронте и объединенными усилиями ВВС нескольких фронтов, о решающем значении первого удара по основным силам авиации противника, а также рассматривались другие вопросы оперативного применения ВВС. Значительный вклад в разработку вопросов теории оперативного искусства ВВС и тактики родов авиации внес профессорско-преподавательский состав военных академий, а также авиационные военачальники Ф. К. Арженухин, П. П. Ионов, С. А. Меженинов, Б. Л. Теплинский, В. В. Хрипин и другие.

С целью выработки единства взглядов на характер и способы боевых действий ВВС в операциях эти вопросы обсуждались на Главном Военном Совете Красной Армии. Так, на его заседании 29 декабря 1940 г. начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал П. В. Рычагов сделал доклад{11}, в котором указывал, что в наступательной операции фронта борьба с авиацией противника является важнейшей задачей, оказывающей влияние на успешные действия войск и работу органов тыла. При этом отмечалось, что завоевание господства в воздухе может быть достигнуто путем уничтожения вражеской авиации на ее аэродромах в сочетании с одновременными ударами по фронтовым базам, ремонтным органам, складам авиагорючего и боеприпасов и уничтожением авиации в воздушных боях. Одновременные массированные удары по основным аэродромам противника рассматривались как лучший способ уничтожения его авиации.

Оперативно-тактическая подготовка руководящего и начальствующего состава частей и соединений ВВС в 1936 - 1|940 гг.. проводилась в соответствии с основными положениями уставов, наставлений и инструкций о роли авиации и выполняемых ею задачах в ходе глубокой наступательной операции.

На авиационных учениях и маневрах, проводившихся в предвоенный период, практически отрабатывались вопросы применения авиации для выброски на самолетах воздушных десантов. Крупные воздушные десанты были применены в 1935 - 1936 гг. на учениях и маневрах войск Киевского, Белорусского и Московского военных округов.

В приказе Народного комиссара обороны об итогах боевой подготовки за 1936 г. отмечалось, что

"первый и труднейший этап авиадесантного дела - массовое освоение техники выброски - можно считать пройденным вполне удовлетворительно".

Таким образом, первые воздушные десанты утверждали возникновение нового рода войск - воздушно-десантных - и новой области применения авиации-десантирования войск и материальных средств по воздуху.

ЦК ВКП(б), Советское правительство проявляли неослабное внимание к идейно-политическому воспитанию личного состава, усилению партийно-политической работы в частях ВВС. В 1938 г. при Народном комиссаре обороны СССР был образован Главный Военный Совет, в работе которого принимали участие и представители ВВС. В конце 1939 г. в части ВВС было направлено около 100 политработников из числа летчиков, окончивших Военно-политическую академию имени В. И. Ленина и специально организованные курсы. В годы войны многие из них были назначены на должности командиров авиационных полков, дивизий и успешно проявили себя как зрелые единоначальники. Активизировалась деятельность политорганов и партийных организаций. Повысилось их влияние на все стороны боевой и политической подготовки авиачастей, особенно после XVIII съезда ВКП(б). Партийные организации окрепли, стали более полнокровными. К началу 1940 г. до 41% первичных партийных организаций ВВС насчитывали 50 и более коммунистов{12}. Коммунисты и комсомольцы в ВВС составляли до 60% личного состава{13}.

За 1940 г. количество партийных организаций в ВВС увеличилось на 17%, а комсомольских - на 38%. Среди офицерского состава ВВС было до 78% коммунистов. Коммунисты и комсомольцы занимали авангардную роль в боевой и политической подготовке личного состава авиации.

В предвоенные годы уделялось внимание подготовке войск к ведению боевых действий против сильного и хорошо вооруженного противника. Учитывая опыт боевых действий нашей армии у озера Хасан, на реке Халхин-Гол, с белофиннами и опыт начавшейся второй мировой войны, пленум ЦК ВКП(б) в марте 1940 г. сделал вывод о необходимости решительного улучшения боевой и политической подготовки войск и авиации. В августе Главным управлением политпропаганды была издана директива "О перестройке партийно-политической работы", в которой командиры, политические работники и партийные организации ориентировались на то, чтобы вся партийно-политическая работа в войсках носила боевой, наступательный характер, чтобы она решительно искореняла упрощенчество и условности в обучении и воспитании воинов, повышала дисциплину, организованность, поднимала авторитет командиров-единоначальников.

Главное управление политической пропаганды с помощью командиров и политработников авиационных соединений и частей обобщало опыт партийно-политической работы в войсках и авиации в период боевых действий на реке Халхин-Гол и в советско-финляндской войне.

В авиачастях, в том числе во время полетов, на аэродромах систематически выпускались боевые листки, повышалась авангардная роль коммунистов и комсомольцев. Широко было развито социалистическое соревнование, которое способствовало повышению качества боевой подготовки авиачастей.

В апреле 1940 г. в Военно-воздушных силах было проведено совещание по вопросам состояния боевой подготовки и аварийности в ВВС. На этом совещании принял участие руководящий состав от командиров авиационных соединений и выше.

Политические органы, партийные и комсомольские организации ВВС всю партийно-политическую работу направляли на оказание помощи командованию в повышении боеготовности авиачастей, морально-политического уровня авиаторов, укрепление воинской дисциплины, на борьбу с аварийностью, освоение новых самолетов, воспитание у личного состава чувства патриотизма и преданности социалистической Родине.

В предвоенные годы проводились многие мероприятия по увеличению численности и всестороннему укреплению ВВС. Эти мероприятия сыграли важную роль в повышении боеспособности ВВС. Советские летчики отличались высокими морально-политическими и боевыми качествами. Это было ярко продемонстрировано знаменитыми перелетами через Северный полюс в Америку экипажей В. П. Чкалова и М. М. Громова, подвигами летчиков в ходе гражданской войны в Испании, в боях на реке Халхин-Гол, успехами передовиков боевой подготовки в освоении новой авиационной техники.

К началу войны немецко-фашистская авиация обладала количественным и качественным превосходством над авиацией приграничных военных округов. Например, в полосе ВВС Западного Особого военного округа противник имел более чем полуторное превосходство в боевых самолетах. На направлениях главных ударов это превосходство было еще более значительным.

Авиационные полки приграничных военных округов жили буднями мирной учебы: проводили учебно-тренировочные полеты, изучали новые самолеты. Часть летчиков находилась в учебных центрах по переучиванию на новую авиационную технику. Таким образом, наша авиация приступила к отражению внезапного нападения агрессора в неблагоприятных условиях, находясь в стадии реорганизации, перевооружения и переучивания личного состава на новые типы самолетов.

*  *  *

Строительство воздушных сил фашистской Германии и основы их боевого применения исходили из авантюристической теории "молниеносной" войны. Официально считалось, что наличие мощных ВВС является одним из основных условий успешного ведения "молниеносной" войны. Поэтому немецкие военные руководители придавали первостепенное значение развитию авиации.

Были широко развернуты работы по созданию военной авиации. К 1935 1936 гг. появились опытные самолеты, развитие которых определило вооружение ВВС фашистской Германии в период второй мировой войны.

Истребители.

Основной фронтовой истребитель германских ВВС Ме-109 появился еще в 1935 г. Он принимал участие в гражданской войне в Испании и в последующем широко применялся в кампаниях и операциях второй мировой войны. В различных модификациях он находился на вооружении до 1945 г. Кроме Ме-109 на советско-германском фронте применялся также двухмоторный истребитель Ме-110. Но этот самолет использовался чаще всего для действий по наземным объектам.

Другие типы истребителей, в том числе самолет ФВ-190, ставший к концу войны одним из основных истребителей, появились в 1943 - 1944 гг. Вооружение самолетов состояло из пушек 20-мм на крыльях и двух пулеметов 7,9-мм, стреляющих через плоскость вращения винта. Впоследствии ставилась одна пушка 20-мм и даже 30-мм для стрельбы через втулку редуктора и два тяжелых пулемета 13-мм.

Штурмовики и фронтовые бомбардировщики.

Для штурмовых действий применялся частично бронированный самолет "Хеншель-129" и истребитель Ме-110, а затем истребитель-штурмовик "Фокке-Вульф-190".

Самолеты Ю-88 и Хе-111 на протяжении всей войны оставались основными фронтовыми бомбардировщиками и разведчиками. Бомбардировщик Дорнье До-215, близкий к Ю-88, но не приспособленный для пикирования, применялся в основном для разведки и действий ночью.

Тяжелые самолеты применялись в Германии только для выполнения специальных заданий, и численность их была невелика.

В некоторых операциях применялись транспортные самолеты и десантные планеры.

Германия проявила большое внимание к высотным разведчикам. Они конструировались как модификации разведчиков с установкой турбокомпрессоров, значительно повышающих высотность двигателей путем использования энергии выхлопных газов. Практиковалось также увеличение размаха крыльев. В итоге были достигнуты высоты 12 - 13 км.

В начале 1941 г. Германия имела 135 самолетостроительных и 35 моторостроительных заводов. Рост производственных мощностей ее авиапромышленности увеличивался быстрыми темпами. Если в 1933 г. в среднем ежемесячно выпускалось 20 самолетов, то в 1939 г. она произвела 3295 самолетов, а в 1940 г. около 10 тыс.{14}. Кроме того, начиная с 1940 г. на Германию работала вся авиапромышленность оккупированных ею стран Европы, которая имела 57 самолетостроительных и 17 моторостроительных заводов. Таким образом, к началу нападения на СССР в Германии имелась мощная авиапромышленность, производившая ежемесячно до 1000 самолетов, а ее ВВС имели 20700 самолетов, из них 10 980 боевых, находившихся в строевых частях{15}.

Наибольший удельный вес в составе немецких ВВС (57,8%) имела бомбардировочная авиация. Истребительная, и разведывательная авиация составляла соответственно 31,2% и 11%. Такое соотношение родов авиации обусловливалось стремлением противника наносить бомбардировщиками во взаимодействии с танками сильные удары по нашим войскам и авиации.

Следует отметить и такое немаловажное обстоятельство, что к началу нападения на СССР немецкая авиация обладала большим опытом, полученным в войне против Польши, Норвегии, Франции и Англии в период 1939 - 1940 гг.

В директиве No 21 от 18 декабря 1940 г. (план "Барбаросса") указывалось, что задача ВВС

"будет заключаться в том, чтобы по возможности парализовать и ликвидировать воздействие русской авиации, а также в том, чтобы поддерживать операции армии на ее решающих направлениях... В целях сосредоточения всех сил борьбы против неприятельской авиации и непосредственной поддержки армии не следует во время главных операций совершать нападения на оборонную промышленность"{16}.

В развитие плана "Барбаросса" в другой директиве от 31 января 1941 г. указывалось, что "на первом этапе операции ВВС должны сосредоточить все свои усилия на борьбе с авиацией противника и на непосредственной поддержке войск. Удары по промышленным центрам могут быть проведены не ранее, чем будут достигнуты оперативные цели, поставленные сухопутным войскам"{17}.

Военно-политическая обстановка к началу Великой Отечественной войны благоприятствовала Германии. Империалистические круги США и Англии поощряли агрессивные планы гитлеровцев. Выгодное стратегическое положение и отсутствие активных военных действий в Западной Европе позволили немецкому командованию вместе со своими Союзниками сосредоточить у западных границ СССР около 5 тыс. самолетов, в том числе до 1 тыс. самолетов Финляндии и Румынии. Авиация была сведена в четыре мощные группировки, соответственно ударным группировкам немецких войск. На территории Финляндии находились в боевой готовности 900 самолетов, в том числе 400 самолетов 5-го воздушного флота немцев и 500 самолетов финской авиации. В Восточной Пруссии находилось 1070 самолетов 1-го воздушного флота. На минском направлении было сосредоточено 1680 самолетов 2-го воздушного флота, на киевском направлении до 1300 самолетов, из них около 800 самолетов 4-го воздушного флота немцев и до 500 самолетов румынской авиации{18}.

Официальное объявление войны считалось гитлеровским правительством отжившей международной традицией. Война должна начинаться внезапно и мощным ударом с воздуха.

Согласно авантюристической теории "блицкриг" ("молниеносной" войны) авиации наряду с танками отводилась решающая роль в достижении победы. Первостепенное значение придавалось воздушной разведке, чтобы до начала войны иметь достоверные данные о всех объектах первого удара. Немецкие разведчики систематически вторгались в воздушное пространство нашей страны. За период 1 января - 21 июня 1941 г. они 152 раза нарушили государственную границу СССР{19}, выявили аэродромы, их состояние в приграничных районах, установили количество самолетов и сделали выводы о составе советских авиационных группировок на направлениях вторжения. Это в значительной мере способствовало успеху внезапного воздушного нападения противника на аэродромы советской авиации в первый день войны.

*  *  *

Коммунистическая партия и Советское правительство в предвоенные годы уделяли серьезное внимание развитию Военно-воздушных сил. Было начато формирование новых авиационных частей и соединений, советская авиационная промышленность приступила к выпуску новых типов самолетов. На проводимых учениях и маневрах умело применялись большие массы авиации. Однако полностью завершить мероприятия, проводившиеся для укрепления ВВС к началу войны, не удалось.

Военно-теоретические взгляды на применение военно-воздушных сил в войне и в операциях были на уровне требований того времени.

В целом советские Военно-воздушные силы, несмотря на имевшиеся недочеты, располагали большими возможностями по содействию своим сухопутным войскам в разгроме противника и выполнению самостоятельных задач.

Состояние немецкой авиации накануне нападения фашистской Германии на Советский Союз характеризовалось наличием на вооружении вполне современных по тому времени самолетов и большими возможностями авиационной промышленности по их выпуску, а также имевшимся у основной массы летного состава боевым опытом.

Взгляды немцев на роль и характер применения авиации в операциях и в войне в целом вытекали из авантюристической теории "молниеносной" войны. Это привело к переоценке немецко-фашистским командованием роли своих ВВС в войне и к недооценке сил и возможностей советской авиации.

Глава 2.

Авиация в летних операциях 1941 г.

На рассвете 22 июня 1941 г. многомиллионная армия фашистской Германии вероломно напала на Советский Союз. Удар громадной силы внезапно обрушился на наши сухопутные войска, аэродромы, железнодорожные узлы, военно-морские базы и города, расположенные в приграничной зоне. После мощной артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска вторглись на территорию СССР. На огромном пространстве от Балтийского до Черного моря развернулись невиданные по своему размаху ожесточенные кровопролитные сражения.

Для захвата господства в воздухе гитлеровское командование выделило более 50% всех сил своей авиации. 22 июня свыше 1 тыс. немецких бомбардировщиков подвергали неоднократным налетам 66 наших аэродромов, на которых базировались основные силы авиации западных приграничных округов. В первую очередь были подвергнуты атакам те аэродромы, на которых располагались авиационные полки, вооруженные самолетами новых типов. Одновременно немецкие истребители вели борьбу с нашими самолетами в воздухе, а также подавляли средства ПВО аэродромов.

В результате внезапных массированных ударов по нашим аэродромам и ожесточенных воздушных боев ВВС западных округов в первый день войны потеряли около 1200 самолетов, в том числе 800 было уничтожено на аэродромах{20}.

Однако попытки врага полностью разгромить советскую авиацию и подавить волю наших летчиков к сопротивлению не увенчались успехом. Опыт борьбы с авиацией, полученный немецкими летчиками в войне с Польшей, Францией, Бельгией и в воздушных боях над Англией, не оправдал всех надежд гитлеровского командования. Несмотря на трудности и сложность обстановки, советские летчики мужественно вступили в борьбу с фашистской авиацией. В первый день войны наши ВВС совершили около 6 тыс. самолето-вылетов и уничтожили в воздушных боях более 200 вражеских самолетов{21}.

"Несмотря на достигнутую немцами внезапность,- признают фашистские офицеры и генералы,- русские сумели найти время и силы для оказания решительного сопротивления"{22}.

Общие боевые задачи ВВС фронтов были определены в приказе Наркома обороны, который поступил в авиасоединения в 7 часов 15 минут 22 июня{23}. Главной задачей наших ВВС ставилась борьба с авиацией противника. Однако быстрое и глубокое вклинение немецких войск в пределы нашей территории вынудило советское командование изменить первоначальное решение и направить основные усилия фронтовой и дальнебомбардировочной авиации на уничтожение танковых и мотомеханизированных колонн противника и поддержку своих оборонявшихся войск. Кроме того, дальнебомбардировочная авиация стала наносить удары по железнодорожным объектам и военно-промышленным центрам врага в глубоком тылу.

Боевые действия наших ВВС (командующий генерал П. Ф. Жигарев) начались почти одновременно на всем советско-германском фронте, но протекали в различных условиях.

Части ВВС Северо-Западного фронта (командующий генерал А. П. Ионов{24}, заместитель по политической части полковой комиссар И. В. Машнин, начальник штаба комбриг С. С. Крупин) в ночь на 22 июня проводили учебно-тренировочные полеты. Утром, когда полеты были закончены и технический состав приступил к осмотру и подготовке авиационной техники, в воздухе появились немецкие бомбардировщики. Несмотря на внезапность нападения, противнику не удалось нанести нашей авиации существенных потерь на аэродромах и в воздухе.

К активным боевым действиям авиация приступила в 10 - 11 часов. Бомбардировщики и штурмовики группами по 10 - 18 самолетов начали наносить удары по танковым колоннам противника в районах Тильзит, Таураге, Полукне и переправам на реке Неман. Истребительная авиация стала вести борьбу с фашистскими бомбардировщиками. В течение первого дня войны ВВС фронта совершили 2 тыс. самолето-вылетов. В воздушных боях советские летчики уничтожили более 20 вражеских самолетов{25}.

Несмотря на упорное и героическое сопротивление советских войск и авиации, танковым и моторизованным дивизиям противника удалось в первый день войны вторгнуться на советскую территорию на 20 - 50 км. Под угрозой захвата оказались многие аэродромы. И наши авиачасти вынуждены были перебазироваться на восток в район Митава, Двинск.

Стремясь задержать наступление противника, войска Северо-Западного фронта по указанию Ставки ВГК 23 - 25 июня нанесли контрудар на шяуляйско-тильзитском направлении. Для поддержки контратакующих войск привлекалась почти вся авиация фронта и 1-й корпус дальнебомбардировочной авиации. В течение трех суток в этом районе шли ожесточенные бои на земле и в воздухе.

Советские летчики уничтожали немецкие танки и живую силу на поле боя, прикрывали войска 8-й и 11-й армий, а также части 12-го и 3-го механизированных корпусов от ударов вражеских самолетов, бомбардировали железнодорожные узлы, станции и подходившие резервы. Для выполнения этих задач наши летчики совершили более 2100 самолето-вылетов. Однако усилия советской авиации в те дни распылялись на широком фронте, не массировались на главных направлениях, с сухопутными войсками авиация устойчивой связи не имела. Все это привело к недостаточно высокой эффективности ее действий. Кроме того, нашим истребителям не удалось непрерывно и надежно прикрыть с воздуха ударные группировки сухопутных войск, которые от налетов вражеских бомбардировщиков понесли серьезные потери.

После упорных и кровопролитных боев с превосходящими силами врага войска фронта вынуждены были отходить на северо-восток. Захватив инициативу, противник к 10 июля вторгся на псковско-ленинградском направлении до 500 км.

За первые 18 дней войны ВВС Северо-Западного фронта совершили более 8 тыс. самолето-вылетов и нанесли врагу значительные потери в живой силе и боевой технике. Но в ожесточенных сражениях наша авиация понесла также тяжелый урон.

Еще более сложная воздушная обстановка сложилась в полосе Западного фронта. На этом важнейшем стратегическом направлении немецкие бомбардировщики подвергли интенсивным ударам с воздуха 26 наших аэродромов, на которых базировались наиболее подготовленные и боеспособные истребительные авиационные полки, осваивавшие новые типы самолетов (МиГ-3 и Як-1). Отдельные аэродромы (Тарново, Долубово), расположенные в непосредственной близости от государственной границы, были обстреляны даже тяжелыми орудиями полевой артиллерии врага.

Несмотря на весьма сложную обстановку, ВВС фронта героически сражались с врагом и совершили 22 июня 1900 самолето-вылетов. Бомбардировочные соединения наносили удары по немецкой авиации на аэродромах Соколув, Седлец, Луков, Бяла Подляска, а также по скоплениям танковых колонн врага в районах Цехановец, Константинув, Августов, Сувалки. Истребительная авиация фронта отражала многочисленные налеты фашистских бомбардировщиков и уничтожила за день более 100 немецких самолетов.

Отражая внезапное нападение фашистов, советские летчики вели боевые действия с большим напряжением, проявляя мужество и отвагу. Командир эскадрильи 127-го истребительного авиационного полка старший лейтенант И. И. Дроздов совершил в первый день войны пять боевых вылетов и в воздушных боях уничтожил два немецких самолета, а старший политрук А. А. Артемьев произвел девять вылетов и уничтожил три самолета. Многие советские летчики, когда все средства борьбы были уже израсходованы, смело и решительно шли на таран, чтобы только не допустить врага к прикрываемым объектам и сухопутным войскам. 22 июня на Западном фронте тараны применили заместитель командира эскадрильи 123-го истребительного авиационного полка лейтенант П. С. Рябцев, заместитель командира эскадрильи по политчасти старший политрук А. С. Данилов, летчик младший лейтенант Д. В. Кокорев.

В последующие дни приграничных сражений основные усилия авиации фронта сосредоточивались на уничтожение мощной танковой группировки противника в сувалкинском выступе.

Отдельные удары бомбардировщиков по войскам противника, находившимся на дорогах и в местах их сосредоточения, были весьма успешными. Так, 24 июня экипажи 13-й бомбардировочной дивизии под командованием генерала Ф. П. Полынина удачно атаковали колонну немецких танков в районе Грудопль, Пиловиды, Иванцевичи. Удар был нанесен последовательно тремя девятками в тот момент, когда танковые части сосредоточились у переправы через реку Шара. Противник, не ожидавший налетов с воздуха, потерял много танков и солдат.

25 июня в период нанесения контрудара частями наших 11-го и 6-го механизированных корпусов в районе Гродно авиационные полки 12-й и 13-й бомбардировочных авиационных дивизий, 43-й истребительной авиационной дивизии и 3-го корпуса дальнебомбардировочной авиации совершили 780 самолето-вылетов и уничтожили около 30 танков, 16 орудий и до 60 автомашин с живой силой врага.

Борьба с авиацией противника в этот период отличалась непрерывными, и ожесточенными воздушными боями. Немецкие бомбардировщики продолжали наносить удары по аэродромам базирования нашей авиации. Однако в результате возросшего противодействия советских истребителей, рассредоточенного базирования авиационных частей, маскировки самолетов потери на аэродромах значительно снизились.

Несмотря на тяжелую обстановку, ВВС Западного фронта совершили за первые 18 дней войны около 7 тыс. самолето-вылетов, нанесли значительные потери противнику, а также получили боевой опыт, что позволяло усилить противодействие врагу на земле и в воздухе.

На Юго-Западном фронте (командующий ВВС генерал Е. С. Птухин, с июля 1941 г. генерал Ф. А. Астахов, заместитель по политической части дивизионный комиссар И.С.Гальцев, начальник штаба генерал Н. А. Ласкин) вторжение вражеской авиации в воздушное пространство было встречено подразделениями истребительной авиации, поднятыми в воздух по боевой тревоге. В первых же воздушных боях наши летчики сбили несколько самолетов, рассеяли часть групп немецких бомбардировщиков. Однако полностью сорвать их действия не удалось. Подвергнув ударам 23 аэродрома ВВС фронта, противник вывел из строя около 200 наших самолетов.

Авиационные соединения получили боевую задачу в 10 часов утра и приступили к боевым действиям во второй половине дня 22 июня. Фронтовые бомбардировщики полковыми группами нанесли несколько ударов по танковым колоннам врага в районе Грубешув, Устилуг, совершив 240 самолето-вылетов. Летчики же истребительной авиации вели напряженные воздушные бои с момента нападения противника. В 4 часа 25 минут в воздушном бою, израсходовав боеприпасы, командир звена 46-го истребительного авиационного полка старший лейтенант И. И. Иванов применил таран и сбил бомбардировщик врага. Этот подвиг был совершен в районе Жолква, недалеко от того места, где в августе 1914 г. знаменитый русский летчик П. Н. Нестеров применил в воздушном бою первый в истории авиации таранный удар. 2 августа 1941 г. старшему лейтенанту И. И. Иванову было присвоено звание Героя Советского Союза. В тот же день на Юго-Западном фронте фашистский самолет таранил и летчик-истребитель младший лейтенант Л. Т. Бутелин.

Всего за первые 18 дней войны ВВС Юго-Западного фронта произвели около 10 тыс. самолето-вылетов, оказали помощь сухопутным войскам в уничтожении противника и сдерживании его наступления.

ВВС Южного фронта начали боевые действия в менее сложной воздушной обстановке (командующий ВВС генерал Ф. Г. Мичугин, заместитель по политической части бригадный комиссар В. И. Алексеев, начальник штаба генерал А. З. Устинов). За несколько дней до начала войны командование Одесского военного округа проверяло боеготовность своих войск и авиации. В связи с этим авиационные части перебазировались на полевые оперативные аэродромы, на которых самолеты были рассредоточены и замаскированы, а летный состав находился в повышенной боевой готовности. В истребительных авиационных полках было организовано дежурство звеньев, отработаны мероприятия по оповещению личного состава. Штаб ВВС военного округа перебазировался из Одессы в Тирасполь, откуда успел организовать связь с подчиненными соединениями.

Благодаря этим мероприятиям летчики-истребители встретили нападение немецкой авиации своевременно и организованно, оказав ей упорное сопротивление и нанеся врагу значительные потери. Налеты немецких бомбардировщиков на аэродромы ВВС фронта оказались малоэффективными. Атаковав шесть, в основном пустых или ложных, аэродромов, противник вывел из строя 6 наших самолетов, а сам потерял 30 бомбардировщиков.

Однако временная потеря связи и управления авиачастями имела место и в штабе ВВС Южного фронта. Но командиры авиационных полков, не дожидаясь получения приказа на боевые действия свыше, своевременно принимали решения на отражение налетов немецкой авиации. Такое решение, например, принял командир 67-го истребительного авиационного полка майор Б. А. Рудаков. Под его командованием летчики в первый же день войны совершили 117 боевых вылетов и успешно отразили 4 налета бомбардировщиков противника. В воздушных боях они уничтожили 13 самолетов, а сами потеряли всего 2 истребителя. В этих боях особенно отличился, проявив героизм, командир звена старший лейтенант А. И. Мокляк, который огнем пулеметов сбил два немецких самолета, а третий таранил.

Разумную инициативу и смелые действия проявил и командир 55-го истребительного авиационного полка подполковник В. П. Иванов. С получением сигнала с поста ВНОС о нарушении вражескими самолетами государственной границы и приближении к аэродрому 20 бомбардировщиков и 18 истребителей он немедленно поднял в воздух дежурную авиаэскадрилью в составе восьми самолетов МиГ-3. Стремительно атаковав противника, летчики рассеяли немецких бомбардировщиков, вынудив их, не достигнув цели, в беспорядке сбросить бомбы. Поднявшиеся по тревоге остальные летчики полка смело вступили в бой и обратили противника в бегство. Лишь отдельным прорвавшимся бомбардировщикам удалось незначительно повредить три наших самолета и поджечь склад с авиабензином. Командование Южного фронта основные усилия авиации сосредоточило для действий по войскам противника, вторгшимся на нашу территорию. Первые штурмовые удары были нанесены по переправам через реку Прут и колоннам вражеских войск. Эффективные действия нашей авиации причиняли противнику значительные потери в живой силе и боевой технике.

"Командование и бойцы, - указывалось в телеграмме Военного совета 9-й армии,- приносят товарищескую благодарность летчикам 21-й смешанной авиационной дивизии (командир полковник Д. П. Галунов) и ночному бомбардировочному полку, которым командует подполковник Ф. П. Котляр, за активную помощь в уничтожении противника. Благодаря отличным действиям авиации противник, который вторгся в пределы нашей земли, был настолько деморализован, что вынужден был поспешно отойти, беспощадно уничтожаемый метким огнем летчиков"{27}.

Всего за первые 18 дней войны ВВС Южного фронта совершили более 5 тыс. самолето-вылетов, в воздушных боях и на аэродромах они уничтожили 238 самолетов противника{28}. За это время самолетный парк фронта сократился незначительно, с учетом пополнения он имел 734 самолета{29}.

На северном крыле советско-германского фронта войска противника перешли в наступление на седьмой день войны (29 июня). Однако наша авиация начала свои боевые действия на этом направлении на третий день войны.

25 июня по указанию Ставки ВГК ВВС Северного фронта (командующий генерал А. А. Новиков, заместитель по политической части бригадный комиссар Ф. И. Усатый, начальник штаба генерал А. П. Некрасов) совместно с ВВС Краснознаменного Балтийского флота (командующий генерал В. В. Ермаченков) и ВВС Северного флота (командующий генерал А. А. Кузнецов) нанесли массированный удар по 19 аэродромам Финляндии и Северной Норвегии, где базировались авиачасти 5-го воздушного флота Германии и ВВС Финляндии. Цель удара заключалась в том, чтобы ослабить северную авиационную группировку противника и сорвать ее налеты на Ленинград.

Бомбардировочному удару нашей авиации предшествовала тщательная воздушная разведка, которая вскрыла состав базировавшейся авиации врага и расположение стоянок самолетов на аэродромах. Рано утром 236 бомбардировщиков и 224 истребителя вышли точно на заданные цели. Противник, застигнутый врасплох, не сумел оказать организованного противодействия. Наши летчики беспрепятственно произвели бомбометание по стоянкам самолетов, складам горючего и боеприпасов. В результате первого же налета был уничтожен и поврежден 41 вражеский самолет. Наша авиация боевых потерь не имела.

В последующие шесть дней по этим же аэродромам было нанесено еще несколько эффективных ударов. По данным воздушного фотоконтроля, наши летчики вывели из строя в общей сложности более 130 самолетов{30}.

Бомбардировщики 2, 41, 55 и 5-й смешанных авиационных дивизий активно бомбили войска на поле боя и подходящие из глубины резервы. С целью нарушения перевозки и маневра вражеских войск авиация фронта с 1 по 5 июля под- вергла бомбардировке финские порты Ботнического залива, наиболее важные мосты, дамбы, электростанции и участки железных дорог. Успешные налеты по этим объектам нарушили железнодорожное движение и вместе с тем задержали перегруппировку войск противника, готовившихся для наступления.

В начале июля два полка 2-й смешанной авиационной дивизии (командир полковник П. П. Архангельский) были передислоцированы со Старо-Русского аэроузла для действий в полосе Северо-Западного фронта, где создалась весьма напряженная обстановка. Выполняя задачи в сложных метеоусловиях и без прикрытия истребителей, бомбардировщики этих полков на самолетах СБ за четыре дня боев совершили свыше 530 боевых вылетов, сбросив на врага 250 тонн бомб и нанеся ему значительные потери. Несколько позже на этот участок фронта были перебазированы еще две дивизии (41-я смешанная и 39-я истребительная) ВВС Северного фронта, которые поддерживали войска, оборонявшиеся на рубеже реки Великая.

Одновременно на ленинградском направлении велись активные боевые действия наших истребителей по уничтожению вражеских самолетов в воздухе. Первая встреча с фашистскими самолетами произошла здесь 23 июня. В этот день лейтенант А. В. Чирков перехватил и уничтожил воздушного разведчика, а на следующий день открыл счет сбитых фашистских самолетов старший лейтенант П. А. Покрышев. Вскоре прогремела слава о ленинградских летчиках младших лейтенантах С. И. Здоровцеве и П. Т. Харитонове, таранивших немецкие бомбардировщики, и о младшем лейтенанте М. П. Жукове, сбившем несколько вражеских самолетов. 8 июля 1941 г. М. П. Жуков, С. И. Здоровцев и П. Т. Харитонов первыми в Великой Отечественной войне были удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

Всего за первые 18 дней войны ВВС Северного фронта совершили около 10 тыс. самолето-вылетов{31}. К 10 июля в частях и соединениях фронта насчитывалось 837 боевых самолетов.

Наряду с фронтовой авиацией активно уничтожали врага экипажи авиационных корпусов дальнебомбардировочной авиации. В первые три дня войны дальние бомбардировщики подвергли ударам военно-промышленные объекты в городах Кенигсберг, Данциг, Бухарест, Констанца, Плоешти.

Налеты дальней авиации причинили противнику значительный ущерб. Кроме того, они вынуждали гитлеровское командование держать крупные силы зенитной артиллерии и истребительной авиации ПВО для прикрытия своих тыловых объектов. Эти налеты имели большое морально-политическое значение, так как разоблачали лживое утверждение гитлеровской пропаганды о полном уничтожении советских ВВС.

В дальнейшем, в связи с быстрым продвижением немецких войск в глубь нашей страны, авиационные корпуса дальнебомбардировочной авиации действовали преимущественно по мотомехчастям и танковым колоннам врага, войскам на поле боя, нанося противнику большие потери и тем самым замедляя темпы его наступления. Для выполнения этой задачи за первые 18 дней войны соединения дальнебомбардировочной авиации совершили 2112 самолето-вылетов (95% всех самолето-вылетов).

Яркий пример бесстрашия и беззаветного служения Родине показал экипаж дальнего бомбардировщика под командованием командира авиаэскадрильи капитана Н. Ф. Гастелло. При нанесении удара по немецкой мотомеханизированной колонне на участке дороги Молодечно - Родошкевичи 26 июня 1941 г. его самолет Ил-4 был подбит зенитной артиллерией. Спасти самолет не было возможности, оставить его и спуститься на парашюте - значит попасть в руки озверелого врага. Объятый пламенем самолет был направлен в скопление войск и боевой техники врага. За беспримерный героический подвиг капитан Н. Ф. Гастелло посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, а его имя навечно занесено в списки 207-го дальнебомбардировочного авиационного полка. Штурман самолета лейтенант Г. Н. Скоробогатый, воздушный стрелок-радист лейтенант А. А. Бурденюк и воздушный стрелок старший сержант А. А. Калинин были посмертно награждены орденами СССР.

Авиация военно-морского флота с первого дня войны также была привлечена для борьбы с наступавшими войсками противника на приморских направлениях.

Таким образом, в первые 18 дней войны для отражения нападения врага и поддержки наших войск привлекалась вся советская авиация, которая совершила более 47 тыс. самолето-вылетов, в том числе 45 тыс. произвели ВВС.

Основные усилия авиации - 47% всех боевых вылетов - были направлены на поддержку сухопутных войск, что отвечало условиям сложившейся обстановки на земле. В качестве средств поражения применялись фугасные и осколочные бомбы малого и среднего калибра, а также пулеметный огонь и реактивные снаряды. Главными объектами действий нашей авиации были танки, артиллерия и минометы, находившиеся на огневых позициях, танковые и моторизованные колонны, скопления автотранспорта, переправы, резервы и живая сила врага на поле боя.

Начиная с июля наши ВВС стали более активно действовать по вражеским аэродромам. В начале этого месяца командующий ВВС приказал командующим ВВС Северного, Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов с привлечением корпусов дальнебомбардировочной авиации нанести удары по 31 аэродрому противника. И лишь неблагоприятные метеоусловия не позволили осуществить полностью этот широкий замысел. Ударам подверглись только несколько аэродромов, главным образом в полосе Западного фронта.

Через пять дней после этого по аэродромам противника были нанесены удары одновременно почти на всем советско-германском фронте. Накануне всеми видами разведки было установлено, что утром 8 июля немецкая авиация готовится совершить налет на наши аэродромы. В связи с этим Ставка ВГК потребовала от командующих войсками фронтов нанести упреждающий удар по немецким аэродромам. На рассвете 8 июля соединения дальнебомбардировочной авиации и ВВС пяти фронтов нанесли бомбо-штурмовые удары по 40 аэродромам. Только ВВС Западного фронта сожгли и повредили 54 немецких самолета{32}.

Всего за первые 18 дней войны ВВС фронтов для действий по аэродромам противника совершили более 1 тыс. самолето-вылетов и вывели из строя 348 вражеских самолетов, 752 самолета были уничтожены в воздушных боях.

В трудных условиях начального периода войны партия, правительство и Верховное Главнокомандование провели многие мероприятия по укреплению Военно-воздушных сил. На базе ВВС приграничных военных округов создаются ВВС фронтов. С целью координации их усилий 10 июля были образованы главные командования ВВС Северо-Западного, Западного и Юго-Западного направлений. Приказом Ставки ВГК от 29 июня вместо начальника управления ВВС Красной Армии была учреждена должность командующего ВВС Красной Армии с правами заместителя Народного комиссара обороны. На эту должность был назначен генерал П. Ф. Жигарев, при нем был создан Военный совет и штаб. С 23 июня 1941 г. авиация Гражданского воздушного флота была передана в оперативное подчинение Наркома обороны. Из ГВФ создавались авиационные части, подразделения и отряды, которые направлялись в состав ВВС фронтов.

Для переучивания летного состава на новую технику и всесторонней подготовки его к боевым действиям создавались запасные авиационные полки и бригады. Во внутренних военных округах спешно формировались и направлялись на фронт новые авиационные части и соединения.

Одновременно Ставкой ВГК, Генеральным штабом и командованием ВВС Красной Армии были предприняты меры по устранению выявленных недочетов в организации, ведении и обеспечении боевых действий авиации.

В целях снижения потерь в самолетах в начале июля 1941 г. авиацию стали применять преимущественно на больших высотах и ночью. В дневное время на средних высотах использовать дальних бомбардировщиков под надежным прикрытием истребителей и после подавления зенитной артиллерии противника.

Стремясь усилить поддержку войск и повысить эффективность ударов по врагу, Ставка ВГК потребовала от командования ВВС "уничтожать танки, живую силу, бензоемкости, авиационные базы и самолеты на аэродромах огнеметанием с воздуха". В директиве указывалось:

"Немедленно организовать удар по главным и самым опасным группировкам противника с воздуха подразделениями самолетов, снаряженных гранулированным фосфором, термитными шарами, а также ампулами с горючей смесью..."

Обобщив опыт первых двух недель войны, командующий ВВС Красной Армии издал 9 июля директиву, в которой требовал от командования ВВС фронтов:

"При базировании авиации на аэродромах иметь на каждом из них не более 9 - 12 самолетов. После посадки самолеты немедленно рассредоточивать на полевых площадках, маскировать и отводить в укрытия. Для летно-технического состава вырыть щели. Установить строжайшую маскировочную дисциплину на аэродромах, не допуская открытого хождений по летному полю, езды на автомобилях"{33}.

Там же указывались мероприятия по улучшению службы воздушного наблюдения, оповещения и связи, повышению боевой готовности зенитных средств и истребителей к отражению нападения воздушного противника. Выполнение требований этой директивы дало положительные результаты. Потери наших самолетов от ударов вражеской авиации на аэродромах снизились.

В первые же дни войны Коммунистическая партия еще шире развернула в Красной Армии партийно-политическую и воспитательную работу. В Военно-воздушные силы были направлены многие ответственные и опытные партийные руководители. Политорганы совместно с партийными и комсомольскими организациями авиационных частей и соединений оказывали повседневную помощь командирам в борьбе с отдельными элементами благодушия и беспечности; доводили до глубокого сознания всех авиаторов нависшую смертельную опасность над нашей Родиной, помогали им лучше организовывать боевые действия. Все это благотворно сказывалось на повышении боеспособности авиации. Морально-политическое состояние наших авиаторов было высоким. В тяжелых условиях обстановки, в многочисленных боях с врагом советские летчики ежедневно совершали героические подвиги. Лучшие воины-авиаторы: летчики, штурманы, воздушные стрелки, инженеры, техники, специалисты авиационного тыла - подавали заявления с просьбой о приеме их в ленинскую партию, выражая сыновнюю любовь к Родине. Так, с 22 июня по 8 июля 1941 г. в 18-й дальнебомбардировочной авиационной дивизии было принято в ряды партии 70 человек{34}, в 55-й смешанной авиационной дивизии - 68{35}, в 5-й смешанной авиационной дивизии - 98 человек{36}. Рост численности партийных организаций ВВС демонстрировал неразрывную связь Коммунистической партии с народными массами страны. Вместе с комсомольцами члены партии составляли тогда от 65 до 85% личного состава авиационных частей{37}.

*  *  *

В период с 10 июля по 30 сентября наша авиация прикрывала и поддерживала сухопутные войска во всех оборонительных операциях, проводившихся Красной Армией с целью остановить наступление противника, измотать и обескровить его ударные группировки и сорвать план "молниеносной" войны.

На северо-западном направлении немецкие войска группы армий "Север" после выхода на рубеж Псков, Остров, Опочка, Идрица стремились во взаимодействии с финскими войсками овладеть Ленинградом. Противник имел четырехкратное превосходство по орудиям и минометам, двойное по пехоте и полуторное по танкам и авиации. Его авиационная группировка насчитывала 1900 самолетов, из которых более 1200 действовали непосредственно под Ленинградом. Группировка нашей авиации состояла из ВВС Северного и Северо-Западного фронтов, ВВС Балтийского флота и 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО и имела 1300 в основном устаревших самолетов.

Чтобы лучше применять имевшиеся силы нашей авиации и оказать более эффективное воздействие на врага, Ставка ВГК оперативно подчинила ВВС фронтов и морского флота, а также 7-й истребительный авиационный корпус ПВО командующему ВВС Северо-Западного направления генералу А. А. Новикову, который координировал действия авиационных соединений и направлял их основные усилия на решение главных задач.

Оборонительные бои наших войск на дальних подступах к Ленинграду начались 11 июля. Танковые и моторизованные дивизии противника при поддержке авиации перешли в наступление одновременно на лужском, новгородском, олонецком и петрозаводском направлениях. Но наибольшую опасность представляли вражеские войска, которые, продвигаясь на Лугу и Новгород, пытались кратчайшим путем прорваться к Ленинграду. В связи с этим около 70% всех сил нашей авиационной группировки было сосредоточено на борьбу с противником именно на этих направлениях.

Действуя эскадрильями и звеньями, бомбардировщики и истребители наносили удары по колоннам войск на дорогах, разрушали их переправы на реке Луга, уничтожали танки и живую силу врага на поле боя. Только 11 и 12 июля советские летчики вывели из строя на лужском направлении до 15 танков, сожгли более 90 автомашин и разрушили 2 переправы.

Не менее успешно действовала авиация на новгородском направлении. С 14 по 18 июля она активно поддерживала, войска 11-й армии Северо-Западного фронта, наносившие контрудар в районе Сольцы. Для выполнения задач в интересах 11-й армии привлекались не только ВВС Северо-Западного фронта, но и 1-й корпус дальнебомбардировочной авиации, а также 2-я смешанная авиационная дивизия ВВС Северного фронта, всего около 235 самолетов. Днем и ночью вражеские войска подвергались ударам советской авиации, которая за пять дней боев совершила по объектам в районе Сольцы 1500 самолето-вылетов{38}. В тесном взаимодействии с ВВС наши войска нанесли 8-й танковой дивизии противника большие потери, отбросив ее на запад на 40 км. Угроза прорыва немцев к Новгороду была временно устранена.

Бывший начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Гальдер в своем дневнике в те дни записал:

"Авиация противника проявляет большую активность... совершает налеты на соединение корпуса Рейнгарда и наши пехотные дивизии, двигающиеся вдоль восточного берега Чудского озера... В общем в действиях авиации противника чувствуется твердое и целеустремленное руководство".

В ожесточенных боях вскрывались сильные и слабые стороны авиации противника, одновременно выявлялись недостатки в действиях наших летчиков и принимались энергичные меры по их устранению. Так, опыт первых дней войны показал, что немецкие истребители стремятся крупные группы советских самолетов расчленять и атаковывать по частям. В связи с этим наши бомбардировщики стали вести боевые действия в плотных боевых порядках, организуя огневой заслон против истребителей противника. Прикрывая сухопутные войска и важные объекты, советские истребители строили боевой порядок, состоявший из ударной и прикрывающей групп. На ударную группу возлагалось уничтожение вражеских бомбардировщиков, а на вторую группу прикрытие ударной группы. При этом летчики-истребители получали задачи с учетом боевых свойств новых самолетов МиГ-3, Як-1 и устаревших И-16, И-153.

К концу июля наступление противника на ленинградском направлении было приостановлено. За 22 дня боев на дальних подступах к городу наша авиация совершила 16567 самолето-вылетов и нанесла противнику немалый урон.

Родина высоко оценила подвиги летчиков, защищавших Ленинград. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июля 1941 г. старший лейтенант Л. И. Иванов, младший лейтенант П. А. Маркуца, капитан В. И. Матвеев, капитан Л. В. Михайлов, лейтенант С. А. Титовка и старшина Н. Я. Тотмин были удостоены звания Героя Советского Союза. Большая группа авиаторов была награждена орденами.

Закончив перегруппировку войск и подтянув резервы, немецкие войска при поддержке 1500 самолетов предприняли на Ленинград новое наступление. На этот раз они наносили удары с запада, юго-запада и северо-запада, стремясь окружить и уничтожить советские войска под Ленинградом и овладеть городом.

31 июля семь финских дивизий при поддержке авиации перешли в наступление на Карельском перешейке. Имея большое превосходство в силах, они подошли к старой государственной границе. Но все их попытки прорвать Карельский укрепленный район обороны успеха не имели.

Большую помощь войскам 23-й армии, оборонявшимся на этом направлении, оказали летчики 5-й смешанной (командир полковник Е. Е. Ерлыкин) и 41-й бомбардировочной авиационных дивизий (командир полковник И. Я. Новиков), которые за 16 дней совершили около 1100 самолето-вылетов{39}. В этих боях особенно умело громили врага летчики штурмовой эскадрильи под командованием старшего лейтенанта Н. И. Свитенко. За семь дней они уничтожили до 20 вражеских автомашин с пехотой и сбили 7 самолетов в воздушных боях. В одном из вылетов самолет старшего лейтенанта Свитенко был поврежден зенитной артиллерией. Летчик произвел посадку на занятой врагом территории. Гибель его была неизбежна. Но на выручку командиру пришел летчик-комсомолец А. М. Слонов, который посадил свой самолет около поврежденной машины, на виду у подбегавших вражеских солдат забрал командира и прилетел в свою часть.

Для содействия нашим войскам в борьбе с танками врага, наступавшими на южных подступах к Ленинграду, советское командование привлекло основные силы авиации Северного фронта (350 самолетов), часть авиации Балтийского флота и 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО.

Тридцать суток продолжалось кровопролитное сражение. Атаки танков и пехоты противника следовали одна за другой. Немецкие бомбардировщики группами по 30 - 40 самолетов наносили удары по оборонительным позициям наших войск, пытаясь расчистить путь своим танковым дивизиям к Ленинграду.

Чтобы снизить интенсивность атак вражеской авиации, наши истребители стали прикрывать войска в светлое время суток непрерывным патрулированием. Возникали ожесточенные воздушные бои, которые на отдельных участках фронта перерастали в воздушное сражение с участием с обеих сторон по 100 - 150 самолетов. В этих боях высокое воинское мастерство и отвагу показали летчики 39-й истребительной авиационной дивизии под командованием полковника Е. Я. Холзакова. Только в августе они уничтожили около 100 немецких самолетов, при этом лейтенант А. В. Чирков сбил 7 машин, старший лейтенант А. Н. Сторожаков - 8, старший лейтенант П. А. Покрышев - 4.

Вместе с тем наши бомбардировщики 25 и 28 августа подвергли атакам 10 аэродромов противника, на которых воздушная разведка вскрыла большое сосредоточение самолетов. Действия по аэродромам были тщательно подготовлены. В каждой эскадрилье были выделены экипажи для подавления зенитных средств ПВО противника. Умело был выбран и момент удара - утром на рассвете, когда самолеты находились на аэродромах. Все это обеспечило внезапность и высокую результативность действий нашей авиации, которая, совершив 250 самолето-вылетов, уничтожила более 40 самолетов. А всего в августе потери немецкой авиации на этом участке фронта составили 213 самолетов{40}. Активность вражеских бомбардировщиков заметно снизилась.

В эти же дни летчики 2-й бомбардировочной, 41-й истребительной авиационных дивизий и 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО непрерывно поддерживали оборонявшиеся войска на поле боя, совершая в день по 4 - 5 вылетов. За тридцать суток они совершили более 4 тыс. самолето-вылетов и вывели из строя много танков, сожгли до 200 автомашин и уничтожили много солдат и офицеров противника{41}.

22 августа совместными усилиями сухопутных войск и авиации наступление немцев на южных подступах к Ленинграду было приостановлено. На рубеже Гатчина, Ораниенбаум линия фронта стабилизировалась до середины сентября.

На новгородско-чудском направлении противник перешел в наступление 10 августа. Стремясь разгромить наступавшие части 39-го немецкого механизированного корпуса, соединения 11-й и 34-й армий Северо-Западного фронта нанесли контрудар в районе Старой Руссы. Для поддержки и прикрытия войск летчики фронтовой и дальнебомбардировочной авиации совершили 460 самолето-вылетов. Они действовали по войскам на поле боя, по подходящим резервам, непрерывным патрулированием прикрывали войска, наносили удары по железнодорожным объектам и эшелонам на станциях Гулбене, Валка, Псков.

В этих боях особенно умело действовали летчики 288-го штурмового авиационного полка под командованием майора И. В. Дельнова. Авиаторам ежедневно приходилось выполнять различные боевые задачи в сложных условиях воздушной и наземной обстановки, и каждый раз они проявляли высокое боевое мастерство, стойкость и отвагу.

14 августа воздушная разведка обнаружила вражескую колонну в составе до 150 автомашин с пехотой, которая двигалась в направлении на Сольцы. Для нанесения удара по ней были направлены летчики 288-го штурмового авиационного полка, Атаковав головные автомашины, они остановили колонну, а затем скучившиеся войска расстреливали пулеметно-пушечным огнем с бреющего полета. В результате налета было уничтожено и повреждено более 50 автомашин, движение колонны задержано на три часа.

В итоге контрудара наши войска при содействии авиации разгромили несколько немецких дивизий и отбросили их остатки на запад до 60 км. Гитлеровское командование вынуждено было перебрасывать в район Старой Руссы дополнительные силы с других участков фронта, в том числе из района Смоленска.

В это же время Ставка ВГК усилила советские войска и авиацию под Ленинградом. В первой половине августа на пополнение авиационной группировки прибыло четыре, а в сентябре девять авиационных полков. В целях облегчения руководства боевыми действиями войск и авиации 23 августа Северный фронт был разделен на два фронта: Ленинградский и Карельский. Соответственно были сформированы ВВС Ленинградского фронта (командующий генерал А. А. Новиков) и ВВС Карельского фронта (командующий генерал Т. Т. Хрюкин).

После перегруппировки войск гитлеровцы возобновили наступление. Начался самый тяжелый период борьбы за Ленинград.

Для поддержки наших войск было привлечено 600 самолетов Ленинградского фронта и 200 самолетов ВВС Балтийского флота. Вместе с ними над полем боя успешно действовали летчики 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО. В течение сентября наша авиация совершила в интересах сухопутных войск более 17 тыс. самолето-вылетов. Только ВВС Ленинградского фронта уничтожили и повредили десятки танков противника, а также много орудий и автомашин. При содействии авиации и кораблей Балтийского флота сухопутные войска сорвали очередную попытку гитлеровцев захватить Ленинград. В конце сентября противник, понеся огромные потери и не добившись поставленных целей, прекратил наступательные действия.

В период оборонительных операций на дальних и ближних подступах к Ленинграду наша авиация наряду с уничтожением войск противника вела борьбу и с его авиацией. На выполнение этой задачи она совершила более 15 тыс. самолето-вылетов. Удары по аэродромам противника проводились по специальному плану, разработанному штабом ВВС Ленинградского фронта. Всего за период с 22 июля по 22 сентября для ударов по аэродромам врага авиация Северо-Западного направления совершила 1760 самолето-вылетов, уничтожила и повредила до 500 немецких самолетов.

Борьба в воздухе осуществлялась также по единому плану. Для отражения налетов немецких самолетов на Ленинград привлекались части 7-го истребительного авиакорпуса ПВО, ВВС фронта и ВВС Балтийского флота. За истребительными дивизиями были закреплены зоны уничтожения самолетов в воздухе. При отражении массированных налетов вражеских бомбардировщиков на Ленинград общее руководство всей авиацией осуществлял командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО полковник С. П. Данилов. Для управления истребителями в воздухе были организованы вспомогательные пункты управления и наведения, с которых истребители наводились на самолеты противника при помощи радиосредств. Над Ленинградом, Кронштадтом и другими наиболее важными объектами непрерывно патрулировали группы истребителей.

За период июль - сентябрь 1941 г. в налетах на Ленинград участвовало 4306 немецких самолетов. Но благодаря активному противодействию всех средств ПВО, особенно истребителей, к городу за этот период прорвалось лишь 508 бомбардировщиков. В воздушных боях было уничтожено 333 вражеских самолета.

Мужественно и самоотверженно трудились инженеры, техники и мотористы, возглавляемые бригадным инженером А. В. Агеевым. Хорошо работали специалисты тыла по подготовке аэродромной сети и всестороннему обеспечению боевой деятельности авиационных частей. Непрерывно участвовавшие в боях самолеты нередко возвращались на аэродром с многочисленными пробоинами и серьезными повреждениями, но уже через несколько часов умелыми руками технического состава, работавшего без сна и отдыха, они снова возвращались в строй.

Личный состав частей работал при артиллерийских обстрелах и бомбардировках. Взлет производился из капониров, вне зависимости от направления ветра. После посадки самолеты рулили к укрытию на большой скорости. По сигналу колокола технический состав выбегал из щелей, производил закатку самолета и опять укрывался по щелям.

Всего за период летних сражений под Ленинградом (до 30 сентября 1941 г.) наша авиация произвела около 60 тыс. самолето-вылетов. Среднее напряжение составляло: у истребителей - 3 - 4, бомбардировщиков - 2 - 3 самолето-вылета в день{42}.

После того как Ленинград был блокирован с суши, усилия нашей авиации направлялись на защиту осажденного города. Советские летчики наряду с действиями по войскам противника прикрывали трассу подвоза на Ладожском озере, доставляли в город боеприпасы, вооружение, продовольствие и эвакуировали раненых, больных воинов и население города.

*  *  *

Еще более напряженной была обстановка на западном направлении. После выхода на рубеж рек Западная Двина и Днепр противник развернул наступление на ельнинском, рославльском и великолукском направлениях, преследуя цель в короткий срок разгромить войска Западного фронта и овладеть Смоленском, а затем повернуть свою 3-ю танковую группу на север для содействия группе армий "Север" в захвате Ленинграда. В дальнейшем гитлеровское командование планировало использовать район Смоленска как исходный плацдарм для наступления на Москву.

Группа армий "Центр", наступавшая на этом направлении, располагала подавляющим превосходством в силах и средствах над советскими войсками. С воздуха немецкие войска поддерживались 2-м воздушным флотом, который насчитывал 1 тыс. самолетов. В то же время ВВС Западного фронта имели всего около 370 самолетов. Кроме того, для усиления авиации Западного фронта привлекались 120 бомбардировщиков 3-го корпуса ДВА и 150 самолетов ВВС Резервного фронта (командующий ВВС генерал Б. А. Погребов){43}. Общую координацию действий привлекаемых сил авиации на данном направлении осуществлял командующий ВВС Западного фронта полковник Н. Ф. Науменко{44}.

Первые пять дней Смоленской оборонительной операции характеризовались упорными боями за удержание днепровско-двинского речного рубежа. На поддержку и прикрытие войск, оборонявшихся на Днепре и Западной Двине, были привлечены все имеющиеся силы нашей авиации. Советские летчики наносили удары по переправам, танковым колоннам, войскам на поле боя и вражеским самолетам на аэродромах. Переправы разрушались небольшими группами бомбардировщиков и штурмовиков. Средствами поражения являлись фугасные и осколочные бомбы и зажигательные смеси, которые в лесистой местности повышали эффективность действий. Мотомеханизированные колонны подвергались атакам главным образом на лесных и проселочных дорогах, пролегающих через болотистую местность.

Командование Западного фронта в своих сообщениях Ставке ВГК высоко оценивало боевые действия нашей авиации:

"ВВС с утра 13 июля нанесли мощный удар по противнику в районе Витебска и продолжают систематическое воздействие на колонны противника в этом районе. Одновременно ударом с воздуха разрушены переправы противника у Шклова, и беспрерывным атакам подвергаются колонны танков противника в районе Горки. За 14 июля атаками с воздуха уничтожена много войск противника".

Несмотря на упорное сопротивление советских войск и активные действия авиации, врагу ценой больших потерь все же удалось форсировать Западную Двину и Днепр и преодолеть оборону наших войск в районах Витебска, Орши и Шклова. С захваченных плацдармов немцы предприняли наступление в общем направлении на Смоленск, стремясь окружить и уничтожить наши войска, оборонявшиеся на участке Витебск, Шклов.

С целью срыва замысла противника войска Западного фронта с 23 по 25 июля нанесли контрудары в районах Рославля, Белого и Ярцево. Для поддержки сухопутных войск привлекались почти все авиационные части и соединения Западного и Резервного фронтов и 3-го корпуса ДБА. Чтобы обеспечить тесное взаимодействие авиачастей с сухопутными войсками, штаб ВВС Западного фронта направил на КП контрударной группы своих представителей, которые по радио информировали авиационное командование о наземной и воздушной обстановке, передавали заявки от войск на очередные удары авиации, согласовывали с ними сигналы взаимообозначения и целеуказания. Перед началом контрудара 47-я смешанная и 43-я истребительная авиационные дивизии перебазировались ближе к району боевых действий. Полки этих дивизий выделили по 1 - 2 звена и посадили их на полевых площадках в 11 - 20 км от линии фронта. Это позволило увеличить количество самолето-вылетов и своевременно перехватывать вражеские самолеты в воздухе.

В течение трех дней на земле и в воздухе шли упорные бои. Советские ВВС перед началом контрудара подвергли атакам подошедшие резервы, аэродромы (Улла, Бешенковичи, Крупка, Пуховичи, Вильно, Осиповичи и др.) и железнодорожные узлы Орша и Витебск, где воздушная разведка обнаружила воинские эшелоны противника. Утром 23 июля, когда стрелковые дивизии в сопровождении танков перешли в атаку, штурмовики и бомбардировщики небольшими группами стали уничтожать немецкие танки и огневые средства непосредственно впереди атакующих войск.

В результате контрудара войска Западного фронта при содействии авиации нанесли противнику серьезные потери и сковали его крупные силы в районах Ярцево, Белого и Рославля. Тем самым было улучшено положение войск 20-й и 16-й армий, ведущих тяжелые бои в районе Смоленска.

В это же время войска левого крыла Западного фронта при содействии трех авиационных дивизий в упорной борьбе приостановили наступление войск 2-й армии и 2-й танковой группы противника. 26 июля 1941 г. на этом направлении из частей войск Западного фронта был сформирован Центральный фронт, в его состав вошли 13-я и 21-я армии. Были созданы и ВВС фронта (командующий генерал Г. А. Ворожейкин), в их состав вошли 11-я и 28-я смешанные и 13-я бомбардировочная авиационные дивизии.

К концу июля наступление врага было остановлено. За период с 10 по 31 июля советская авиация на поддержку и прикрытие войск на смоленском направлении совершила около 5200 самолето-вылетов, в воздушных боях советские летчики уничтожили до 200 фашистских самолетов{45}. Войскам была оказана существенная помощь.

8 августа гитлеровское командование направило часть войск группы армий "Центр" (2-ю армию и 2-ю танковую группу) на юг с целью разгрома войск Центрального фронта и дальнейшего развития наступления в направлении на Конотоп и Чернигов с выходом в тыл Юго-Западному фронту.

Войска Центрального фронта, уступавшие противнику в силах и средствах, не смогли отразить вражеского наступления и начали отход. Для прикрытия брянского направления 16 августа были созданы Брянский фронт и его ВВС (командующий ВВС генерал Ф. П. Полынин). Перед войсками фронта была поставлена задача нанести два контрудара - один во фланг 2-й танковой группе в районе Стародуба и второй во взаимодействии с Резервным фронтом в районе Рославля - и задержать противника.

Одновременно Ставка ВГК дала указание командованию ВВС Красной Армии о проведении 29 - 31 августа 1941 г. воздушной операции, с тем чтобы сорвать наступление 2-й танковой группы противника. Для этой цели привлекалось 450 самолетов из состава ВВС фронтов Западного направления и дальнебомбардировочной авиации. Штаб ВВС Красной Армии разработал план воздушной операции, который был утвержден Верховным Главнокомандующим.

Воздушная операция длилась шесть суток. Бомбардировщики и штурмовики начиная с 29 августа непрерывно наносили удары по танковым колоннам противника в районах Унечи, Стародуба, Трубчевска, Новгород-Северского. Недостаток в самолетах, ощущаемый в ходе боевых действий, восполнялся за счет высокого напряжения экипажей. Так, 30 и 31 августа летчики на тяжелых четырехмоторных бомбардировщиках ТБ-3 совершали по два вылета за одну ночь, на самолетах СБ, Пе-2 и Ил-2 - по 3 - 4 вылета и на истребителях - по 6 - 7 вылетов в день. Всего за время операции было произведено более 4 тыс. самолето-вылетов{46}.

Командующий войсками Брянского фронта генерал А. И. Еременко, вспоминая о действиях авиации во время воздушной операции, в своих послевоенных мемуарах писал:

"ВВС фронта, используя каждый летный день, наносили противнику большие потери. Только за 30 - 31 августа было совершено около 1500 самолето-вылетов, сброшено 4500 различных бомб, уничтожено более 100 танков, 20 бронемашин, взорван склад горючего, сбито и уничтожено 55 самолетов. Удары авиации тесно увязывались с действиями наземных войск западнее Трубчевска"{47}.

Высокую оценку получили летчики и от Верховного Главнокомандующего, который в телеграмме командующему войсками фронта писал:

"Авиация действует хорошо, но она действовала бы лучше, если бы разведчики вызывали бомбардировщиков быстро и по радио, а не по возвращении к месту посадки... Желаю успеха. Привет всем летчикам".

В ходе воздушной операции наши ВВС наносили эффективные удары также по аэродромам врага. 30 августа советские летчики атаковали 8 немецких аэродромов, на которых уничтожили 57 самолетов, а 1 и 2 сентября были подвергнуты налетам еще 9 аэродромов. Решительные действия нашей авиации оказали свое влияние на воздушную и наземную обстановку.

В результате сильных контрударов наших войск и активных действий авиации ударная группировка противника понесла серьезные потери. Гитлеровцы вынуждены были часть дивизий, предназначавшихся для наступления в южном направлении, повернуть против войск Брянского фронта, что снизило темпы продвижения 2-й танковой группы на конотопском направлении.

Не менее напряженно в это время проходили бои восточнее Смоленска, где войска Западного и Резервного фронтов при поддержке авиации продолжали изматывать главные силы врага. В ходе контрударов в районах Духовщины и Ельни ему были нанесены тяжелые потери. Только в районе Ельни было убито и ранено около 50 тыс. немецких солдат и офицеров. Ельня была освобождена, а враг отброшен на 25 - 30 км.

Успешные действия нашей авиации неоднократно отмечались командующим войсками фронта. В приказе командующего Западным фронтом Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко указывалось, что

" 21 и 22 августа враг пытался приостановить движение наших войск, он ввел крупные силы танков, мотомехвойск, с большой самонадеянностью атаковал наши части. Но дни легких побед врага миновали... Славные 64-я и 50-я стрелковые дивизии и доблестная 47-я авиадивизия (61-й и 215-й штурмовые и 129-й истребительный авиаполки) разбили фашистские танки и заставили гитлеровцев в беспорядке отступить. Враг потерял до 130 танков, больше 100 автомашин, много орудий, боеприпасов и 1000 убитыми и ранеными"{48}.

Стремясь ослабить воздействие немецкой авиации по нашим войскам, ВВС Западного фронта и летчики дальнебомбардировочной авиации с 10 по 14 июля подвергли атакам 33 вражеских аэродрома, уничтожив и повредив на них до 100 самолетов. Но и фашистская авиация усилила налеты на наши аэродромы. Однако они не были уже такими эффективными, как в первые дни войны, так как наши самолеты на стоянках хорошо маскировались и рассредоточивались, повысилась бдительность и боевая готовность средств ПВО аэродромов. Одновременно возросла активность действий наших летчиков-истребителей, которые в первую очередь стали уничтожать бомбардировщики противника.

Успешно вел борьбу с вражеской авиацией 401-й истребительный авиационный полк на самолетах МиГ-3 под командованием Героя Советского Союза прославленного летчика-испытателя подполковника С. П. Супруна. Под его командованием летчики ежедневно совершали по 5 - 6 боевых вылетов. 4 июля в одном из воздушных боев с превосходящими силами врага С. П. Супрун геройски погиб. 22 июля 1941 г. он был посмертно удостоен второй медали "Золотая Звезда". Это был первый дважды Герой Советского Союза в Великой Отечественной войне.

По мере продвижения войск противника в глубь нашей страны его авиация начала совершать бомбардировочные налеты на Вязьму, Брянск, Москву, Ленинград и другие советские города. Известно, что 8 июля Гитлер отдал приказ немецким ВВС массированными налетами разрушить Москву. Первый налет на столицу был совершен в ночь на 22 июля 1941 г. В нем участвовало 250 бомбардировщиков. Для отражения этого налета привлекалось 170 истребителей, которые совместно с зенитной артиллерией уничтожили 22 фашистских самолета. К Москве прорвались лишь отдельные бомбардировщики. Приказом Народного комиссара обороны от 23 июля 1941 г. за успешные действия по отражению налета на Москву летчикам 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО (командир полковник И. Д. Климов) была объявлена благодарность.

За период с 22 июля по 15 августа 1941 г. на Москву было совершено 18 ночных налетов. В восьми из них участвовало по 120 бомбардировщиков в каждом, а в остальных по 50 - 80 самолетов. Летчики-истребители и зенитная артиллерия ПВО успешно справились с задачей отражения налетов немецкой авиации. Основная масса бомбардировщиков не смогла прорваться к городу. Из 1700 самолетов, участвовавших в налетах, к столице прорвалось всего лишь около 70.

В воздушных боях по отражению вражеских налетов героически сражался заместитель командира авиаэскадрильи 177-го истребительного авиационного полка младший лейтенант В. В. Талалихин. В ночь на 7 августа на подступах к Москве он вступил в бой с бомбардировщиком. Израсходовав весь боекомплект, отважный летчик пошел на таран и уничтожил вражеский самолет. Это был один из первых воздушных таранов, произведенных ночью. Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В последующих боях Талалихин уничтожил еще четыре самолета. 27 октября 1941 г. он погиб в воздушном бою. Приказом Министра обороны В. В. Талалихин навечно зачислен в списки 177-го истребительного авиационного полка.

В защите столицы от ударов с воздуха значительную роль сыграли части и соединения ВВС Западного фронта и дальнебомбардировочной авиации. В период наиболее интенсивных налетов на Москву (22 июля - 15 августа 1941 г.) они подвергли ударам 118 аэродромов противника, в результате активность немецкой авиации заметно снизилась. Во второй половине августа и в сентябре налеты фашистских бомбардировщиков осуществлялись уже мелкими группами и одиночными самолетами и носили в основном беспокоящий характер.

В течение июля ВВС Западного фронта, ведя интенсивные боевые действия, получили на пополнение более 900 самолетов{49}. Но в результате понесенных потерь и частичной передачи авиаполков в состав других фронтов общее количество самолетов по сравнению с 10 июля уменьшилось в 2 раза.

К началу августа они имели всего 180 самолетов. Но и численность немецкой авиации на этом направлении сократилась почти в 4 раза. 2-й воздушный флот насчитывал 250 самолетов. Все это привело к снижению активности действий авиации с обеих сторон. Тем не менее борьба в воздухе не прекращалась. Совершив за август 188 самолето-вылетов для ударов по аэродромам, ВВС Западного фронта вывели из строя около 70 немецких самолетов. Наши потери на аэродромах за это время составили всего лишь один самолет{50}.

Смоленская оборонительная операция сыграла важную роль в срыве гитлеровского плана "молниеносной" войны. По признанию немецкого командования, их моторизованные и танковые дивизии потеряли половину боевой техники, а общие людские потери составляли до 450 тыс. человек. Наши ВВС произвели около 22 тыс. самолето-вылетов и оказали значительное содействие сухопутным войскам в решении поставленных задач.

На юго-западном направлении гитлеровское командование поставило перед группой армий "Юг" задачу в кратчайший срок овладеть Киевом, окружить и уничтожить советские войска на Правобережной Украине. На стороне врага было двукратное превосходство по танкам, орудиям и пехоте. Его авиационная группировка (4-й воздушный флот Германии и ВВС Румынии) насчитывала 1150 самолетов. Почти такое же количество самолетов имели наши ВВС, но на 75% они были устаревших типов. Координацию действий ВВС Южного фронта (командующий генерал П. С. Шелухин, с 24 сентября 1941 г. полковник К. А. Вершинин) и ВВС Юго-Западного фронта (командующий генерал Ф. А. Астахов) осуществлял командующий ВВС Юго-Западного направления генерал Ф. Я. Фалалеев.

10 июля четырнадцать немецких дивизий при поддержке авиации перешли в наступление. Прорвав оборону, они устремились к Киеву. Возникла угроза захвата врагом столицы Украины. С целью срыва планов противника советские войска при содействии авиации нанесли контрудар во фланг противнику - в направлении на Новгород-Волынский и Червоноармейск. Тяжелые бои на киевском направлении продолжались около месяца. Потеряв свои лучшие отборные войска, противник прекратил наступление.

В срыве вражеского наступления немаловажная роль принадлежала нашей авиации, которая применялась массированно и целеустремленно на решающих участках фронта. В интересах 5-й армии, наносившей контрудар, было привлечено шесть авиационных дивизий фронтовой авиации и два корпуса дальнебомбардировочной авиации. Наши летчики вели боевые действия с большим напряжением, ежедневно совершая по 4 - 5 боевых вылетов. Они подвергали ударам танковые и моторизованные колонны на шоссе Житомир - Киев, уничтожали войска на поле боя и авиацию на аэродромах, прикрывали с воздуха Киев, переправы и мосты через Днепр, железнодорожные узлы Нежин и Чернигов. На выполнение всех этих задач было совершено до 5 тыс. самолето-вылетов.

В боях под Киевом особенно успешно сражались летчики 62-й бомбардировочной авиационной дивизии под командованием Героя Советского Союза полковника В. В. Смирнова и 36-й истребительной авиационной дивизии, которой командовал Герой Советского Союза полковник В. В. Зеленцов. За активную помощь войскам в отражении наступления противника летчики этих дивизий получили благодарность от Военного совета Юго-Западного фронта.

На самом южном крыле советско-германского фронта наши войска поддерживались четырьмя авиационными дивизиями Южного фронта и ВВС Черноморского флота, которые за 45 дней совершили свыше 10 тыс. самолето-вылетов.

В боях высокое мастерство, отвагу и героизм проявили летчики 210-го бомбардировочного авиационного полка (командир подполковник А. В. Кожемякин). 31 июля в районе Голованевска танки и пехота противника атаковали части 17-го стрелкового корпуса. Большую активность проявила и немецкая артиллерия. На помощь советским войскам были привлечены экипажи бомбардировочного полка, которые подавили огонь артиллерии, взорвали склад боеприпасов и уничтожили несколько танков врага. Благодаря этому наши войска вышли из-под удара превосходящих сил противника. Военный совет 18-й армии объявил благодарность летному составу 210-го бомбардировочного авиационного полка. В период 14 - 16 августа в районе Баштанка, Бармашев, станция Явкино бомбардировщики 210-го полка уничтожили до 8 танков и 30 автомашин, чем содействовали выходу из окружения частей 18-й армии. За эти действия летчики полка были отмечены второй благодарностью командования. Позднее, ведя боевые действия на днепропетровском направлении, экипажи 210-го бомбардировочного полка только 25 и 26 августа вывели из строя несколько танков и 18 автомашин с пехотой, разрушили переправу через Днепр. За большие заслуги перед Родиной 13 летчиков полка были награждены орденами.

Не менее успешно сражались экипажи 5-го бомбардировочного авиационного полка (командир подполковник Г. С. Кучерков). 15 июля в районе Леово они помогли частям 2-го стрелкового корпуса отразить атаку танкового соединения противника. 21 июля летчики этого полка совместно с истребителями 67-го истребительного авиационного полка нанесли большой урон вражеской дивизии, а 23 июля разрушили две переправы в районе Ямполь, Сороки. Напряженно сражались и истребители 131-го истребительного авиационного полка (командир подполковник Л. А. Гончаров). За 4 месяца войны они совершили до 1500 самолето-вылетов только на штурмовые действия по войскам на поле боя. Хотя на вооружении полка находились устаревшие типы самолетов, летчики провели множество воздушных боев и уничтожили в них 63 фашистских самолета, потеряв своих 38{51}.

В боях на этом направлении получил боевое крещение командир звена 55-го истребительного авиаполка старший лейтенант А. И. Покрышкин, ныне генерал-полковник авиации, трижды Герой Советского Союза. 20 июля он вылетел на разведку в район Бельцы. Во время выполнения боевой задачи его самолет был подбит огнем зенитной артиллерии противника. Продолжать полет было невозможно. Приземлившись на территории, занятой врагом, Покрышкин уничтожил свою машину, сумел пробраться через линию фронта и на третьи сутки вернулся в часть. Прошло несколько дней, и он снова начал выполнять боевые задачи. В одном из вылетов в районе Акимовки старший лейтенант Покрышкин поджег железнодорожные сооружения и подавил огонь артиллерийской батареи немцев. Меткие и решительные атаки его летчиков помогли нашим войскам вытеснить фашистов из населенного пункта. Покрышкину и летчикам его звена была объявлена благодарность командующим ВВС 9-й армии. Перегруппировав войска и усилив свою южную ударную группировку двумя армиями, переброшенными из района Смоленска, немецкое командование возобновило наступление. Соотношение сил сторон на этом направлении резко изменилось в пользу противника. Войска Юго-Западного и Южного фронтов оказались в очень тяжелом положении. Их с воздуха поддерживали соединения фронтовой авиации и две дивизии дальнебомбардировочной авиации. Кроме того, сюда были направлены 4-я и 5-я резервные авиационные группы, которые насчитывали четыре истребительных, три штурмовых и два бомбардировочных авиационных полка.

В течение сентября советская авиация совершила на этом направлении около 10 тыс. самолето-вылетов. При этом до 80% ее сил направлялось на борьбу с 1-й и 2-й танковыми группами немцев и уничтожение их переправ на реках Десна и Днепр. Однако превосходство врага было подавляющим, и решить эти задачи полностью не удалось. Продолжая развивать наступление, фашистские войска 9 сентября окружили в районе Киев, Прилуки, Пирятин часть войск Юго-Западного фронта.

В окружении оказались также командование и штаб военно-воздушных сил фронта, а также личный состав некоторых авиационных дивизий. Заместитель командира 62-й бомбардировочной авиационной дивизии генерал Г. И. Тхор, попав в окружение в районе города Пирятин, возглавил группу офицеров и сержантов тыла ВВС и с боями стал выводить их из окружения. В неравном бою с превосходящими силами врага он был тяжело ранен и в бессознательном состоянии взят в плен.

В берлинской гестаповской тюрьме гитлеровцы всяческими способами склоняли генерала Тхора к измене Родине. Но патриот Отчизны остался верен ей и развернул большую работу среди военнопленных. В лагере Хаммельбург генерал Тхор возглавил деятельность подпольной организации советских офицеров и генералов. Под его руководством подпольный комитет в условиях жестокого фашистского террора организовал празднование 25-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции и готовил военнопленных к массовому побегу из плена.

По материалам немецкого архива известно, что в декабре 1942 г. генерал Тхор, закованный в кандалы, был переведен в Нюрнбергскую тюрьму, где подвергался зверским пыткам и истязаниям, а затем был перевезен в концентрационный лагерь Флоссенбург под особый режим гестапо. Фашистам никакими пытками и истязаниями не удалось сломить волю советского воина-коммуниста. В январе 1943 г. генерал Тхор был расстрелян. Его безграничная преданность Родине, верность военной присяге и в наши дни служит ярким примером для всех воинов Советских Вооруженных Сил. Приказом Министра обороны СССР генерал Г. И. Тхор навечно зачислен в списки первой эскадрильи бомбардировочного авиационного полка, в котором он служил.

*  *  *

Боевые действия на подступах к Одессе начались 10 августа. Советская авиация на этом направлении была малочисленной и уступала противнику в 4 5 раз. Отдельная Приморская армия имела лишь один 69-й истребительный авиационный полк в составе 30 самолетов. Небольшими силами здесь действовали ВВС Черноморского флота и авиаотряд Гражданского воздушного флота.

В боях под Одессой особенно отличились командир 69-го истребительного авиационного полка майор Л. Л. Шестаков и комиссар полка батальонный комиссар Н. А. Верховец. Они лично совершали по 4 - 5 вылетов в день и своими смелыми действиями воодушевляли летчиков на подвиги. 9 августа группа истребителей, возглавляемая майором Шестаковым, после штурмовых действий по войскам в районе Катаржино завязала бой с 12 Ме-109 и 9 из них сбила, не имея своих потерь. Самоотверженность, отвагу и героизм проявили также военком эскадрильи старший политрук С. А. Куница, командиры звеньев старший лейтенант А. Т. Череватенко и лейтенант В. А. Серогодский, командиры эскадрилий старшие лейтенанты П. Б. Полоз и А. А. Елохин, летчики лейтенанты А. В. Алелюхин и И. Г. Королев, заместитель командира полка капитан Ю. Б. Рыкачев.

Майор Л. Л. Шестаков с первых дней войны находился на фронте, смело и решительно уничтожал врага на земле и в воздухе. Под его командованием летчики успешно выполняли боевые задачи, содействуя войскам в обороне города, за что полк был преобразован в гвардейский и награжден орденом Красного Знамени. 12 летчиков полка получили звание Героя Советского Союза. Шестаков за два с половиной года войны произвел свыше 200 боевых вылетов. Им было совершено 65 штурмовых атак наземных целей и проведено 82 воздушных боя, в которых он лично сбил 15 и в группе 11 фашистских самолетов. 13 марта 1944 г. в воздушном бою в районе города Проскуров он погиб смертью храбрых. За выдающиеся заслуги по руководству боевыми авиачастями, за беззаветную храбрость и отвагу Герой Советского Союза полковник Л. Л. Шестаков навечно зачислен в списки истребительного авиационного полка{52}, в котором он служил.

22 сентября, после прибытия пополнения, наши войска нанесли комбинированный контрудар по противнику с фронта и тыла. Накануне ночью в районе Григорьевки был высажен морской десантный полк. За три минуты до его высадки авиация Черноморского флота выбросила за линию фронта воздушный десант, который нарушил управление и вызвал панику в рядах вражеских войск. Поддержка морского десанта с воздуха осуществлялась силами ВВС Черноморского флота, 69-го истребительного авиационного полка и авиаотряда ГВФ. Днем 22 сентября наша авиация нанесла несколько ударов по аэродромам и вывела из строя до 20 самолетов противника, подавляла его войска на поле боя и подходившие резервы. Десантные подразделения и войска Одесского гарнизона при содействии авиации атаковали и разгромили две вражеские дивизии, отбросив их остатки на 5 - 8 км. Только убитыми и пленными противник потерял до 2 тыс. человек. Фашисты лишились возможности обстреливать порт из орудий. Положение Одесского гарнизона несколько улучшилось. В течение трех суток наша авиация совершила более 1500 самолето-вылетов, в воздушных боях она уничтожила 12 немецких самолетов.

Но в это время в Крыму, после прорыва противником перекопских оборонительных позиций, обстановка резко ухудшилась. Создалась угроза потери Севастополя и нарушения морских сообщений с Одессой, по которым осуществлялся подвоз резервов, боеприпасов и оказывалась поддержка войскам и кораблям флота. В связи с этим Ставка ВГК приказала вывести войска из Одессы для усиления обороны Крыма.

В период эвакуации войск из Одессы (1 - 16 октября 1941 г.) советские истребители непрерывным дневным патрулированием в воздухе прикрывали суда в море и погрузку войск; атаковывали войска противника на поле боя и самолеты на аэродромах.

В период обороны Одессы наша авиация совершила более 8 тыс. самолето-вылетов и оказала большую поддержку войскам и флоту. Среди летчиков Черноморского флота особенно отличились командир эскадрильи майор А. П. Цурцу-мия, удостоенный посмертно звания Героя Советского Союза, капитан А. А. Гнедой, майор П. Н. Аккуратов, капитан А. М. Бондаренко и многие другие. Оборона Одессы вошла в историю как образец стойкости, мужества советских воинов, умелого использования сил и средств, тесного взаимодействия войск, флота и авиации в борьбе с превосходящими силами противника.

Таким образом, во всех оборонительных операциях на юго-западном направлении наша авиация принимала самое активное участие. За период с 11 июля по 30 сентября 1941 г. она совершила более 59 тыс. самолето-вылетов, в том числе ВВС Юго-Западного фронта - до 21 тыс., ВВС Южного фронта - около 19 тыс., ВВС Черноморского флота - более 17 тыс., дальнебомбардировочная авиация - до 2300 самолето-вылетов.

Основные усилия авиации направлялись на уничтожение вражеских объектов и войск на поле боя и резервов в оперативной глубине. На удары по аэродромам за первые три месяца войны было затрачено только 245 самолето-вылетов, но эффективность их оказалась высокой. Так, за период 1 июля - 10 августа 1941 г. ВВС Юго-Западного фронта уничтожили на аэродромах 72 самолета{53}, а потери нашей авиации на аэродромах за этот период составили 44 самолета{54}. Воздушные бои советских летчиков носили более целеустремленный характер, чем в первые дни войны. В первую очередь уничтожались бомбардировщики. Командование ВВС Юго-Западного направления умело маневрировало силами авиации и добивалось численного превосходства на важнейших участках фронта, что позволяло в наиболее ответственные периоды удерживать инициативу в воздухе.

Боевые действия дальнебомбардировочной авиации в летних операциях проводились во взаимодействии с войсками и авиацией фронтов. Большая часть ее самолето-вылетов была совершена на уничтожение вражеских войск. Из общего количества 11 186 самолето-вылетов 70% было произведено днем и 30% ночью. Действия по аэродромам занимали около 9% от общего количества вылетов. Ударам подвергались главным образом более удаленные аэродромы, с которых бомбардировщики противника производили налеты на Москву, Ленинград и другие города. За первые три месяца войны экипажи дальнебомбардировочной авиации уничтожили и повредили на аэродромах 414 вражеских самолетов.

Дальнебомбардировочная авиация во взаимодействии с ВВС Черноморского и Балтийского флотов с первых дней войны периодически наносила удары по военно-промышленным объектам в глубоком тылу противника. Только с 10 по 30 июля авиаполки 4-го авиационного корпуса дальнебомбардировочной авиации совершили восемь налетов на объекты глубокого тыла противника.

В августе 1941 г. в связи с систематическими налетами немецкой авиации на Москву и Ленинград Верховное Главнокомандование приняло решение нанести ответные удары по столице фашистской Германии Берлину. Для этой цели была выделена группа 1-го бомбардировочного авиационного полка ВВС Краснознаменного Балтийского флота в составе 13 самолетов Ил-4 (командир полка полковник Е. Н. Преображенский). В ночь на 8 августа эта группа совершила первый налет на Берлин{55}. В течение месяца для ударов по объектам Берлина было совершено 72 самолетовылета.

Кроме ВВС Балтийского флота по Берлину действовала также 81-я авиационная дивизия дальнебомбардировочной авиации (командир полковник Н. И. Новодранов). В течение августа - сентября она совершила ряд успешных налетов на военные объекты Берлина и других городов Германии.

За успешные действия по военным объектам Берлина многие авиаторы были награждены орденами, а наиболее отличившиеся удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе капитан В. Г. Тихонов и лейтенант В. И. Лахонин.

Боевые действия советских Военно-воздушных сил летом 1941 г. велись одновременно на 3000-километровом фронте от Баренцева до Черного моря. Бои носили ожесточенный характер, требовали высокого напряжения физических и моральных сил авиаторов и отличались упорством и массовым героизмом советских летчиков. В результате внезапного нападения сильного и опытного противника ВВС наших приграничных округов понесли крупные потери. Однако, несмотря на крайне трудные условия, советская авиация сумела оказать большую помощь и поддержку сухопутным войскам в срыве плана "молниеносной" войны.

Основные усилия советской авиации направлялись на борьбу с танковыми и моторизованными войсками противника. Вместе с тем авиация уничтожала вражеские самолеты в воздухе и на аэродромах, наносила удары по железнодорожным узлам и переправам, вела воздушную разведку. При выполнении этих задач наши летчики за первые три с половиной месяца войны совершили 250 тыс. самолето-вылетов. Своими ударами с воздуха советские бомбардировщики и штурмовики наносили противнику серьезные потери, снижали наступательные возможности немецкой армии, замедляя темп ее продвижения в глубь нашей страны. Значительно была ослаблена и авиационная группировка врага. Только за первые три месяца войны ВВС фронтов в воздушных боях и на аэродромах уничтожили до 3500 фашистских самолетов. Советская авиация сыграла исключительно важную роль в отражении налетов немецких бомбардировщиков на Москву, Ленинград и другие города.

Наряду с действиями в интересах сухопутных войск дальнебомбардировочная авиация и авиация флотов наносила удары по военно-промышленным центрам и морским портам врага, в том числе и по Берлину. Эти удары имели большое политическое и моральное значение прежде всего для советского народа и воинов Красной Армии.

В ходе летних операций 1941 г. непрерывно совершенствовался опыт организации и ведения боевых действий ВВС в условиях сложной для нас наземной и воздушной обстановки. К концу летней кампании авиация стала применяться более целеустремленно. Ее усилия сосредоточивались, как правило, на разгром главных группировок противника. Улучшилось управление и взаимодействие ВВС с сухопутными войсками.

В укреплении советских ВВС в наиболее тяжелый период 1941 г. с особой силой проявилась руководящая и мобилизующая роль Коммунистической партии. Проводимая по указанию Центрального Комитета партии партийно-политическая работа в ВВС способствовала успешному выполнению боевых задач, поддержанию у воинов-авиаторов высокого морального духа, воспитанию у них смелости, отваги и непоколебимой веры в победу над ненавистным врагом.

Одновременно принимались неотложные меры по подготовке летно-технических кадров и новых авиационных формирований, развертыванию производства авиационной техники в восточных районах страны.

Глава 3.

Авиация в битве под Москвой

К началу октября 1941 г. обстановка на советско-германском фронте продолжала оставаться напряженной. Противник имел превосходство в силах и средствах и стремился развивать успех наступления. На северо-западном направлении немцы готовили удар на Тихвин с целью осуществления полной блокады Ленинграда. На южном направлении они хотели овладеть харьковским промышленным районом, Донбассом и Крымом.

Главный удар противник намеревался нанести на западном направлении с целью овладения Москвой. Для этого готовилась крупная наступательная операция силами группы армий "Центр" при поддержке 2-го воздушного флота, имевшего в своем составе около 1 тыс. самолетов. Замысел ее заключался в нанесении мощных ударов с целью уничтожения основных сил советских войск и обхода Москвы с севера и юга. Со второй половины сентября фашистская авиация почти в 2 раза увеличила интенсивность своих действий. Они осуществлялись по железнодорожным объектам, а также войскам и аэродромам. Активно велась воздушная разведка. В сентябре было совершено 11 налетов на Москву. В результате активного противодействия нашей авиации и зенитной артиллерии к городу прорвался всего лишь 51 вражеский бомбардировщик.

На московском направлении оборонительные рубежи занимали войска Западного, Резервного и Брянского фронтов, которые по своей численности и вооружению значительно уступали противнику и поддерживались фронтовой авиацией в составе 364 самолетов, в том числе более 50% устаревших типов{56}. Кроме того, в районе Москвы базировались и в ходе оборонительной операции частично привлекались для усиления авиации фронтов 6-й истребительный авиационный корпус ПВО, прикрывавший Москву, до пяти дивизий дальнебомбардировочной авиации, действовавшей по глубокому тылу противника, и авиачасти Московского военного округа, находившиеся в стадии формирования.

Подготовка советских войск и авиации к оборонительной операции началась со второй половины сентября. Общее руководство всей авиацией осуществляла Ставка ВГК через командующего ВВС Красной Армии генерала П. Ф. Жигарева и члена Военного совета корпусного комиссара П. С. Степанова, которые с оперативной группой находились в Москве.

Боевые действия авиации организовывались в соответствии с указаниями командующих войсками фронтов и командующего ВВС Красной Армии. В ВВС Западного фронта (командующий генерал Ф. Г. Мичугин, с 25 декабря 1941 г. генерал Н. Ф. Науменко, военком бригадный комиссар В. Я. Клоков, начальник штаба полковник С. А. Худяков) основные усилия авиации сосредоточивались на левом крыле фронта. В ВВС Резервного фронта (командующий генерал Е. М. Николаенко, военком полковой комиссар А. И. Вихорев, начальник штаба комбриг П. Л. Котельников) авиация привлекалась для содействия войскам 24-й и 43-й армий, оборонявшимся на вероятном направлении наступления противника. В ВВС Брянского фронта (командующий генерал Ф. П. Полынин, военком полковой комиссар С. Н. Ромазанов, начальник штаба полковник Н. А. Петров) авиачасти направлялись на содействие войскам левого крыла фронта.

В начале боев на дальних подступах к Москве южная ударная группировка противника при поддержке авиации, перейдя 30 сентября в наступление, прорвала тактическую зону обороны на левом крыле войск Брянского фронта, а через два дня и на его правом крыле. К исходу 6 октября войска этого фронта были расчленены на три части. Все попытки контрударами войск восстановить свое положение успеха не имели. Противник захватил Брянск, Орел и продолжал развивать наступление на тульском направлении.

С целью задержки войск противника Верховное Главнокомандование провело ряд мероприятий. Всеми видами транспорта, в том числе и транспортными самолетами, в короткие сроки были сосредоточены в районе Мценска резервные части и соединения, из которых был сформирован 1-й гвардейский стрелковый корпус. Задачу по переброске войск и вооружения из района Тейково, Ярославль успешно выполнили Московская авиационная группа особого назначения ГВФ и части дальнебомбардировочной авиации, которые в течение трех дней перевезли почти 5500 солдат и офицеров и около 13 тонн боеприпасов{57}.

На аэродромы в районе Мценска были перебазированы пять авиационных полков, из которых сформировалась 6-я резервная авиационная группа (командир генерал А. А. Демидов). Авиационные полки этой группы вели напряженные боевые действия по уничтожению противника на подступах к Мценску, прикрытию своих войск, ведению воздушной разведки. В те дни многие летчики проявили примеры отваги, мужества и взаимной выручки. 5 октября во время атаки колонны танков летчик-штурмовик лейтенант В. Я. Рябошапко, заметив вынужденную посадку поврежденного самолета командира звена лейтенанта А. В. Якушева, совершил рядом с ним посадку, забрал его в самолет и возвратился на аэродром. Аналогичный подвиг совершил и сержант П. В. Дубина, спасший своего боевого товарища летчика М. П. Вовкогона. Пример умелого действия проявил командир звена 74-го штурмового авиационного полка лейтенант Г. М. Мошинец. Три самолета Ил-2 под его командованием, идя на бреющем полете, внезапно атаковали и задержали моторизованную колонну на дороге Орел - Мценск, уничтожив при этом 15 бронемашин и 3 бензоцистерны противника{58}.

В течение нескольких дней боевые действия ВВС Брянского фронта проводились в сложных метеорологических условиях, значительно ограничивавших количество вылетов. Кроме того, быстрый отход наших войск вынуждал авиационные части производить неоднократные перебазирования, что также отрицательно сказывалось на интенсивности действия нашей авиации. В связи с тяжелым положением войск Брянского фронта и ограниченными возможностями его авиации по указанию Ставки ВГК на этом направлении действовали шесть дивизий дальнебомбардировочной авиации, которые днем и ночью вели эффективную борьбу с железнодорожными перевозками противника, уничтожали вражеские войска, особенно на дороге Севск - Кромы - Орел.

В интересах войск Брянского фронта за 11 суток наша авиация, несмотря на ограниченное количество исправных самолетов, совершила 1700 самолето-вылетов, из них 65% - по 2-й танковой армии противника. Систематическими действиями она препятствовала продвижению противника на тульском направлении и способствовала выходу из окружения нескольких наших стрелковых дивизий.

В полосе Западного фронта наступление противника началось 2 октября 1941 г. после сильной артиллерийской и авиационной подготовки. Превосходящими силами он нанес главный удар по стыку 30-й и 19-й армий фронта и второй удар в направлении города Белый, прорвал оборону наших войск и при активной поддержке своей авиации начал развивать успех в глубину. Контрудары войск фронта успеха не имели. Действия авиации фронта осложнялись потерями самолетов, наличием неисправной техники и перебазированием авиачастей на полевые аэродромы, зачастую не пригодные для действий в осеннее время. В результате наша авиация для действий по войскам врага производила 100 - 200 самолето-вылетов в сутки.

Для действий в интересах войск фронта были привлечены 6-й истребительный авиационный корпус ПВО, ВВС МВО, несколько дивизий ДБА и две дивизии ВВС Северо-Западного фронта. В течение нескольких дней они наносили удары по наступавшей группировке врага на вяземском направлении. Координацию действий всей авиации осуществлял представитель Ставки ВГК член Военного совета ВВС Красной Армии корпусной комиссар П. С. Степанов, находившийся с оперативной группой на командном пункте ВВС Западного фронта.

В результате усиления авиации Западного фронта активность ее действий заметно повысилась. В течение девяти дней для поддержки войск фронта она совершила около 2850 самолето-вылетов и нанесла значительные потери врагу. Однако противник, хотя и понес потери, но не был остановлен. Его авиация проявила высокую активность, произведя за это время до 4 тыс. самолето-пролетов в полосе фронта. Советские летчики оказывали активное противодействие фашистской авиации. 5 октября подразделение самолетов Пе-2 39-го бомбардировочного авиаполка под командованием комиссара авиаэскадрильи старшего лейтенанта Б. К. Горелихина после выполнения боевого задания было атаковано десятью истребителями Ме-109. В неравном бою было сбито три истребителя противника.

В полосе войск Резервного фронта наступление противника началось также 2 октября. Прорвав оборону войск фронта, он сумел развить успех в глубину. Малочисленной авиации этого фронта пришлось вести боевые действия в тяжелых условиях отхода своих войск при частой потере связи с ними и между своими авиачастями. Производя в первые дни до 100 самолето-вылетов в сутки, наша авиация действовала по моторизованным колоннам на дорогах в направлении на Юхнов. Через три дня на это направление была привлечена часть сил авиации ВВС МВО, 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО и ДБА. В результате за девять суток советской авиацией для поддержки войск фронта удалось произвести 1340 самолето-вылетов. 10 октября Резервный фронт был расформирован, а его войска и авиация переданы в состав Западного фронта.

В результате 11 дней (30 сентября - 10 октября 1941 г.) тяжелых оборонительных боев войска Западного, Резервного и Брянского фронтов отошли на Можайскую линию обороны, значительно задержав продвижение ударных группировок врага. В этом немалую роль сыграла советская авиация, которая, прикрывая Москву, произвела 8500 самолето-вылетов, из них 68% для поддержки войск фронтов и 32% на прикрытие Москвы.

После 10 октября ожесточенные сражения развернулись на можайском рубеже обороны, калининском и тульском направлениях. Ставка ВГК провела ряд мероприятий, сосредоточивая резервы, усилившие оборону войск, особенно на ближних подступах к Москве. На можайском направлении сосредоточились и начали действовать войска 5-й армии и ее авиации в составе более 80 самолетов. С Закавказского фронта были переброшены две дальнебомбардировочные авиадивизии. Кроме того, прибывали вновь сформированные авиачасти из тыла страны.

Наступая на калининском направлении, противник 14 октября захватил Калинин, пытаясь развивать успех на Торжок, однако был остановлен контрударом наших войск при активной поддержке авиации Западного, Северо-Западного фронтов и дальнебомбардировочной авиации, совершивших 1500 самолето-вылетов. Авиация своими непрерывными ударами нанесла большие потери войскам противника, особенно на дорогах южнее Калинина{59}, а наши истребители, блокировав вражеский аэродром в районе Калинина, уничтожили и повредили на нем более 40 вражеских самолетов{60}. В результате упорной обороны наших войск при эффективной поддержке авиации дальнейшее наступление противника на этом направлении к концу октября было остановлено.

В ходе сражения за можайский рубеж обороны по данным всех видов разведки нашему командованию стало известно, что противник готовился 12 13 октября совершить крупный массированный удар по оборонявшимся войскам и тыловым объектам в районе Москвы. Для удара по 20 аэродромам врага было совершено 300 самолето-вылетов. В результате поражения вражеской авиации на аэродромах и в воздухе активность ее действий в полосе Западного фронта сократилась почти в 4 раза.

Активные бои на можайском рубеже начались не одновременно на различных направлениях и развертывались по мере подхода вражеских войск. В отражении непрерывных атак противника на боровском направлении существенную поддержку войскам фронта оказали ВВС МВО (командующий генерал Н. А. Сбытов) и 81-я дивизия ДБА (командир полковник А. Е. Голованов), которые наносили удары по войскам на дорогах и в районах Юхнова, станции Угрюмово, Медыни, Боровска, Малоярославца, Мятлево; разрушили переправу через реку Угра на участке Юхнов, Калуга и взорвали бензозаправочную базу. На аэродромах уничтожили и повредили до 40 самолетов противника. С вводом в сражение дивизии 33-й армии и привлечением для поддержки войск фронта нескольких авиационных полков ВВС Западного фронта, дальнебомбардировочной авиации и 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО наступление войск противника к концу октября было остановлено на реке Нара. Советская авиация на этом направлении с 11 по 31 октября произвела более 2300 самолето-вылетов, оказав существенную помощь войскам фронта.

Одновременно велись ожесточенные бои на калужском направлении, где войскам противника удалось прорваться к Тарусе и Алексину. Основные усилия нашей авиации были сосредоточены для действий по войскам врага в районе Калуга, Таруса, Алексин. 23 октября противник в результате совместных действий войск и авиации был остановлен западнее Серпухова. В этот день особенно отличились летчики 120-го истребительного авиационного полка. Они пять раз вылетали группами по 6 - 17 самолетов для штурмовки вражеских войск на поле боя. За 20 суток для поддержки войск фронта на калужском направлении советская авиация совершила до 1800 самолето-вылетов, оказав активную поддержку войскам 49-й армии{61}.

Непосредственно на можайском направлении оборонительные бои начались 14 октября. Войска 5-й армии при поддержке нашей авиации к концу октября остановили противника западнее Кубинки. За 20 суток для поддержки войск фронта советская авиация произвела более 3100 самолето-вылетов, из них свыше 40% - на уничтожение вражеских войск в районе Гжатск, Михайловское, Верея. Особенно эффективно действовала по вражеским войскам штурмовая авиация. 20 октября пять штурмовиков Ил-2 47-й смешанной авиационной дивизии в сопровождении шести истребителей под командованием капитана Романова атаковали западнее Можайска колонну войск. В результате удара повреждено и уничтожено несколько танков и до 17 автомашин. Успеху наших войск и авиации способствовал переход истребителей 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО к систематическому прикрытию войск фронта, что снижало активность вражеской авиации.

На волоколамском направлении наступление врага началось 17 октября, но через девять дней было остановлено. В этом значительную роль сыграла возросшая активность нашей авиации, которая своими действиями уничтожала войска противника в районе Волоколамск, Шаховская, Осташево. Противник понес значительные потери. Группы штурмовиков под командованием офицера В. М. Романова и других офицеров 29 октября уничтожили и повредили 15 танков и до 60 автомашин.

К концу октября ударные группировки противника в полосе Западного фронта были остановлены. Содействуя войскам, наша авиация за 20 суток совершила 10200 самолето-вылетов. Повышению ее активности способствовало перебазирование авиачастей на аэродромы Московского военного округа с хорошо налаженным материально-техническим обеспечением и прикрытые мощной системой ПВО. Авиация противника понесла значительные потери, резко снизила интенсивность действий. Воздушная обстановка стала изменяться в пользу наших ВВС.

Войска Брянского фронта 10 - 24 октября, сдерживая продвижение противника в районе Мценска, отходили на новые рубежи. К концу октября войска Брянского фронта под натиском превосходящих сил противника отошли на рубеж Тула, Ефремов, Ливны, Тим. В интересах войск фронта советская авиация за 20 суток произвела 3750 самолетовылетов, из которых более 50%-на поддержку войск фронта{62}.

В ходе оборонительного сражения с 30 сентября по 31 октября 1941 г. наша авиация совершила 26 тыс. боевых самолето-вылетов, в том числе до 80% - на поддержку и прикрытие .войск. Только по данным штаба ВВС Западного фронта, противник потерял 228 самолетов, из них 120 было сбито в воздушных боях, было уничтожено много танков, до 2500 автомашин с грузами и людьми, 130 орудий и значительное количество другой боевой техники{63}. Общие потери немецкой авиации на московском направлении за период с 30 сентября по 14 ноября составили 1020 самолетов, из них 54% уничтожено на аэродромах, 30% - в воздушных боях и 16% сбито зенитной артиллерией{64}.

Ведя борьбу с авиацией противника, наши летчики проявляли отвагу и героизм, стремясь любыми способами уничтожить врага. 29 октября летчик 184-го истребительного авиационного полка младший лейтенант Б. И. Ковзан, возвращаясь с выполнения боевого задания, атаковал вражеский самолет; израсходовав боеприпасы, тараном сбил его в районе Зарайска. Родина высоко оценила славные подвиги своего сына, присвоив младшему лейтенанту Б. И. Ковзан высокое звание Героя Советского Союза.

Наряду с поддержкой войск фронтов советская авиация принимала активное участие в отражении налетов вражеской авиации на Москву и другие объекты тыла. В октябре 1941 г. был совершен 31 налет на Москву с участием от 10 до 50 и более самолетов в каждом налете{65}, но к городу из них прорвалось лишь 72 самолета. Летчики 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО и ВВС Западного фронта в тесном взаимодействии с зенитной артиллерией вели боевые действия днем и ночью с исключительным напряжением, проявляя при этом высокое боевое мастерство, отвагу и мужество.

Не достигнув своей цели в октябре, гитлеровское командование, сосредоточив в середине ноября основные силы группы армий "Центр", подготовило новое наступление, замысел которого заключался в нанесении на Москву охваты-вающих ударов танковыми группировками с севера и юга при поддержке 950 самолетов 2-го воздушного флота.

На ближних подступах к Москве оборонительные рубежи занимали войска Калининского, Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов{66}, которые к середине ноября были несколько усилены и пополнены. Общее превосходство в силах и боевых средствах все еще было на стороне противника.

Наша авиация усилилась. Аэродромы ее базирования прикрывались средствами Московской зоны ПВО, достаточное их количество обеспечивало широкий маневр авиации.

Наличие в районе Москвы авиационных предприятий, ремонтных мастерских, складов материально-технического снабжения, хороших путей подвоза, проводных средств связи создавало авиации благоприятные условия для ведения боевых действий. Технический состав провел соответствующую подготовку к эксплуатации авиационной техники в зимних условиях.

В целом обстановка для сухопутных войск и авиации на московском направлении к середине ноября 1941 г. по сравнению с началом октября несколько улучшилась, но реальная опасность нового наступления вражеских войск не была еще устранена. Учитывая эти обстоятельства, Ставка ВГК сосредоточила в центре, севернее и южнее столицы крупные стратегические резервы.

В основу организации обороны войск Западного фронта на ближних подступах к Москве была положена возможность наступления противника на нескольких направлениях. В соответствии с планом обороны ВВС должны были активно участвовать в проводимых контрударах войск 16-й и 49-й армий с предварительным подавлением вражеской авиации на аэродромах. В соответствии с этим штаб ВВС фронта разработал план действий авиации в обороне с привлечением других видов авиации. Он включал варианты действий авиации, исходя из возможных направлений наступления противника.

ВВС Калининского фронта должны были уничтожать войска противника в районе Калинина, прикрывать коммуникации, идущие к фронту. ВВС бывшего Брянского фронта, сосредоточенные на правом крыле Юго-Западного фронта, привлекались для уничтожения подходящих войск противника к полю боя и его колонн на дорогах и для прикрытия своих войск.

Подготовка авиации в ноябре к новым боям по сравнению с октябрем носила более организованный и целеустремленный характер. Она совпала с празднованием нашим народом 24-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Призывы Центрального Комитета партии стали боевой программой всесторонней мобилизации советского народа и его Вооруженных Сил на разгром противника, оказали огромное влияние на подъем морально-политического состояния воинов и явились основным содержанием партийно-политической работы в авиационных частях.

Одновременно с подготовкой к отражению нового наступления противника наша авиация вела напряженные боевые действия; за период с 1 по 14 ноября она совершила 9400 самолето-вылетов для уничтожения неприятельских войск в районе Калинина, на волоколамском, можайском, тульском и ефремовском направлениях и для прикрытия Москвы.

15 ноября противник предпринял новое наступление против войск Калининского, а на следующий день и на правом крыле Западного фронта. В течение 10 дней в сложных метеоусловиях для поддержки войск правого крыла Западного фронта было совершено свыше 1300 самолето-вылетов. На дорогах было уничтожено и повреждено десятки танков, сотни автомашин, убито много солдат и офицеров, что способствовало замедлению темпов наступления немецких войск.

Однако противник, воспользовавшись значительным разрывом между смежными флангами войск 30-й и 16-й армий, 28 ноября на узком участке фронта прорвался к каналу Москва - Волга и форсировал его в районе Яхромы. Однако в результате контрудара войск 1-й ударной армии при содействии авиации прорвавшаяся группировка врага была отброшена на западный берег канала. Поддержку войск 1-й ударной армии осуществляла сформированная авиагруппа (командир заместитель командующего ВВС Красной Армии генерал И. Ф. Петров, начальник штаба полковник Н.П.Дагаев) в составе трех авиадивизий. Она ежедневно совершала 150 - 180 самолето-вылетов для уничтожения войск в районах Яхромы, Клина, Солнечногорска. В результате активных действий наших войск и авиации противник вынужден был прекратить наступление против войск 30-й армии.

В конце ноября - начале декабря наши войска при активной поддержке авиации успешно осуществили ряд контрударов и нанесли немецким войскам значительные потери. Действия бомбардировщиков и штурмовиков по войскам противника усиливались истребительной авиацией 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО. 2 декабря летчики 65-го штурмового авиаполка разгромили автоколонну до 100 автомашин около Солнечногорска. Авиации противника были нанесены также тяжелые потери. В ночь на 2 декабря бомбардировщики ВВС МВО на аэродроме в районе Клина уничтожили до 20 самолетов. Общими усилиями наших войск и авиации, которая за 10 дней совершила 5660 самолето-вылетов, противнику были нанесены- ощутимые потери, и он к исходу 5 декабря севернее Москвы вынужден был окончательно перейти к обороне.

На левом крыле Западного фронта 18 ноября противник прорвал оборону войск юго-восточнее Тулы и через семь дней подошел к Веневу и Кашире. Для усиления поддержки войск 50-й армии в районе Тулы была сформирована авиагруппа под командованием полковника Щербакова. Для действий по противнику, развивавшему наступление на Михайлов и Павелец, привлекались сформированная в районе Ряжска авиагруппа под командованием дважды Героя Советского Союза генерала Г. П. Кравченко и части дальнебомбардировочной авиации.

В результате проведенных мероприятий интенсивность действий нашей авиации на этом направлении также возросла более чем в 2 раза. 27 ноября усиленный 1-й гвардейский кавалерийский корпус, поддержанный танками и частью сил ВВС фронта, 6-го истребительного авиационного корпуса и одной дивизией дальних бомбардировщиков, нанес контрудар по 17-й танковой дивизии противника, прорвавшейся к Кашире, заставив ее поспешно отходить. В эти же дни из района Рязани в общем направлении на Михайлов выдвигались войска 10-й армии при поддержке 28-й авиационной дивизии (командир полковник С. Я. Мозговой). Наша авиация эффективно уничтожала войска противника восточнее Тулы.

В результате активных действий войск и авиации к концу ноября противник прекратил наступление и на рязанском направлении. Попытки его 2 декабря охватить Тулу с севера были ликвидированы. В итоге ожесточенного оборонительного сражения на левом крыле Западного фронта наступление противника было окончательно остановлено.

Войска Западного фронта во взаимодействии с авиацией сорвали попытки противника обойти Москву с севера и юга и нанесли ему большие потери.

На правом крыле Юго-Западного фронта под натиском превосходящих сил противника наши войска также упорно оборонялись. Фронтовая авиация в составе двух дивизий и нескольких полков дальних бомбардировщиков для поддержки наземных войск ежедневно совершала по 100 самолето-вылетов, нанося удары по наступающему противнику на подступах к городу Ефремов и на павелецком направлении. Это позволило войскам 3-й армии закрепиться на рубеже Шаховское, Любимовка, восточнее Ефремова.

С 27 ноября противник развернул наступление на елецком направлении в полосе обороны 13-й армии, которая вынуждена была отходить. Слабая активность неприятельской авиации позволила для атаки его войск применить нашу истребительную авиацию, летчики которой эффективно поражали врага, проявляя героизм и отвагу. 29 ноября три самолета 165-го истребительного авиационного полка атаковали его крупную автоколонну северо-западнее станции Птань. Самолет командира звена младшего лейтенанта Е. Г. Евстафиева повредила вражеская зенитная артиллерия, и он совершил вынужденную посадку на территории войск противника. Остальные летчики группы атаками разогнали вражескую колонну, уничтожив при этом до 20 автомашин. После этого младший лейтенант Н. И. Мусатов под прикрытием младшего лейтенанта Калинина произвел посадку у поврежденного самолета, забрал Евстафиева в свой самолет и возвратился на аэродром{67}.

В результате упорной и активной обороны советских войск и напряженных действий авиации наступление противника было окончательно остановлено. Советская авиация за 20 дней в интересах войск трех фронтов совершила более 15840 самолето-вылетов, оказав значительную помощь войскам, а немецкая авиация произвела лишь 3500 самолето-пролетов. В ноябре на Москву противник совершил 41 налет, к городу прорвалось 28 самолетов, что в 2,5 раза меньше, чем в октябре.

Ожесточенные двухмесячные сражения на подступах к Москве явились важнейшим событием всей летне-осенней кампании 1941 г. Германская военная стратегия потерпела здесь первое крупное поражение. Главная группировка немецких войск и авиации, перед которой стояла задача захватить советскую столицу, была обескровлена и перешла к обороне, а гитлеровское командование утратило стратегическую инициативу, захваченную в результате внезапного нападения.

Героическими усилиями наших сухопутных войск и авиации наступление войск врага на подступах к Москве было окончательно остановлено. Наши ВВС за весь период обороны под Москвой совершили 51 300 самолето-вылетов, из них 86% - в интересах обороняющихся войск и 14% - на прикрытие Москвы. На московском направлении противник потерял до 1400 самолетов, из них 85% от действий нашей авиации, что способствовало завоеванию нашей авиацией господства в воздухе и срыву вражеского наступления на Москву.

Советское правительство по достоинству оценило образцовое выполнение летчиками боевых задач и проявленное при этом мужество и геройство. Приказом Народного комиссара от 6 декабря 1941 г. 29-й, 129-й истребительные и 215-й штурмовой авиаполки (командиры майоры Юдаков и Ю. М. Беркаль, подполковник Л. Д. Рейно) были преобразованы в гвардейские, а 61-й штурмовой авиационный полк награжден орденом Красного Знамени. Это были первые полки авиационной гвардии.

За боевые заслуги 1254 авиатора получили ордена{68}. В период оборонительных боев десятки отважных летчиков удостоены высокого звания Героя Советского Союза, в том числе В. А. Шишов, С. Г. Гетьман, А. Ф. Локтионов, А. И. Молодчий, А. Г. Рогов, Ф. М. Фаткулин, А. Н. Катрич, Е. М. Горбатюк, В. Е. Ковалев, В. В. Талалихин и другие.

Оборонительная операция под Москвой была первой в ходе войны, в которой участвовало большое количество авиационных частей и соединений фронтовой, дальнебомбардировочной и истребительной авиации ПВО, объединенных под руководством командующего ВВС Красной Армии. Опыт боевых действий показал, что в крупных оборонительных операциях наиболее эффективное применение сил авиации возможно при централизованном управлении, обеспечивающем оперативное и тактическое взаимодействие ее с сухопутными войсками.

В ходе оборонительной операции была подтверждена важность борьбы с оперативными перевозками врага, нанесения упреждающих ударов по его авиации на аэродромах и сосредоточивающимся для наступления войскам, а также ведения непрерывной воздушной разведки.

*  *  *

В начале декабря 1941 г. обстановка на советско-германском фронте резко изменилась. Противник был измотан и обескровлен Красной Армией в оборонительных боях, что создало необходимые условия для перехода в контрнаступление и на московском направлении. Ближайшая задача предстоящего наступления заключалась в разгроме ударных группировок врага и ликвидации непосредственной угрозы Москве. Планом контрнаступления предусматривалось нанесение двух главных ударов силами Западного фронта с целью разгрома ударных группировок противника северо-западнее Москвы и в районе Тулы при содействии войск Калининского и правого крыла Юго-Западного фронта.

Подготовка к контрнаступлению осуществлялась в ходе ожесточенных оборонительных боев в короткие сроки, что не позволило сосредоточить достаточные силы и средства. Войска трех фронтов уступали противнику в людях, орудиях и минометах и танках соответственно в 1,1; 1,8 и 1,4 раза. Лишь по авиации у нас было превосходство за счет прибытия резервов в состав ВВС фронтов, привлечения 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО и части сил ДБА ГК. К началу контрнаступления в составе советской авиации имелось около 1200 боевых самолетов{69}, а у противника до 700 машин. Учитывая, что в наших авиационных частях до 35% самолетов были неисправными, общее превосходство в силах над фашистскими ВВС было небольшим. Кроме того, следует иметь в виду, что в самолетном парке советской авиации по-прежнему преобладали старые типы самолетов.

Морально-политический дух наших летчиков был высоким, тактически они стали более грамотными, а авиационные командиры и штабы всех степеней приобрели значительный опыт по руководству и управлению боевыми действиями авиации, что отмечало в то время даже и немецкое командование.

"На этом этапе войны, - писали гитлеровские генералы, - как командование, так и летный состав русской авиации стали гораздо опытнее. Бросалось в глаза стремление русских к сосредоточению своих сил, а также к их более организованному тактическому применению"{70}.

Все возраставшее сопротивление и повышение активности нашей авиации поколебало веру немецких летчиков в скорую и легкую победу в войне.

В результате усиления ударов наших ВВС по аэродромам противника базирование его авиации было оттянуто в глубину и рассредоточено, что снижало интенсивность ее действий. Перед ВВС фронтов стояла задача поддержки и прикрытия сухопутных войск. ВВС МВО, авиагруппа генерала И. Ф. Петрова, часть сил 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО привлекались для действий в полосе наступления войск Западного фронта, выполнявшего главную задачу. ДБА ГК должна была нарушать железнодорожные перевозки противника.

Боевые действия авиации в контрнаступлении планировались, как правило, на одни сутки. Управление авиасоединениями и частями предусматривалось с командных пунктов командующих ВВС фронтов. Взаимодействие авиации с сухопутными войсками организовывали командующие и штабы ВВС фронта и ВВС армий. На командные пункты командующих общевойсковыми армиями высылались авиационные представители для разработки и согласования таблиц и сигналов по взаимодействию, а также для взаимоинформации о наземной и воздушной обстановке.

Большое внимание уделялось подготовке тыла ВВС к обеспечению боевых действий авиации в условиях наступления. На основании специальных указаний Ставки ВГК командованием ВВС Красной Армии были разработаны мероприятия по подготовке тыла к обеспечению авиации фронтов.

К началу контрнаступления на удалении 15 - 30 км от линии фронта были организованы аэродромы засад для истребителей и аэродромы подскока для штурмовиков. Авиационные подразделения, ведущие боевые действия с этих аэродромов, обеспечивались комендатурами, выделенными из состава батальонов аэродромного обслуживания, в которых создавались запасы материальных средств на 2 - 3 вылета авиационного полка. Фронтовые авиасклады были развернуты на удалении 250 - 400 км от линии фронта и содержали запасы материальных средств на 15 - 20 дней боевых действий. Такое тщательное и всестороннее планирование тылового обеспечения способствовало успешным и бесперебойным боевым действиям авиации в контрнаступлении под Москвой.

Партийно-политическая работа тесно увязывалась с задачами авиации. В авиационных полках проводились партийные и комсомольские собрания, на которых обсуждались вопросы повышения ответственности воинов за судьбу Родины, воспитания в них уверенности в своих силах, возможности разгрома агрессора.

Несмотря на сложность обстановки, в условиях непрерывных боевых действий командование и штабы сумели провести перегруппировку и сосредоточение сил авиации, подготовить ее к предстоящим боям.

Боевые действия авиации в контрнаступлении начались 5 декабря поддержкой 31-й армии Калининского фронта. Основные усилия нашей авиации сосредоточивались на бомбардировке войск и огневых позиций артиллерии противника. Развивая наступление, наши войска 16 декабря освободили Калинин и продвинулись на левом крыле фронта на 15 - 30 км. Авиация фронта в сложных метеоусловиях за 12 суток произвела 560 самолето-вылетов{71}. После прорыва тактической зоны обороны противника она перенесла свои удары по его отходящим войскам на дорогах, прикрывала свои войска и переправы через Волгу и вела воздушную разведку.

Наступление войск правого крыла Западного фронта началось 6 декабря. Атаке наших войск предшествовала авиационная подготовка ночью, в ходе которой было совершено 150 самолето-вылетов. Бомбардировке подвергались главным образом штабы, узлы связи и резервы противника на направлении главных ударов войск. Одновременно был нанесен удар по аэродромам противника в районе Клина и Ватулино.

Усилия авиационной группы генерала Петрова были сосредоточены на поддержку 30-й и 1-й ударной армий, а ВВС фронта и авиачастей других видов авиации - 16-й и особенно 20-й армий. Авиация уничтожала вражеские войска в районе Дмитров, Клин, Солнечногорск, Крюково, Красная Поляна. Действуя с максимальным напряжением, она совершила в первые три дня наступления до 800 самолето-вылетов. Авиация противника небольшими группами пыталась бомбардировать наши наступавшие войска, но, встречая сильное противодействие истребителей, не смогла существенно помешать наступлению советских войск.

При активной поддержке авиации наши войска прорвали тактическую зону обороны противника, стремясь окружить его клинскую группировку. 9 декабря воздушная разведка установила начало массового отхода противника, особенно интенсивного по дороге Клин - Теряева Слобода. Основные усилия авиации были направлены на уничтожение колонн отступавшего врага. Для того чтобы перерезать фашистам пути отступления, в ночь на 15 декабря западнее Теряевой Слободы был выброшен парашютный десант в составе 415 солдат и офицеров, который успешно выполнил свою задачу и к концу декабря соединился с войсками 30-й армии.

Оставляя боевую технику, артиллерию и автомашины, противник поспешно отступал, неся тяжелые потери от ударов войск и авиации. Дороги между Клином и Теряевой Слободой оказались забитыми трупами солдат, сгоревшими и поврежденными автомашинами и танками. К исходу 16 декабря войска правого крыла Западного фронта, преследуя противника, вышли на рубеж Дорино, Высоковск, Ново-Петровское. За 10 дней для поддержки войск наша авиация совершила более 3600 самолето-вылетов. Эффективность ее ударов была высокой. 13 декабря пять наших истребителей атаковали аэродром в районе Ватулино, где уничтожили и повредили семь самолетов. 15 декабря пять истребителей 43-й смешанной авиационной дивизии под командованием офицера Т. К. Романенко вступили в неравный бой с 40 вражескими бомбардировщиками и 15 истребителями, пытавшимися прорваться к Москве. В ходе боя они уничтожили три вражеских самолета и, не имея потерь, возвратились на свой аэродром.

На левом крыле Западного фронта 10-я армия при поддержке авиации перешла в наступление в направлении Михайлова. Одновременно 50-я армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус, развивая успех контрударов, продолжали преследовать противника восточнее Тулы. Из-за сложных метеоусловий наша авиация ежедневно совершала лишь по 90 - 100 самолето-вылетов, уничтожая войска на поле боя и на дорогах. Противник, лишенный поддержки с воздуха, скованный боями севернее Москвы, вынужден был поспешно отходить. Советские войска при содействии авиации не позволяли ему закрепляться на промежуточных рубежах и к исходу 16 декабря отбросили деморализованные части его 2-й танковой армии на 130 км. Своими атаками авиация нарушала организованное отступление противника и наносила ему большие потери.

В результате первых десяти дней контрнаступления наших войск обе ударные группировки врага понесли тяжелые потери, были созданы благоприятные условия для наших войск в преследовании и разгроме противника.

Большую помощь сухопутным войскам оказала авиация, которая в сложных метеоусловиях произвела 5400 самолето-вылетов. В немецких документах, захваченных нашими войсками, было отмечено, что танковые части, автотранспорт, обозы несли большие потери от советской авиации.

В целях обеспечения наступления войск левого крыла Западного фронта 6 декабря 13-я и 3-я армии Юго-Западного фронта нанесли удар по елецкой группировке противника, заставив ее отступить. Авиация, поддерживая наступление войск, совершала по 60 самолето-вылетов в день, атаковывала противника в основном на поле боя. Большую помощь своими действиями оказали летчики дальнебомбардировочной авиации, которые днем и ночью наносили удары по войскам противника на поле боя и активно вели борьбу с его оперативными перевозками по железной дороге Новгород - Псков и Сумы - Киев.

В итоге 10-дневного контрнаступления советские войска прорвали тактическую зону обороны противника и начали преследование его отходящих войск. Авиация, поддерживая войска трех фронтов и прикрывая Москву, совершила около 6950 самолето-вылетов.

Гитлеровское командование стремилось упорным сопротивлением и жесткой обороной остановить наступление наших войск, направляя усилия ВВС на поддержку своих войск. Учитывая благоприятно складывающуюся обстановку, Ставка ВГК решила продолжать контрнаступление с целью создания условий для окружения и разгрома всей вражеской группировки войск. Для осуществления этого плана Калининскому фронту ставилась задача завершить разгром калининской группировки. Западный фронт, продолжая преследование противника севернее и южнее Москвы, переходом в наступление на центральном участке должен был расчленить главные силы врага для их окружения и разгрома. В целях обеспечения контрнаступления войск Западного фронта с юга 18 декабря вновь был создан Брянский фронт и его ВВС в составе трех авиационных дивизий (командующий генерал Ф. П. Полынин). Для усиления авиации фронта привлекалась 4-я резервная авиационная группа под командованием полковника Ю. А. Немцевича. Командующий войсками Калининского фронта решил разгромить войска противника ударом с севера (22, 39 и 29-я армии) и с востока (30-я и 31-я армии) в общем направлении на Старицу, сосредоточив основные усилия авиации на поддержку 30-й и 31-й армий, игравших главную роль. В ходе наступления, начавшегося 17 декабря, авиация наносила удары по отходящему противнику на дорогах. Особенно успешно она действовала в районе Старицы, где 24 декабря было уничтожено и повреждено до 60 автомашин и повозок врага.

Решение командующего войсками Западного фронта заключалось в продолжении преследования и уничтожения отходящего противника. 18 декабря 33-я и 43-я армии перешли в наступление, имея для поддержки каждая по одной смешанной авиационной дивизии. Войска правого крыла фронта при содействии авиации в ходе преследования освободили Волоколамск и ряд других населенных пунктов и 21 декабря вышли на рубеж рек Лама и Руза, где встретили организованное сопротивление противника. Для поддержки войск была создана авиационная группа в составе двух авиационных дивизий под командованием генерала Е. М. Николаенко, которая в сложных метеоусловиях совместно с истребителями ПВО и ВВС МВО уничтожала противника на дороге Клин - Теряева Слобода и западнее Волоколамска.

На левом крыле Западного фронта противник под ударами наших войск продолжал отходить в направлении Калуги, Белева. Для поддержки войск левого крыла Западного фронта авиация в сложных метеоусловиях за восемь суток совершила 380 самолето-вылетов. В целях поддержки наступления 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в его оперативное подчинение была передана 28-я авиационная дивизия.

Для содействия войскам Западного фронта с 17 по 24 декабря авиация совершила 2360 самолето-вылетов. Противник был отброшен на рубеж рек Лама и Руза, Наро-Фоминск, Калуга, Белев.

Перед Брянским фронтом стояла задача развивать успех наступления на орловском направлении. Главная роль отводилась 61-й армии и оперативной группе генерала X. У. Костенко, на поддержку которых были выделены основные силы авиации фронта. Войска фронта при поддержке авиации 18 - 25 декабря разгромили противостоящую группировку войск противника и вышли на рубеж Орловка, Липицы, Верховье.

Дальнебомбардировочная авиация продолжала вести борьбу с железнодорожными перевозками врага на основных направлениях его передвижения в полосе от Пскова до Киева. В результате ударов было взорвано до 50 железнодорожных эшелонов, на многих участках и некоторых станциях разрушено железнодорожное полотно{72}.

В итоге наступательных действий наших войск при поддержке авиации с 17 по 24 декабря противник был отброшен на запад еще на 20 - 60 км. Немецкая авиация за это время совершила в полосе трех фронтов до 300 самолето-пролетов. Наша авиация, господствуя в воздухе, произвела 3200 самолето-вылетов, только ВВС Западного фронта уничтожили и повредили до 30 танков, 1200 автомашин, 340 повозок, 36 орудий, 50 железнодорожных эшелонов{73}.

Войска Калининского фронта во взаимодействии с Западным фронтом, имея цель окружить и уничтожить отходящего противника в районе Старица, Ржев, 26 декабря после авиационной подготовки нанесли новый удар на ржевском направлении. Наши летчики повредили и уничтожили 40 автомашин, 30 повозок, а 29 декабря в районе Ржева - 190 автомашин, 130 повозок, 15 арторудий{74}. Сосредоточение основных усилий авиации на поддержку 39-й армии помогло ей продвинуться до 80 км, выйти к Волге, преодолеть оборону и охватить ржевскую группировку противника с запада.

На центральном участке Западного фронта 33-я и 43-я армии с поступлением резервных частей и авиации (до пяти авиационных дивизий) 24 декабря взломали оборону противника. Авиация свои усилия сосредоточивала для ударов по оборонительным рубежам, войскам и резервам противника. При этом она действовала на узком участке главного направления наступления наших войск, что способствовало прорыву обороны противника и повышению темпов наступления.

Под натиском 33-й и 43-й армий противник продолжал отступать в западном направлении. Интенсивность боевых действий нашей авиации увеличилась до 200 и более самолето-вылетов в сутки. В результате этого потери войск противника возрастали и он был лишен возможности закрепляться на новых рубежах обороны. Наши войска, повысив темп наступления, 4 января овладели опорными пунктами противника Боровск и Малоярославец.

На левом крыле Западного фронта 49-я армия при поддержке авиации освободила Калугу и завязала бои за город Сухиничи. После 4 января усилия войск фронта были направлены на окружение и уничтожение медынь-кондровской группировки противника. Для усиления их поддержки, особенно 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, на серпу-ховский и тульский аэроузлы была перебазирована авиагруппа под командованием генерала Е.М. Николаенко. С целью отрезать пути отхода противника из района Медыни было решено высадить воздушный десант численностью около 2 тыс. человек.

Авиационное обеспечение десанта возлагалось на авиацию фронта и Гражданский воздушный флот. Для этого планировалось вести разведку, наблюдение за аэродромами противника и нанести отвлекающие удары по войскам противника в районах Гжатска, Можайска, Юхнова. В ночь на 4 января 1942 г. авиация нанесла удары по вражеским аэродромам в районах Вязьмы и Юхнова. Однако удалось выбросить десант в эту же ночь лишь в составе 416 человек в район Мятлево.

Во время завершения контрнаступления войска Западного фронта при поддержке авиации отбросили противника на 40 - 100 км, а войска Брянского фронта на своем правом крыле продвинулись на 20 - 70 км.

В успешном решении задач контрнаступления под Москвой значительную помощь сухопутным войскам и партизанам оказала наша авиация, которая, прочно удерживая господство в воздухе, в течение 33 дней в сложных зимних условиях погоды совершила около 16 тыс. боевых самолетовылетов. Основной задачей авиации являлось уничтожение войск и боевой техники противника, на что было израсходовано до 50% всех ее усилий. Успешные боевые действия ВВС были бы невозможны без всестороннего обеспечения их прежде всего тружениками тыла страны, воинами инженерно-авиационной службы, авиационного тыла, штурманской и метеорологической служб ВВС.

Особенно большое значение имела партийно-политическая и идейно-воспитательная работа в частях ВВС, которая носила широкий размах и конкретный целеустремленный характер. В решающие дни битвы под Москвой многие стремились вступить в ряды ленинской партии. Так, в 77-й авиационной дивизии в ноябре - декабре было принято в партию 97 воинов{75}.

Используя успех контрнаступления советских войск под Москвой, Ставка ВГК в начале января 1942 г. организовала наступление на всех стратегических направлениях. Главный удар под Москвой наносился Калининским и Западным фронтами, которые должны были во взаимодействии с Северо-Западным и Брянским фронтами окружить и разгромить главные силы группы армий "Центр". Соотношение сил на западном направлении по пехоте и артиллерии было равным, а по танкам имелось превосходство в 1,3 раза. В связи с продвижением войск на запад 6-й истребительный авиационный корпус ПВО, оставаясь в районе Москвы, не мог оказать существенной помощи наступавшим войскам. Потери, растяжка базирования авиации и наличие большого количества неисправных самолетов значительно снижали боевые возможности нашей авиации.

Дальнейшее наступление войск Калининского и Западного фронтов велось в сложных условиях обстановки и при отсутствии превосходства в силах над противником. Хотя нашим войскам не удалось разгромить противника и освободить Ржев, Гжатск и Вязьму, однако и враг попал в трудное положение. В его тылу действовали значительные силы наших войск и партизан. Поддержка и прикрытие войск осуществлялись в основном малочисленной авиацией фронтов{76}. Наряду с действиями по вражеским войскам, нарушением железнодорожных перевозок, ведением борьбы за господство в воздухе и воздушной разведкой наша авиация выполняла задачи по десантированию войск. С 18 по 31 января она обеспечила выброску в тыл противника частей воз-душнодесантных войск численностью свыше 3600 человек, большого количества боеприпасов и вооружения{77}. В феврале в тыл врага был переброшен по воздуху 4-й воздуш-нодесантный корпус, насчитывавший около 10 тыс. человек.

В результате упорных и тяжелых боев на западном направлении наши войска разгромили 16 дивизий и 1 бригаду противника, отбросили его на 100 250 км, перерезали железнодорожную магистраль Вязьма - Брянск и создали угрозу с юга тылам основных сил врага, что имело важное военное и политическое значение. В ходе наступления были освобождены Московская, Тульская, а также часть территории Калининской и Смоленской областей. В решении этих задач значительную помощь сухопутным войскам оказала советская авиация. Несмотря на сложные метеоусловия, она действовала с большим напряжением. На поддержку и прикрытие войск, выброску воздушных десантов, воздушную разведку в январе - марте 1942 г. было совершено более 49 тыс. самолето-вылетов, нанесены большие потери немецко-фашистским войскам и авиации.

*  *  *

Наступление Красной Армии под Москвой явилось первым в Великой Отечественной войне крупным военно-политическим событием, началом коренного поворота в ходе войны. Гитлеровцы впервые во второй мировой войне потерпели крупное поражение. Легенда о непобедимости их армии и авиации оказалась развеянной. Красная Армия перешла от стратегической обороны к решительному наступлению, вырвала из рук врага инициативу ведения войны. Была снята непосредственная угроза Москве, сорваны планы противника на соединение немецких и финских войск и овладение Ленинградом.

Вместо дальнейшего продвижения на восток противник под ударами наших войск и авиации был отброшен на значительное расстояние. Победа советских войск и авиации имела важное политическое значение. Она убедительно показала реальную возможность разгрома немецко-фашистских войск, внушила свободолюбивым народам Европы уверенность в том, что они могут быть освобождены от фашистского рабства.

Большой вклад в успех наступления советских войск внесла наша авиация. Систематическая поддержка войск на поле боя, борьба с резервами противника, нарушение железнодорожных перевозок, уничтожение отступавших войск, завоевание господства в воздухе дали возможность нашим войскам вести наступление при равном соотношении сил. Бывший командующий Западным фронтом Г. К. Жуков в воспоминаниях о действиях авиации в ходе наступления пишет:

"Летчики действовали самоотверженно и умело. Благодаря общим усилиям фронтовой, дальней авиации и авиации ПВО у врага впервые с начала Отечественной войны была вырвана инициатива в воздухе. Авиация систематически поддерживала наши наземные войска, наносила удары по артиллерийским позициям, танковым частям, командным пунктам. Когда же немецко-фашистские армии начали отход, наши самолеты беспрерывно штурмовали и бомбили отходящие колонны войск. В результате все дороги на запад были забиты брошенной гитлеровцами боевой техникой и автомашинами"{78}.

Победа под Москвой явилась важным этапом в развитии оперативного искусства ВВС. Был приобретен значительный опыт подготовки авиации в ограниченные сроки в период оборонительной операции к действиям в интересах войск фронтов в контрнаступлении. В ходе наступления полное подтверждение получил основной принцип советского военного искусства по применению ВВС сосредоточение их основных усилий на главном направлении за счет резервов, ВВС соседних фронтов, дальнебомбардировочной авиации и авиации ПВО. Это было особенно характерным в первые дни контрнаступления, когда для удара по самой мощной группировке врага северо-западнее Москвы привлекалось до 75% сил всей нашей авиации, действовавшей на западном направлении.

Был получен также опыт организации и осуществления взаимодействия авиации с сухопутными войсками и между ВВС нескольких фронтов, а также дальнебомбардировочной авиацией и авиацией ПВО Москвы, который был использован в последующих операциях Отечественной войны и получил дальнейшее развитие.

В битве под Москвой была осуществлена проверка организационной структуры ВВС. Опыт боевых действий показал, что наличие ВВС общевойсковых армий и смешанных авиационных соединений значительно затрудняло маневр и массированное применение авиации на важнейших участках фронта. В целях сосредоточения авиации в одних руках и дальнейшего повышения ее боеспособности по решению Ставки ВГК в мае - ноябре 1942 г. из ВВС фронтов были созданы воздушные армии. Такая организационная структура авиационных объединений дала положительные результаты и существовала в течение всей Отечественной войны. Одновременно было признано целесообразным выделить соединения дальних бомбардировщиков и создать авиацию дальнего действия, подчиненную непосредственно Ставке ВГК.

В битве под Москвой и в операциях на других участках советско-германского фронта привлекались авиационные соединения РГК для усиления ВВС фронтов. Однако незначительное количество таких соединений и небольшой их численный состав не позволяли обеспечивать превосходства над авиацией противника, и поэтому приходилось для усиления ВВС фронтов привлекать авиационные соединения других видов авиации.

Опыт этой операции показал необходимость создания крупных авиационных резервов. Летом и осенью 1942 г. было сформировано десять истребительных, штурмовых и бомбардировочных авиационных корпусов РГК, что было одним из важнейших условий успешного выполнения задач Военно-воздушными силами.

В период наступления под Москвой со всей очевидностью проявились положительные стороны организационных мероприятий по совершенствованию структуры органов авиационного тыла, принятой в августе 1941 г. Батальоны аэродромного обслуживания стали более подвижными, а с упразднением управлений авиационных баз улучшилось руководство ими. Органы авиационного тыла стали способными в короткие сроки подготавливать новые полевые аэродромы и своевременно создавать на них необходимую материально-техническую базу. Новая структура позволила улучшить управление, планирование и организацию тылового обеспечения боевых действий авиации в операции, проводимой несколькими фронтами. Большой опыт приобрела инженерно-авиационная служба в обеспечении боевых действий и восстановлении поврежденных самолетов.

Получила некоторое развитие и тактика родов авиации.

Истребительная авиация приобрела опыт в прикрытии сухопутных войск патрулированием в воздухе и дежурством на аэродромах. Патрулирование групп самолетов над своей территорией и вылеты на перехват, по данным постов ВНОС, в связи с отсутствием радиотехнических средств были недостаточно эффективными. Авиационные части, вооруженные новыми типами истребителей, стали переходить к выполнению задач в составе пар самолетов.

Штурмовая авиация в основном действовала по войскам противника на поле боя с бреющего полета, но в то же время стала наносить удары и с высот до 300 м с планирования, что повышало эффективность ее действий.

Сложная обстановка в начале операции и отсутствие достаточного количества истребителей вынуждали нашу бомбардировочную авиацию действовать одиночными самолетами и звеньями. В дальнейшем, по мере улучшения воздушной обстановки, она стала наносить удары группами 6 - 9 самолетов, что повысило их эффективность. В период битвы под Москвой привлекались легкие бомбардировочные полки, вооруженные самолетами По-2, Р-5. Они успешно действовали ночью одиночными самолетами с высот 400 - 1000 м на поле боя и нашли широкое применение на протяжении всей войны.

Самоотверженная помощь всего народа умножала силы и укрепляла стойкость советских воинов в битве под Москвой. Они выстояли и победили. На подступах к столице нашли себе могилу около 300 тыс. гитлеровцев, более 1600 самолетов врага было уничтожено. За активное участие в защите столицы медалью "За оборону Москвы" было награждено свыше 1 млн. человек, в том числе тысячи авиаторов.

Глава 4.

Авиация в оборонительной операции на Волге

Весной 1942 г. Красная Армия, закрепляя успехи своего зимнего наступления, временно перешла к обороне. Положение на всех участках советско-германского фронта стабилизировалось. Советские войска, испытав неудачи и радость первых крупных побед, стали опытнее, организованнее и сильнее.

Благодаря героическим усилиям советского народа, руководимого Коммунистической партией, к середине 1942 г. в основном была завершена перестройка всех отраслей народного хозяйства для обеспечения нужд фронта. Авиационная промышленность не только восстановила утраченные мощности, но значительно превзошла их и обеспечила выпуск в 1942 г. 25 240 самолетов, в том числе 21 342 боевых. На вооружение авиации поступали современные для того времени самолеты Як-1, Ил-2, Пе-2. Началось производство новейших истребителей Ла-5. Союзническая помощь Англии и США по ленд-лизу была незначительной. На 1 мая 1942 г. в составе наших ВВС имелось всего лишь 249 иностранных самолетов устаревших типов: "Харрикейн", "Киттихаук", "Тамогаук".

Наряду с производством боевых самолетов с поршневыми двигателями принимались меры по созданию реактивных самолетов. 15 мая 1942 г. летчик-испытатель капитан Г. Я. Бахчиванджи провел испытание первого реактивного самолета конструкции В. Ф. Болховитинова.

Произошли улучшения и в организационной структуре авиации. В марте 1942 г. из частей дальнебомбардировочной авиации ВВС была организована авиация дальнего действия (командующий генерал А. Е. Голованов, заместитель по политчасти генерал Г. Г. Гурьянов, начальник штаба генерал М. И. Шевелев) с подчинением ее Ставке ВГК. В начале мая началось формирование воздушных армий фронтов и однородных авиационных дивизий, а в конце лета 1942 г. и авиационных корпусов резерва ВГК. Проводилось интенсивное переучивание летного состава на новую авиационную технику. Было завершено создание стройной системы подготовки и переподготовки летного и технического состава, расширена сеть запасных авиационных полков и бригад и проведена их специализация по родам авиации и даже по типам самолетов. В воздушных армиях в целях переподготовки летного состава были созданы отдельные учебно-тренировочные авиационные полки. Обобщался боевой опыт, и на этой основе совершенствовались оперативное искусство ВВС и тактика родов авиации.

Объем работ личного состава инженерно-авиационной службы в первой половине 1942 г. значительно увеличился, в связи с тем что качество самолетов, выпускаемых перебазированными в восточные районы заводами, ухудшилось. Это требовало проведения значительно большего объема профилактических работ по поддержанию в боевой готовности авиационной техники. Из-за необеспеченности ВВС необходимыми материалами и запасными частями задерживалось восстановление поврежденных самолетов. Однако благодаря трудовому героизму, творческой инициативе и помощи специалистов авиационных заводов инженерно-технический состав добился снижения количества неисправных самолетов.

Гитлеровское командование также провело ряд важных мероприятий с целью усиления своих войск и авиации на советско-германском фронте. За счет формирования новых дивизий и использования соединений своих союзников оно имело на советско-германском фронте наибольшее за всю войну количество войск и техники. Здесь были сосредоточены основные силы немецкой авиации, однако качество ее летного состава ухудшилось. Понеся большие потери за первый год войны, немецкое командование вынуждено было пополнять кадры недостаточно опытными летчиками выпуска 1942 г.

Путем решительного наступления фашисты рассчитывали овладеть стратегической инициативой, захватить важнейшие политические и экономические центры СССР и закончить войну на востоке. Крупная наступательная операция в начале лета 1942 г. готовилась на южном крыле фронта. Основной целью ее являлось уничтожение наших войск западнее Дона, овладение районом Кавказа с его нефтяными и продовольственными ресурсами.

Советское Верховное Главнокомандование планировало осуществить летом 1942 г. несколько наступательных операций почти на всех фронтах, главная операция намечалась на харьковском направлении. В период подготовки к летней кампании 1942 г. Ставка ВГК полагала, что наступательные операции Красной Армии сольются с мощными ударами наших союзников англо-американских войск - по Германии с запада. Однако этого не произошло.

В мае относительное затишье на фронтах сменилось ожесточенной борьбой. Наиболее тяжелая обстановка для советских войск сложилась в Крыму и в районе Харькова. Неудачи наших войск под Харьковом вынудили Красную Армию отказаться от наступательных планов и вновь, как и летом 1941 г., перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте. Инициатива ведения действий опять перешла к противнику.

Обладая превосходством в силах и средствах, в июне противник вышел к Воронежу, верхнему течению Дона и захватил Донбасс. Оборона наших войск между реками Северный Донец и Дон в полосе шириной до 170 км была прорвана. Немецкие войска получили возможность главными силами развивать наступление на Кавказ и к Волге. В целях усиления обороны 12 июля был создан Сталинградский фронт (командующий маршал С. К. Тимошенко) в составе 63, 21, 62, 64-й общевойсковых армий и 8-й воздушной армии (командующий генерал Т. Т. Хрюкин, заместитель по политчасти бригадный комиссар А. И. Вихорев, начальник штаба генерал Я. С. Шкурин){79}.

Для наступления на сталинградском направлении немецкое командование сосредоточило около 30 дивизий и около 1200 самолетов{80}. На направлении главного удара противник превосходил 62-ю и 64-ю армии в людях и боевой технике более чем в 2 раза. В составе его авиации находились отборные авиационные части, вооруженные самолетами Ме-109, Ме-110, Хе-111, Ю-87, Ю-88. 8-я воздушная армия фронта на 17 июля насчитывала более 300 самолетов. Кроме того, здесь действовало до 150 - 200 дальних бомбардировщиков и 50 - 60 истребителей 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО.

В связи с отходом авиачастей в район Сталинграда сложилась тяжелая обстановка для тыла 8-й воздушной армии (заместитель командующего по тылу генерал В. И. Рябцев). Авиационные части армии базировались на аэродромы, расположенные на правом берегу Дона, в непосредственной близости к противнику. 14 июля был отдан приказ о перемещении четырех районов авиационного базирования в составе 30 батальонов аэродромного обслуживания на левый берег Дона.

Отход частей тыла воздушной армии был сопряжен с большими трудностями, так как авиация противника систематически разрушала переправы через Дон, наносила этим частям большие потери. Во время отхода почти полностью вышел из строя тракторный парк и большое количество специальных автомашин. Сильно износился бортовой транспорт. Особенно тяжелое положение было с резиной. Запасы материальных средств с аэродромов правобережья Дона были перевезены неполностью, частично они уничтожались. Таким образом, к началу ожесточенных боев на дальних подступах к Сталинграду для нашей авиации сложились неблагоприятные условия.

Боевые действия авиации на дальних подступах к городу начались утром 17 июля 1942 г. В первые шесть дней боев 8-я воздушная армия поддерживала передовые отряды войск 62-й и 64-й армий, которые вели тяжелые бои на реках Чир и Цимля. Основные усилия авиации направлялись на уничтожение ударных группировок противника. В первый день боев бомбардировщики и штурмовики произвели 13 групповых ударов по колоннам танков и автомашин на дороге Н. Астахов - Морозовский, железнодорожной станции и аэродрому Морозовский. Прикрытие наших войск и переправ осуществлялось группами истребителей в 4 6 самолетов.

Существенную поддержку сухопутным войскам оказала авиация дальнего действия, которая в течение шести ночей действовала по районам скопления войск и переправам врага через реки Дон и Чир и его резервам в районах Острогожска, Россоши, Богучара, Кантемировки.

Под натиском превосходящих сил противника передовые отряды 62-й и 64-й армий отошли на основной рубеж обороны - Клетская, Калмыков, Суворовский. 23 июля две сильные группировки противника нанесли удары по сходящимся направлениям на Калач и, прорвав оборону наших войск, через два дня вышли к Дону в районе Каменской, окружили часть войск 62-й армии и стремились прорваться к Волге кратчайшим путем. В те дни все силы 8-й воздушной армии были сосредоточены для поддержки 1-й и 4-й танковых армий, наносивших контрудар по прорвавшейся группировке врага. Противник понес значительные потери и был временно остановлен, а части 62-й армии вышли из окружения.

В ходе начавшихся ожесточенных боев Верховное Главнокомандование усиливало сухопутные войска и авиацию. В состав 8-й воздушной армии прибывали части и соединения из резерва ВГК, что позволило увеличить интенсивность действий авиации. От ее ударов противник понес большие потери. Только 28 июля было уничтожено и повреждено до 30 танков и 30 автомашин, 2 батареи зенитной артиллерии и 16 самолетов противника{81}.

В период боев за переправы в районе Калача был организован пункт управления истребителей, с которого осуществлялось: наблюдение за воздушной обстановкой; оповещение истребительных авиачастей, находившихся на аэродромах, и летчиков в воздухе о действиях вражеских самолетов; наведение истребителей на самолеты противника с земли по радио и управление ими в зоне видимости; наращивание сил в воздухе за счет вызова групп истребителей. На этом пункте находился заместитель командующего 8-й воздушной армией. Периодически там были и командиры авиационных истребительных соединений и частей. Это способствовало повышению оперативности в управлении авиацией, усилению воздействия на врага, вскрытию и устранению недочетов в действии нашей авиации.

Одновременно осуществлялось приближение патрулирующих групп истребителей к линии фронта и эшелонирование их по высоте, что повышало эффективность действий и сокращало потери нашей авиации. Летчики начали действовать по принципу: ходить врозь, а сражаться вместе. Такое построение групп прикрытия давало возможность свободно маневрировать и вести наступательный бой.

Наши бомбардировщики и штурмовики в основном действовали группами в составе 4 - 6 самолетов при сопровождении 2 - 4 истребителей. Районы скопления вражеских войск и техники иногда подвергались ударам более крупных сил. Так, 31 июля было нанесено четыре удара по войскам и переправам в районе Калача с участием в них более 160 самолетов. В результате было уничтожено и повреждено свыше 30 танков, 150 автомашин, 50 повозок с боеприпасами, 3 орудия. Действия днем дополнялись ударами ночью экипажами фронтовых и дальних бомбардировщиков. Противник находился под непрерывным воздействием нашей авиации с воздуха, и темпы его продвижения замедлялись.

По мере повышения интенсивности и эффективности действий авиации противник усиливал прикрытие своих сухопутных войск и часто стал наносить удары по нашим аэродромам. Однако врагу не удалось снизить активность советской авиации. В те дни исключительно успешно сражались летчики 434-го истребительного авиационного полка под командованием майора И. И. Клещева. За первые 18 дней боев они провели 144 воздушных боя и сбили 36 вражеских самолетов, проявляя при этом образцы храбрости и героизма. Лейтенант Кукушкин и сержант Смирнов, возвращаясь на свой аэродром после выполнения боевого задания, встретили 9 немецких бомбардировщиков под прикрытием 12 истребителей. Несмотря на превосходство сил врагами малый запас бензина, наши летчики вступили в неравный бой, сбили пять вражеских самолетов и сорвали их удар по нашим войскам. В этом бою смертью героя погиб командир звена лейтенант Кукушкин.

Майор И. И. Клещев в то время являлся одним из новаторов тактики истребительной авиации, повседневно совершенствовал свое боевое мастерство, искал новые способы ведения боя, изучал тактику противника. Он всегда искал врага и вел активный наступательный бой. Этому учил и своих подчиненных. Внезапные атаки обеспечивали им победу. Десятки героев воспитал майор Клещев.

Особенно активно действовали экипажи 150-го бомбардировочного авиационного полка, вооруженные самолетами Пе-2, во главе с командиром полка подполковником И. С. Полбиным. Они применяли метод бомбометания с пикирования, в результате чего более полно использовались тактико-технические данные самолетов и врагу наносились ощутимые потери.

Большой интерес представляет удар летчиков Полбина по вражескому бензохранилищу в районе хутора Морозовский. Это бензохранилище гитлеровцы тщательно замаскировали. Кроме того, оно охранялось большим количеством зенитной артиллерии и истребителей. И тем не менее два советских пикирующих бомбардировщика днем прорвались к нему и на втором заходе зажгли резервуары с бензином. Немецкие танки из-за несвоевременной подачи горючего не могли вступить в бой.

Глубокий прорыв противника на кавказском и сталинградском направлениях к концу июля резко обострил обстановку. Советские войска отходили с тяжелыми боями и потерями, оставляя врагу богатые промышленные и сельскохозяйственные районы. В связи с этим 28 июля Народный комиссар обороны обратился к Вооруженным Силам с приказом No 227, в котором охарактеризовал опасное положение, создавшееся на юге страны, и от имени Родины потребовал усилить сопротивление врагу и остановить его продвижение. Приказ требовал от офицеров и генералов повысить стойкость войск и авиации, перестроить партийно-политическую работу в войсках в соответствии с обстановкой и мобилизовать все силы и средства на отпор врагу. Сознание смертельной опасности, нависшей над Родиной, придавало воинам новые силы и укрепляло их боевую стойкость.

Потерпев неудачу в попытке прорваться к Волге с западного направления, гитлеровцы перегруппировали свои войска для наступления с юго-запада. Они повернули сюда 4-ю танковую армию с кавказского направления. 31 июля эта армия при содействии авиации перешла в наступление и через два дня вышла в район Котельниково. Создалась угроза удара во фланг и тыл войск 62-й и 64-й армий. Для борьбы с прорвавшейся группировкой 3 августа была сформирована оперативная группа фронта под командованием генерала В. И. Чуйкова, которую поддерживала 8-я воздушная армия, ежедневно производившая до 600 самолето-вылетов. Над полем боя шли ожесточенные воздушные бои.

В первые дни августа воздушная разведка в районе железнодорожной станции Абганерово, Плодовитое установила сосредоточение большой группы вражеских войск, которая 5 августа перешла в наступление в направлении станции Тингута. В связи с этим основные усилия наших бомбардировщиков и штурмовиков были направлены на поддержку войск 64-й армии. Для ударов по войскам противника в течение первого дня наша авиация произвела 265 самолетовылетов. Для борьбы с танками успешно применялись и истребители ЛаГГ-3, вооруженные 37-мм пушками. Так, 5 августа восемь истребителей уничтожили четыре танка, шесть автомашин и автобензоцистерну противника.

Уничтожение авиации противника стало чаще производиться эффективными ударами по аэродромам. 5 августа 7 самолетов 268-й истребительной авиационной дивизии атаковали аэродром Б. Донщина, на котором находилось до 80 вражеских самолетов. В результате удара было выведено из строя 8 машин, а через несколько дней 8 самолетов Ил-2 228-й штурмовой авиационной дивизии нанесли удар по аэродрому Обливская, где находилось до 90 самолетов. В результате удара было выведено из строя до 40 самолетов противника{82}.

В целях обеспечения бомбардировщиков и штурмовиков эпизодически высылались группы истребителей в район их действия для расчистки воздушного пространства. Несмотря на господство в воздухе вражеской авиации, наши летчики смело вступали в воздушные бои, наносили ей потери. Только за первые пять дней августа в 115 воздушных боях было уничтожено 54 вражеских самолета и 28 - на аэродромах. Большая протяженность Сталинградского фронта (700 км) создавала затруднения в управлении войсками. В связи с этим 5 августа он был разделен на два фронта - Сталинградский и Юго-Восточный. 8-я воздушная армия вошла в состав Юго-Восточного фронта, а для Сталинградского фронта формировалась 16-я воздушная армия (командующий генерал П. С. Степанов, с 28 сентября 1942 г. генерал С. И. Руденко, заместитель по политчасти полковой комиссар А. С. Виноградов, начальник штаба полковник Н. Г. Белов, с 31 октября 1942 г. генерал М. М. Косых).

4-я немецкая танковая армия 6 августа, возобновив наступление, вышла к станции Тингута. Через три дня наша 64-я армия, пополненная резервами, при содействии авиации нанесла контрудар по прорвавшейся группировке противника. В результате были разгромлены три полка пехоты, подбиты и уничтожены десятки танков. Противник был оттеснен, а наши войска вновь вышли на внешний оборонительный обвод города. 8-я воздушная армия, имея в те дни 250 - 300 исправных самолетов, действовала напряженно, ежедневно совершала по 400 - 600 самолето-вылетов. В целях усиления ударов по противнику, по опыту обороны под Москвой, для штурмовых атак по вражеским войскам привлекались и истребители 102-й истребительной авиационной дивизии ПВО, которая прикрывала Сталинград.

В тяжелые дни непрерывных сражений особенно большую волю к победе проявляли летчики-истребители. 6 августа командир звена 183-го истребительного авиационного полка старший лейтенант М Д. Баранов, возглавляя патрулирование четырех самолетов Як-1 над переправой через Дон, вступил в бой с 25 истребителями противника и в первой же атаке сбил одного, затем атаковал подошедших бомбардировщиков, подбил один самолет и принудил его произвести посадку в расположение наших войск.

В это время немецкие истребители атаковывали наших штурмовиков Тогда Баранов пришел им на помощь и сбил еще один Ме-109. Израсходовав все свои боеприпасы, он пошел на таран и плоскостью своего самолета нанес удар по хвостовому оперению вражеского самолета, а сам спасся на парашюте. Таким образом отважный летчик в течение нескольких минут сбил четыре вражеских самолета{83}. Всего за короткий срок он уничтожил 24 фашистских самолета, за что был удостоен звания Героя Советского Союза. М. Д. Баранов в 1943 г. погиб смертью храбрых.

Активными действиями наши войска при поддержке авиации сорвали план противника с ходу выйти к Волге. За 30 дней ценой больших потерь враг продвинулся на 60 - 80 км. Наша авиация за это время совершила около 15500 самолето-вылетов, в воздушных боях и на аэродромах уничтожила 567 немецких самолетов.

Боевые действия на ближних подступах к Сталинграду начались 17 августа. После провала плана по захвату города с запада и юга немецкое командование решило нанести два удара по сходящимся направлениям из районов Трехостровского и Абганерово. Немецкие ударные группировки при поддержке 1 тыс. самолетов, сосредоточенные на узких участках фронта, имели превосходство над нашими войсками в 2 - 3 раза.

С 17 по 23 августа усилия 8-й и 16-й воздушных армий были направлены на разгром противника у переправ в районе Вертячего и Песковатки. Было совершено более 1 тыс. самолето-вылетов. В это же время часть сил авиации поддерживала войска 64-й армии юго-западнее Сталинграда. Но сил нашей авиации недоставало, противник удерживал господство в воздухе.

Учитывая сложность создавшейся обстановки, по указанию Ставки ВГК к 20 августа 1942 г. пять дивизий авиации дальнего действия перебазировались с Московского аэроузла ближе к району боевых действий, что дало возможность усилить удары по противнику.

Наращивание усилий авиации позволило совместно с сухопутными войсками наносить более ощутимые удары по врагу. Но обстановка была еще сложной.

20 августа на пополнение 8-й воздушной армии прибыла с переучивания на новые истребители Ла-5 287-я истребительная авиационная дивизия (командир полковник С. П. Данилин). На второй же день она вступила в бой. Только за 27 дней летчики этой дивизии успешно провели 299 воздушных боев и уничтожили в них 97 вражеских самолетов{84}.

Пользуясь превосходством в силах, противник 23 августа ценой больших потерь прорвал оборону, вышел к Волге в районе Латошинка, Рынок и расчленил войска Сталинградского фронта на две части 8-км коридором. Его авиация, перебазировавшись на передовые аэродромы, повысила свою активность и во второй половине дня нанесла по Сталинграду массированный удар, в котором участвовало несколько сот самолетов, всего в течение дня она произвела около 2 тыс. самолето-пролетов. В городе возникли пожары. Это было варварское разрушение города с многотысячным мирным населением. В этот день наши истребители провели над городом 25 воздушных боев и совместно с зенитной артиллерией сбили 90 фашистских самолетов.

В сложных условиях обстановки советским командованием были проведены мероприятия по усилению обороны и противодействия противнику. В состав 8-й и 16-й воздушных армий прибыло новое пополнение Улучшалось взаимодействие авиации с войсками и между родами авиации. Усилия авиации сосредоточивались для поддержки и прикрытия войск при обороне города. Совершенствовались противовоздушная оборона аэродромов, базирование и снабжение авиации.

Самоотверженно работал личный состав тыловых частей по созданию необходимых условий для обеспечения боевых действий авиаполков. Особое внимание обращалось на подготовку аэродромов, восстановление автотракторной техники и организацию подвоза материальных средств. Заканчивалось строительство 50 новых аэродромов за Волгой. С этой целью туда было переброшено 3 инженерно-аэродромных батальона и 8 батальонов аэродромного обслуживания, а решением обкома партии и облисполкома мобилизовано 3500 человек местного населения. В результате проведенных мероприятий тыловое обеспечение боевых действий авиации начало осуществляться в основном бесперебойно.

С 23 августа по 2 сентября усилия авиации были сосредоточены на поддержку войск, наносивших контрудары по прорвавшейся группировке врага. Советские летчики днем и ночью наносили удары по противнику севернее города. Вместе с сухопутными войсками они не дали возможности врагу овладеть Сталинградом с ходу. 7 сентября всеми видами разведки было установлено, что в районе Гумрака противник сосредоточил крупные силы для перехода в наступление. 272-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия в ночь на 8 сентября нанесла сосредоточенный удар по ударной группировке и, как стало известно, фактически сорвала ее наступление в назначенное время.

По инициативе летчиков 16-й воздушной армии на штурмовиках Ил-2 силами инженерно-технического состава авиаполков были оборудованы кабины для воздушных стрелков, установлены в них пулеметы. Воздушные стрелки еще не были предусмотрены штатным расписанием для этих самолетов, на боевые задания первое время летали механики, техники, специалисты по авиавооружению и спецоборудованию. Обеспечивая боевую готовность самолетов наравне с остальным техническим составом, многие из них совершали в день по 2 - 3 боевых вылета. В начале ноября промышленность стала поставлять на фронт уже двухместный Ил-2. Так, в ходе боев условия обстановки, требования тактики авиации оказывали существенное влияние на улучшение боевых возможностей самолетов. Все это способствовало улучшению действий штурмовиков и снизило их потери.

Самолеты Ил-2 гитлеровские солдаты называли "черной смертью". 7 сентября командир штурмовой авиаэскадрильи капитан П. С. Виноградов, нанося во главе семерки Ил-2 удар по танкам и пехоте врага на поле боя, подвергся атаке четырех Ме-109. Умело организовав оборону и боевые действия группы штурмовиков, он лично вступил в неравный бой с вражескими истребителями и два из них сбил. Раненный в бою, отважный командир под прикрытием своих подчиненных сумел довести поврежденный самолет до аэродрома и произвести посадку. Приказом Народного комиссара обороны капитану П. С. Виноградову было присвоено звание подполковник, он был назначен командиром 694-го штурмового авиационного полка и награжден орденом Ленина.

В ходе ожесточенных сражений советские летчики часто применяли такие приемы воздушного боя, которых избегали немецкие летчики, - стремительные лобовые атаки и таран. Воздушный таран применялся в решительные моменты боя, когда не было возможности сбить вражеский самолет другими средствами. Беспримерный подвиг в те дни совершил молодой летчик Б. М. Гомолко. 8 сентября 1942 г. группа истребителей 520-го истребительного авиационного полка во время прикрытия наших войск встретила десять немецких бомбардировщиков. Старший сержант Гомолко, совершающий свой первый боевой вылет, смело врезался в строй самолетов врага и сбил один бомбардировщик. В последующих атаках, израсходовав боеприпасы, будучи раненным, пошел на таран. Винтом своего самолета он отрубил хвостовое оперение второму бомбардировщику, после чего покинул свой неуправляемый самолет. Спускаясь на парашюте, Гомолко приготовился для боя с немецкими летчиками, также спускавшимися на парашютах. Одного он застрелил при попытке оказать сопротивление, а двух других взял в плен и доставил в штаб своего авиаполка. Вскоре старший сержант Б. М. Гомолко получил звание лейтенант и был награжден орденом Ленина.

Небо над Волгой было началом большого и славного боевого пути летчика В. Д. Лавриненкова. В одном из боев он был тяжело ранен, но сумел посадить самолет на свой аэродром. Вылечившись, отважный летчик снова поднял свой истребитель в воздух.

Патрулируя над переправой наших войск, старшина Лавриненков заметил две группы вражеских бомбардировщиков и решил их атаковать. Перед атакой к нему пристроился летчик из другого авиаполка, который, очевидно, отстал от своей группы.

- Атакуем! - крикнул Лавриненков по радио.

Длинная трасса пушечного огня незнакомого летчика прошила вражеский самолет, а Лавриненков короткой пулеметной очередью сбил флагманский бомбардировщик. Загорелись сразу два фашистских самолета. Во второй атаке Лавриненков поджег один Ю-87. Напарник, покачав крыльями, начал отходить в сторону, но в это время появились четыре немецких истребителя. Лавриненков и летчик самолета Ла-5, имя которого Владимир так и не узнал, смело ринулись в лобовую атаку. Немецкие летчики не приняли боя, повернули обратно. Лавриненков, ставший впоследствии дважды Героем Советского Союза, только за один месяц боев на Волге уничтожил 16 немецких самолетов. В одном полку с Лавриненковым храбро сражался Герой Советского Союза А. В. Алелюхин, который впоследствии был удостоен второй Золотой Звезды.

И так почти ежедневно - многие наши летчики вступали в бой против больших групп вражеских самолетов. Это свидетельствовало о высокой отваге и мужестве советских авиаторов, которые атаковывали противника, невзирая на его численное превосходство Еще в первые дни боев за Сталинград 8 истребителей под командованием майора И. Н. Степаненко атаковали 18 бомбардировщиков, шедших при сопровождении 8 истребителей противника, и сбили 4 самолета, из них 2 уничтожил командир группы. В этой схватке его самолет был серьезно поврежден, но Степаненко не покинул поля боя, а продолжал умело управлять подчиненными до тех пор, пока остальные немецкие самолеты небыли обращены в бегство.

14 сентября майор Степаненко во главе группы из шести истребителей, прикрывая войска 62-й армии, ведущие бои в районе железнодорожной станции Сталинград, смело атаковал 30 бомбардировщиков, сопровождаемых 12 истребителями. В ходе боя он сбил три самолета, а остальных наши летчики принудили беспорядочно сбросить бомбы вне цели и повернуть обратно. В начале октября при ведении воздушной разведки самолет Степаненко атаковали четыре истребителя. В завязавшемся бою он сбил двух, а остальные скрылись в облаках. За выдающиеся успехи в боях майор И. Н. Степаненко впоследствии был дважды удостоен звания Героя Советского Союза.

Наряду с успехами в боях имели место и недочеты. Истребители не всегда надежно сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков. Прибывшие на пополнение авиационные полки в сжатые сроки вводились в бой. Имелись недостатки и в работе штабов по управлению истребителями в воздухе, но они быстро устранялись в ходе наступательной операции.

В 16-й воздушной армии по указанию командующего ВВС Красной Армии была организована радиосеть наведения. Для ее организации был вызван заместитель командующего 13-й воздушной армией Ленинградского фронта генерал В. Н. Жданов, который уже имел опыт в области наведения истребителей по радио с земли. Сеть наведения состояла из центральной радиостанции, находившейся в районе КП 16-й воздушной армии, и радиостанций авиационных дивизий и полков, находившихся на аэродромах, а также станций наведения, расположенных около линии фронта, которые имели связь с летчиками-истребителями в воздухе. Радиостанции наведения имели следующие задачи: информация летчиков, находящихся в воздухе, о воздушной обстановке; наведение их на появившиеся самолеты противника; вызов истребителей с аэродромов и перенацеливание их на другие цели. В качестве наводчиков на радиостанциях были привлечены 25 командиров авиационных полков из запасных авиационных бригад с целью приобретения и распространения боевого опыта. На основе этого опыта в сентябре 1942 г. была разработана и введена в действие первая инструкция ВВС Красной Армии о наведении фронтовых истребителей по радио, которая явилась ценным руководящим документом и практическим пособием для авиачастей.

Таким образом, поступление новых типов самолетов, увеличение самолетного парка, улучшение тактики действий авиации, приобретение боевого опыта командным и летным составом способствовало успешному выполнению авиацией боевых задач. За 27 дней напряженных сражений на ближних подступах к Сталинграду наша авиация совершила около 16 тыс самолето-вылетов и наряду с нанесением больших потерь войскам и технике противника уничтожила 655 его самолетов. За это время почти в 2 раза увеличился удельный вес действий авиации ночью. Повысилось ее напряжение

Летом 1942 г. началось формирование авиационных корпусов резерва Главного Командования, состоящих из 2 - 4 дивизий. В истребительных авиационных дивизиях создавались группы "охотников" в составе 4 - 8 летчиков. Состав истребительных полков был увеличен с 22 до 32 боевых самолетов. Авиационные полки летным составом и самолетами пополнялись в ходе боевых действий. Это повысило боеспособность полка и увеличило продолжительность ведения им боевых действий. Основной тактической единицей стало звено, состоящее из двух пар истребителей. Атака вражеских самолетов производилась преимущественно с задней полусферы, сверху. Стала сокращаться дальность открытия пулеметно-пушечного огня.

Советское правительство и командование предприняли ряд мер, чтобы оказать решительное противодействие немецкой авиации и тем самым улучшить обстановку в пользу нашей авиации. С этой целью был издан ряд приказов НКО и ВВС. В одном из них указывалось:

"Считать боевым вылетом для истребителей только такой вылет, при котором истребители имели встречу с воздушным противником и вели с ним воздушный бой, а при выполнении задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков считать боевым вылетом только такой вылет, при котором штурмовики и бомбардировщики при выполнении боевой задачи не имели потерь от атак истребителей противника".

Требования этого приказа повлияли на повышение эффективности действий истребителей.

Наше командование всячески поощряло инициативные решительные действия летчиков. Оно требовало, чтобы истребители в первую очередь вступали в борьбу с бомбардировщиками противника.

В развитии тактики, особенно истребителей, большое значение имело обобщение боевого опыта, что позволило командованию ВВС к осени 1942 г. разработать и в декабре 1942 г. выпустить в свет Руководство по боевым действиям истребительной авиации.

К середине сентября в районе Сталинграда обстановка продолжала оставаться все еще напряженной. Войска противника вышли на городской оборонительный обвод, вклинились в оборону на стыке войск 62-й и 64-й армий, овладели важными высотами и находились в 3 - 4 км от центра города.

Перед войсками Сталинградского фронта стояла задача удержать город, не дать возможности противнику форсировать Волгу и выйти на ее левый берег, а также силами войск Донского фронта задержать продвижение врага к северу от города, в упорных боях нанести ему потери и выиграть время для подготовки контрнаступления.

Противник, захватив выгодные исходные позиции и подтянув резервы, начал штурм города. С 13 по 27 сентября проходили ожесточенные бои в южной и центральной части города. Ценой огромных потерь гитлеровцы на ряде участков фронта вышли к Волге. С первых дней боев за город соединения 8-й воздушной армии и авиации дальнего действия уничтожали ворвавшиеся в город войска противника и его подходившие резервы. Эффективность действий нашей авиации высоко оценил командующий 62-й армией генерал В. И. Чуйков.

Чтобы сдержать наступление врага и сорвать переброску его резервов на север, к участку контрудара Сталинградского фронта, войска 62-й армии при поддержке авиации 16-й воздушной армии 19 сентября нанесли контрудар из северной части города. В это же время 8-я воздушная армия и авиация дальнего действия уничтожали выдвигавшиеся резервы противника из района Городище. Только в течение двух ночей в этот район было совершено 600 самолето-вылетов. В результате согласованных действий сухопутных войск и авиации противник был лишен возможности производить маневр своими резервами.

Удары наших бомбардировщиков и штурмовиков переносились поочередно из одного района города в другой. 23 сентября авиация 8-й и 16-й воздушных армий и авиация дальнего действия наносила удары по врагу в центральной части города, а 24 сентября она активно действовала в южной части города. Командование сухопутных войск неоднократно присылало положительные отзывы об успешных действиях наших летчиков. В те дни большое значение приобретали удары бомбардировщиков ночью.

В период боев в Сталинграде авиация оказала существенную поддержку войскам и получила богатый опыт по уничтожению вражеских войск в крупном городе. Основными объектами действий являлись отдельные здания, занимаемые врагом, артиллерия, минометы, танки, скопления войск и техники.

Наша авиация действовала в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Штурмовики и истребители, взаимодействуя с пехотой и артиллерией, атаковывали противника непосредственно на переднем крае, а фронтовые и дальние бомбардировщики уничтожали артиллерию, резервы и войска, находящиеся в 2 - 5 км от линии фронта. Группы штурмовиков наводились на цель авиационными офицерами с КП или НП командиров стрелковых полков при помощи ракет, дымов, трассирующих снарядов.

Наряду с поддержкой войск фронтовая бомбардировочная, штурмовая авиация и АДД периодически вела борьбу с железнодорожными перевозками и вражеской авиацией на аэродромах. Истребительная авиация, получая пополнение, активнее стала переходить к наступательным боям. Потери вражеской авиации увеличились. В сентябре только летчиками 16-й воздушной армии было уничтожено в воздушных боях 290 самолетов противника. Снижение активности немецкой авиации выражалось в сокращении ударов по нашим аэродромам и тыловым объектам, а также в уменьшении числа полетов немецких "охотников". Это свидетельствовало о значительных потерях лучших летных кадров врага.

Командующий ВВС Красной Армии генерал А. А. Новиков, находясь в районе боев, своевременно принимал меры по более эффективному применению авиации. Он требовал сосредоточивать ее усилия на решающих направлениях, соблюдать строгую централизацию в руководстве боевыми действиями, оставлять часть сил в резерве, тщательно организовывать воздушную разведку для усиления ударов по противнику.

Командование ВВС Красной Армии требовало: систематически наносить удары по аэродромам противника, блокировать их; усилить действия "охотников" вытеснять вражескую авиацию с передовых аэродромов, чем затруднить ее действия на поле боя; предоставить истребителям инициативу в выборе способа атаки; значительную часть их сил направлять за линию фронта для уничтожения вражеских самолетов еще на путях подхода к ней; создать условия для умножения побед наиболее выдающихся мастеров воздушного боя, которых надо выращивать и смело выдвигать на командные должности, заменяя неспособных командиров; для разработки новых тактических способов действий истребителей привлекать передовых командиров и летчиков; лучшие тактические приемы распространять на все части; не выпускать в бой молодых летчиков, не имеющих боевого опыта, без основательной их проверки и тренировки{85}.

В период с 27 сентября по 18 ноября центр борьбы в городе переместился в район рабочих поселков и заводов. Войска фронта при содействии авиации не только отразили многочисленные атаки врага, но и сами неоднократно переходили в контратаки. Ожесточенная борьба шла за каждую улицу, каждый дом. Авиация днем и ночью вела боевые действия в интересах сухопутных войск, наносила удары по аэродромам, железнодорожным объектам и резервам противника.

Упорство, мужество и героизм личного состава возрастали с каждым днем. Коммунисты и комсомольцы личным примером в бою показывали образцы храбрости. Комиссар 291-го истребительного авиационного полка батальонный комиссар Л. И. Бинов в воздушном бою сбил вражеский истребитель, затем плоскостью своего самолета таранил второй самолет, после чего произвел посадку{86}. Во время боев в центральной части города покрыл себя бессмертной славой младший лейтенант А. А. Рогальский. Во время штурмового удара по противнику он повторил подвиг Гастелло. Его самолет был подожжен зенитным огнем. Рогальский направил горящий Ил-2 в скопление немецких танков и автомашин{87}.

Лейтенант В. Е. Пятов в одном воздушном бою дважды таранил вражеский самолет, который после второго удара рухнул на землю. Сам летчик-герой, показав образец мужества, высокое летное и боевое мастерство, произвел посадку на своем аэродроме. Число примеров самоотверженности и героизма с каждым днем росло. Политорганы, партийные и комсомольские организации в газетах, в боевых листовках, лозунгах, плакатах, на партийных и комсомольских собраниях, в беседах широко популяризировали опыт героев-авиаторов.

Между летчиками взаимодействующих авиачастей воспитывалась боевая дружба, взаимная выручка в бою. В письме от 18 сентября 1942 г. авиаторам 581-го истребительного авиационного полка летчики 783-го штурмового авиационного полка выразили горячую товарищескую признательность за надежное прикрытие и сопровождение их до цели и обратно. В ответном письме летчики-истребители осязались и впредь надежно обеспечивать боевые действия штурмовиков. Летчики обоих полков дали клятву отстоять город{88}.

Героическая стойкость и мужество наших войск и активные действия авиации днем и ночью способствовали нанесению больших потерь войскам и авиации противника. За 12 суток боев, с 27 сентября по 8 октября, противник смог продвинуться всего лишь на несколько сот метров.

После захвата Тракторного завода противник сосредоточил свои основные усилия для окончательного разгрома 62-й армии. Но в это время на помощь защитникам города подходили свежие резервы. Кроме того, 19 октября из района севернее города войска Донского фронта нанесли контрудар{89}.

Активно действовала 272-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия (командир полковник П. О. Кузнецов), которая совершила 375 самолето-вылетов. Каждому полку были указаны конкретные объекты для действий на территории Тракторного завода, направление захода на цель и время удара. Противник подвергался атакам через каждые 3 - 5 минут. Для обеспечения успешных действий выделялись опытные экипажи "охотники" с целью подавления ПВО в районе цели. Удары бомбардировщиков не только причиняли противнику значительные потери, но и изматывали его силы в течение всей ночи. Они помогли 62-й армии задержать дальнейшее продвижение вражеских войск. В октябре экипажи на самолетах По-2 вели боевые действия с высоким напряжением, каждую ночь они совершали по 7 - 10 боевых вылетов и сбрасывали на противника от 180 до 350 кг бомб с каждого самолета{90}.

Было обращено большое внимание на совершенствование тактики действий ночных экипажей. Наиболее опытные и подготовленные летчики стали выполнять задачи способом "охотников" для атак железнодорожных эшелонов, находящихся как на перегонах, так и на железнодорожных станциях. Удары по этим объектам даже одиночных экипажей были высокорезультативными. Например, летчики 272-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии только в течение двух ночей в девяти местах разрушили железнодорожное полотно, взорвали два паровоза и восемь вагонов, на железнодорожных станциях создали до 15 очагов пожара. Движение поездов было прекращено на 8 - 12 часов.

Одновременно с интенсивными боевыми действиями летчики на По-2 транспортировали войскам боеприпасы и продовольствие. За период сентябрь декабрь 1942 г. для материального обеспечения правофланговой группы войск 62-й армии было совершено 1008 самолето-вылетов и доставлено около 200 тонн различного груза.

Особенно отличились летчики 709-го авиационного полка (командир майор М. Г. Хороших). За успешные боевые действия в ходе борьбы с врагом и транспортировку грузов войскам приказом НКО от 27 ноября 1942 г. этот полк был преобразован в гвардейский, а приказом НКО от 4 мая 1943 г. ему было присвоено наименование Московский. Основанием для присвоения такого наименования послужило то, что в декабре 1941 г. этот полк был в основном сформирован из летчиков-москвичей аэроклуба Октябрьского района Москвы.

Совершенствовалась тактика и истребителей "охотников", которые стали все чаще вылетать за линию фронта с целью поиска и уничтожения одиночных самолетов, железнодорожных эшелонов на перегонах, штабных автомашин, радиостанций, артиллерийских орудий и т. д.

В 8-й воздушной армии из опытных летчиков был сформирован истребительный авиационный полк "мастеров воздушного боя". Они стали шире и активнее практиковать перехват вражеских самолетов путем вылета из засад. Было улучшено и управление. В октябре 1942 г. за Волгой, у хутора Бурковский, в 287-й истребительной авиационной дивизии был организован пункт наведения и управления.

Совершенствовалась и тактика действий штурмовиков, которые стали атаковывать цели группами в 6 - 9 самолетов. Большое внимание уделялось внезапности нанесения удара, успешно использовались штурмовики в качестве дневных бомбардировщиков, которые также применялись для перехвата и уничтожения вражеских бомбардировщиков в воздухе.

В сравнении с летом 1941 г. авиация дальнего действия стала действовать более активно и только ночью. Удары наносились по ограниченному количеству объектов в одном районе. Полет к цели и бомбардирование ее производились экипажами с временным интервалом в 2 - 3 минуты. Выход на цель осуществлялся по расчету времени и курса, по характерным ориентирам и при помощи светонаведения. Светообозначение войск достигалось выкладыванием линии из костров на удалении 1 - 1,5 км от переднего края, а также ракетами, трассирующими снарядами и фарами автомашин. Применявшиеся средства светонаведения и светообозначения показали хорошие результаты.

Ведя напряженные оборонительные бои, наши сухопутные войска и авиация постепенно создавали благоприятные условия для предстоящего контрнаступления. Для завоевания господства в воздухе и ослабления авиации противника силами 8-й воздушной армии и авиацией дальнего действия по указанию Ставки ВГК 27 - 29 октября наша авиация действовала по 13 аэродромам и совершила 502 самолето-вылета, при этом уничтожила несколько десятков немецких самолетов и повредила взлетно-посадочные полосы на ряде аэродромов, что снизило активность немецкой авиации и вынудило ее перебазироваться на тыловые аэродромы. В октябре в районе Сталинграда было проведено более 260 групповых воздушных боев, в которых сбито около 200 немецких самолетов и более 80 уничтожено на аэродромах{91}.

Таким образом, количественное увеличение самолетов, улучшение их качества, внедрение радиосредств в управление, улучшение работы инженерно-авиационной службы и материально-технического обеспечения, а также устранение недочетов в тактике действий родов авиации - все это увеличило роль авиации в поддержке войск в период ожесточенных боев. В течение 67 дней обороны города она совершила 45325 самолето-вылетов, сбросила 15440 тонн бомб, провела более 1 тыс. воздушных боев. В воздушных боях, на аэродромах и огнем зенитной артиллерии было уничтожено 929 вражеских самолетов{92}.

В результате проведенной советскими войсками Сталинградской оборонительной операции план гитлеровского командования на летнюю кампанию 1942 г. был сорван. Были созданы благоприятные условия для перехода Красной Армии в решительное контрнаступление.

Наша авиация активно содействовала войскам в удержании оборонительных рубежей на дальних и ближних подступах к городу и во время боев в нем, помогала войскам удерживать водные рубежи, участвовала в контрударах, вела борьбу с резервами противника и прикрывала сухопутные войска и важные объекты. Кроме того, авиагруппы Гражданского воздушного флота и части сил авиации дальнего действия транспортировали военную технику, личный состав, боеприпасы, продовольствие войскам и вывозили раненых в тыл страны.

Своими непрерывными боевыми действиями авиация оказала неоценимую поддержку войскам в удержании ими плацдармов в Сталинграде, в изматывании войск и уничтожении значительной части лучших летчиков противника.

В период оборонительной операции фронтовая авиация, авиация дальнего действия и истребительная авиация ПВО страны совершила 77 тыс. самолето-вылетов (в том числе АДД более 11 тыс.). На войска и объекты противника было сброшено 23 тыс. тонн бомб, выпущено 38 тыс. реактивных снарядов, до 1,2 млн. пушечных снарядов и около 4 млн. патронов. От ударов нашей авиации противник понес большие потери. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено более 2100 его самолетов.

По сравнению с оборонительной операцией под Москвой наша авиация в боях между Доном и Волгой применялась более массированно. Это достигалось главным образом путем сосредоточения усилий двух воздушных армий фронтов, авиационных резервов Ставки ВГК, значительной части сил дальней авиации, истребительной авиационной дивизии ПВО страны. Централизация управления, достигнутая за счет создания воздушных армий и однородных авиационных соединений, облегчала массированное применение авиации на важных направлениях.

Оправдал себя опыт координации усилий видов авиации, впервые осуществленный представителями Ставки ВГК по авиации. В оборонительной операции для управления боевыми действиями истребительной и штурмовой авиации стали применяться радиосредства.

Непрерывно совершенствовалась организация взаимодействия авиации с войсками. В штабах общевойсковых армий постоянно находились представители от авиации, отрабатывались планы взаимодействия.

По сравнению с операциями, проведенными нашими войсками в 1941 г., удельный вес ночных действий авиации в битве на Волге был значительно выше (около 47% всех самолето-вылетов), этим самым достигалась непрерывность воздействия авиации на войска противника в дневное и ночное время.

В условиях, когда немецкая авиация свои основные усилия сосредоточивала над полем боя, главным способом борьбы с нею являлись воздушные бои, в которых было уничтожено 76% вражеских самолетов.

Большую помощь общевойсковому и авиационному командованию оказала воздушная разведка. При помощи ее своевременно устанавливались районы сосредоточения резервов и ударных группировок войск и авиации противника. Для ведения воздушной разведки наряду со специальными разведывательными авиационными полками широко привлекались отдельные опытные летные экипажи, звенья, эскадрильи всех родов авиации. Визуальное наблюдение за действиями противника стало дополняться воздушным фотографированием, а передача сведений о противнике стала осуществляться по радио с борта самолета-разведчика.

Полученный опыт поддержки авиацией сухопутных войск в ходе длительных боев за Сталинград нашел широкое применение в последующих операциях Великой Отечественной войны при овладении крупными городами.

Новым в тактике штурмовой авиации было широкое применение ее в качестве ближних бомбардировщиков днем и частично ночью. В связи с этим штурмовики стали вести боевые действия не только на бреющем полете, но и со средних и малых высот. Для длительного воздействия по войскам противника и повышения обороноспособности наши летчики в районе цели стали более широко применять боевой порядок - "круг самолетов"

Главным способом боевых действий наших истребителей при прикрытии сухопутных войск и объектов тыла, как и в предыдущих операциях, было систематическое патрулирование в дневное время. Поступление на вооружение новых типов самолетов Як-7б и Ла-5 дало возможность применять в воздушном бою маневр в вертикальной плоскости. К концу оборонительной операции в штатах истребительных авиационных полков было организационно оформлено авиазвено, состоящее из двух пар самолетов, ставшее основной тактической единицей.

В оборонительной операции партийно-политические органы, партийные и комсомольские организации проводили большую идейно-воспитательную работу, основной целью которой являлось укрепление морального состояния личного состава и воспитание его в духе беззаветной преданности Родине, смелости и решительности в бою.

Большое внимание уделялось воспитанию любви и уважения к командиру и укреплению единоначалия. С объявлением Указа Президиума Верховного Совета СССР "Об установлении полного единоначалия и упразднении института военных комиссаров в Красной Армии" в авиационных частях были проведены партийные и комсомольские собрания, беседы, лекции, доклады, в которых разъяснялось значение преданности и веры в командира, особенно в период выполнения боевого задания. Неуклонное и точное выполнение боевого приказа было первым законом для летчика. Этот закон был нерушим при любых, даже самых трудных, условиях. Чувство высокой ответственности, вера в свои силы, взаимная товарищеская поддержка помогали им выходить победителями даже в боях с численно превосходящим противником. Воля к победе и презрение к смерти были замечательными качествами советских авиаторов.

Личному составу разъяснялось, что победу над врагом готовят народы всей нашей Родины: воины армии, авиации и флота - на фронте - и героические труженики - в тылу. В авиачастях обсуждались письма, полученные от трудящихся Ленинграда, Москвы, городов Урала, Казахстана, Узбекистана и других республик. Налажен был обмен письмами и делегациями между трудящимися самолетостроительных заводов и воинами-авиаторами. Практиковалось вручение представителями трудящихся отличившимся летчикам именных самолетов в торжественной обстановке на фронтовых аэродромах, в запасных авиационных полках или на авиационных заводах. Труженики тыла брали обязательства лучше работать в тылу, авиаторы - мужественно и стойко сражаться на фронте с врагом до полной победы над ним.

Широко популяризировались подвиги летного и технического состава. По случаю награждения отдельных летчиков орденами в полках проводились митинги. Вручение наград, как правило, производилось на аэродромах в присутствии всего личного состава. Боевые подвиги летчиков описывались в специальных боевых листках, листовках-"молниях", а также в дивизионных, армейских и фронтовых газетах. О героях-летчиках писали теплые письма их родным, а также на предприятия и в колхозы, где они трудились до ухода в авиацию. В авиационных полках широко практиковались встречи и беседы молодых авиаторов с ветеранами, Героями Советского Союза, которые делились своим боевым опытом.

Героические подвиги и напряженные боевые действия летчиков были высоко оценены Коммунистической партией. Только за период с 17 июля по 1 октября 1942 г. в 8-й воздушной армии шесть отважных летчиков были удостоены звания Героя Советского Союза, а более 1030 авиаторов награждены орденами и медалями.

Многогранная и повседневная партийно-политическая работа обеспечила высокую патриотическую сознательность, боевую выучку, стойкость в боях и героизм личного состава авиачастей в оборонительный период и морально подготовила его к предстоящему контрнаступлению.

Итоги и выводы

Первый период Великой Отечественной войны, продолжавшийся почти 17 месяцев, для Советских Вооруженных Сил был исключительно сложным и тяжелым. На протяжении почти полутора лет войны немецко-фашистские войска дважды проводили крупные наступательные операции, пытаясь нанести поражение Красной Армии. Но все их попытки не достигли намеченных целей. Сухопутные войска при активном содействии Военно-воздушных сил зимой 1941/42 г. нанесли противнику первое крупное поражение, а осенью 1942 г. - второе и создали предпосылки для коренного перелома в ходе войны.

Итоги вооруженной борьбы первого периода войны на советско-германском фронте свидетельствовали о том, что он был не только главным, но и решающим во второй мировой войне. Достигнутые на советско-германском фронте результаты оказали решающее влияние на весь ход второй мировой войны. Общие потери немецких войск с 22 июня 1941 г. по 30 июня 1942 г. на нашем фронте составили почти 2 млн. солдат и офицеров. Наши Вооруженные Силы сорвали гитлеровский план "молниеносной" войны. Германия вынуждена была вести затяжную войну.

Советские ВВС принимали активное участие в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. За первый период войны фронтовой и авиацией дальнего действия было совершено 858 тыс. боевых самолето-вылетов{93}, сброшено на войска, технику и различные тыловые объекты противника 6215 тыс. бомб общим весом до 170 тыс. тонн{94}. В воздушных боях и на аэродромах советской авиацией было уничто-жено более 15700 самолетов противника. Потери немецкой авиации на других театрах военных действий за то же время составили около 3400 самолетов.

Всемерное содействие сухопутным войскам являлось главной задачей нашей авиации. Основные ее усилия направлялись на уничтожение танковых и механизированных колонн противника. Это давало возможность оказывать значительную помощь войскам фронтов в проведении оборонительных и наступательных операций, истощении сил врага. Одновременно с этим авиация вела воздушную разведку, наносила периодические удары по военно-промышленным и политическим объектам в глубоком тылу противника, оказывала помощь партизанскому движению.

Наша авиация совместно с войсками ПВО страны предотвратила разрушение крупнейших административных и промышленных центров СССР, в том числе Москвы, успешно прикрывала с воздуха блокированный Ленинград и единственную линию связи его с тылом - ледовую Дорогу жизни через Ладожское озеро. Вражеским бомбардировщикам не удалось нанести существенных повреждений важнейшим промышленным центрам: Баку, Горькому, Саратову, Куйбышеву и другим.

Советское правительство высоко оценило заслуги авиаторов и их вклад в достижение победы над врагом. За мужество, отвагу, стойкость и массовый героизм в 1941 -1942 гг. 269 лучших авиаторов были удостоены звания Героя Советского Союза, десятки тысяч награждены орденами. Три авиационных полка были награждены орденами, 38 полков фронтовой и 5 полков авиации дальнего действия преобразованы в гвардейские.

В ходе первого периода войны, когда стратегическая оборона наших войск проводилась в условиях господства в воздухе авиации противника, в тяжелой обстановке на земле, наша авиация достигла крупных успехов в единоборстве с внезапно напавшей и хорошо вооруженной немецкой авиацией. Она нанесла противнику тяжелые потери в самолетах и опытном летном составе. Советская авиационная промышленность постепенно достигает больших успехов в производстве новейших образцов авиационной техники и вооружения. В 1941 -1942 гг. она поставила фронту 33857 самолетов, а немецкая промышленность совместно с оккупированными государствами выпустила 20857 боевых самолетов. Одержанные успехи на фронте и в тылу позволили обеспечить превосходство в численности и качестве самолетов над гитлеровской авиацией и создать необходимые предпосылки для окончательного завоевания господства в воздухе советской авиацией во втором периоде войны.

Была проведена большая работа по подготовке летно-технических кадров: за первые полтора года войны вузы ВВС подготовили около 90 тыс. человек, в том числе 41 224 человека летного состава.

Созданная в начале войны система подготовки, комплектования и формирования авиационных частей и соединений способствовала укреплению и повышению боеспособности ВВС. В 1941 -1942 гг. было подготовлено и отправлено на фронт 570 авиационных частей. В 1942 г. по сравнению с 1941 г. в среднем в 2 раза увеличился налет на одного летчика, а количество самолето-вылетов на боевое применение возросло почти в 2,5 раза, что способствовало дальнейшему повышению боевой подготовки летного состава.

В первом периоде войны уделялось большое внимание созданию авиации резерва ВГК. В связи с большими потерями самолетов и сложной воздушной обстановкой с июля 1941 г. в ВВС развернулось формирование резервных авиационных соединений для усиления авиации действующих фронтов на важнейших направлениях.

В начале войны в качестве резервов использовались авиационные соединения дальнебомбардировочной авиации Главного Командования, а также и авиация ВВС внутренних военных округов. В августе 1941 г. были сформированы первые резервные, а затем ударные авиационные группы, каждая в составе 4 6 авиационных полков.

Завершение перебазирования авиационной промышленности на восток и налаживание массового производства самолетов к лету 1942 г. создали благоприятные условия для формирования более мощных резервов фронтовой авиации и обеспечения дальнейшего роста численности самолетного парка воздушных армий. К середине ноября 1942 г. было создано десять авиационных корпусов ВГК, которые по удельному весу составляли свыше 32% от общей численности боевых самолетов фронтовой авиации, что позволяло во втором периоде войны осуществлять маневр и создавать крупные авиационные группировки на важнейших направлениях советско-германского фронта{95}.

С началом войны инструкторы и спортсмены аэроклубов направлялись в авиационные части и соединения. Из личного состава ряда аэроклубов были сформированы многие полки ночных бомбардировщиков. В ходе войны организации Осоавиахима продолжали подготовку пилотов-планеристов, парашютистов, укладчиков парашютов и других специалистов. Среди населения велась агитационная работа, популяризирующая героические подвиги авиаторов и боевую деятельность Военно-воздушных сил. По инициативе организаций Осоавиахима в городе и деревне проводился сбор средств на строительство боевой техники.

В работе Осоавиахима нашла свое яркое выражение забота трудящихся об укреплении боевой мощи Красной Армии и ее авиации, единодушное стремление всего советского народа одержать победу над фашистскими захватчиками. Патриотическая деятельность Осоавиахима получила высокую оценку. Отмечая его 20-летие в 1947 г., Президиум Верховного Совета Союза ССР за успешную работу в деле укрепления обороны страны наградил Осоавиахим орденом Красного Знамени.

Успешное завершение перебазирования предприятий авиационной промышленности на восток, повышение темпа выпуска самолетов и других материальных средств оказали положительное влияние на количественные и качественные изменения самолетного парка и повышение боевой мощи ВВС. Удельный вес бомбардировочной и штурмовой авиации в составе ВВС увеличился до 66%, бомбовый залп возрос в 2 раза. Сухопутные войска получали более значительную поддержку с воздуха, в результате чего повысилась их стойкость в обороне и увеличились успехи в наступлении.

Маневр силами авиации считался одним из важнейших условий достижения успеха в проводимых операциях. Однако до лета 1942 г. в связи с распылением сил по общевойсковым армиям фронта она была лишена возможности сосредоточения своих усилий на решающих направлениях. Организация воздушных армий позволила получить значительный опыт в маневрировании авиацией фронта в первом периоде войны. Дальнейшее увеличение численности воздушных армий, сформирование десяти авиакорпусов РГК к осени 1942 г. создали широкие возможности для маневра авиацией во втором периоде войны.

В течение первого года войны взаимодействие между ВВС фронтов, ДБА, авиацией ПВО страны, резервами и ударными авиационными группами в совместно проводимых операциях организовывало командование ВВС Красной Армии. Для этой цели в район боевых действий направлялись члены Военного совета ВВС Красной Армии. Начиная слета 1942 г. в битве под Сталинградом взаимодействие между воздушными армиями фронтов, авиацией дальнего действия и авиацией ПВО страны координировал командующий ВВС Красной Армии как представитель Ставки ВГК по авиации. Наличие представителя Ставки по авиации на фронте положительно отразилось на успехах боевых действий ВВС.

Взаимодействие авиации с сухопутными войсками после создания воздушных армий осуществлялось более целеустремленно. В штабах авиационных объединений стали разрабатываться планы взаимодействия, где указывались задачи сухопутных войск и авиации, районы ее базирования, напряжение в самолето-вылетах, сигналы взаимного опознавания и другие вопросы.

Взаимодействие авиации с войсками в наступательных операциях первого периода войны еще не получило законченной формы. Перед наступлением ВВС вели борьбу с авиацией противника на аэродромах, с его железнодорожными перевозками и подходящими резервами. В период прорыва тактической зоны обороны противника усилия нашей авиации направлялись на содействие своим войскам, борьбу за господство в воздухе, воспрещение подхода резервов противника и ведение воздушной разведки. В дальнейшем авиация выполняла и ряд других задач: содействовала войскам в отражении контрударов противника, захвате промежуточных оборонительных рубежей, в преследовании отходящих вражеских войск; осуществляла выброску воздушных десантов и поддержку их действий в тылу противника.

Дальнейшее развитие теории оперативного искусства ВВС позволило найти более эффективную форму боевого применения авиации в наступательных операциях - авиационное наступление. В Боевом уставе пехоты Красной Армии, утвержденном НКО СССР 9 ноября 1942 г., были введены новые понятия об артиллерийском и авиационном наступлении. Основная цель его заключалась в

"непрерывной поддержке пехоты массированным, действительным огнем артиллерии, минометов и авиации в течение всего периода наступления"{96}.

Более полное определение авиационного наступления дано в Полевом уставе Красной Армии:

"Авиационное наступление состоит из двух периодов: подготовка атаки и поддержка атаки и действий пехоты и танков в глубине обороны противника"{97}.

Авиационным наступлением предусматривалось сосредоточение усилий авиации на главном направлении наступления войск фронта и поражение важнейших объектов в тактической и оперативной глубине обороны противника.

В операциях первого периода войны возрастали непрерывность и активность воздействия авиации на войска противника. Если летом 1941 г. фронтовая авиация выполняла задачи главным образом днем и в простых метеоусловиях, то с осени она стала действовать в сложных условиях погоды и ночью. Для этой цели были сформированы ночные легкобомбардировочные авиационные полки на самолетах По-2 и Р-5. Дальнебомбардировочная авиация стала действовать ночью, как бы дополняя удары дневных бомбардировщиков и штурмовиков. В результате этого удельный вес действий ночью заметно увеличился. Если за первые шесть месяцев войны действия бомбардировщиков ночью составляли 6% от всех самолето-вылетов ВВС, то в период битвы на Волге - около 47%.

В целях обеспечения безопасности полетов ночью и в сложных метеоусловиях с осени 1941 г. штурманская служба ВВС Красной Армии организовала земное обеспечение самолетовождения, на самолетах устанавливалось дополнительное радио- и светооборудование, чаще стало организовываться целеуказание с земли, практиковался фотоконтроль результатов бомбардировочных ударов. Таким образом, даже в крайне тяжелой обстановке советское командование, используя все возможности, в том числе и самолеты устаревших конструкций, сумело обеспечить непрерывность воздействия авиации на противника.

В ходе оборонительных операций авиация получила опыт участия в поддержке контрударов войск, а в период наступательных операций - по обеспечению действий воздушноде-сантных войск и партизан по транспортировке грузов и людей по воздуху. Для этой цели широко применялись полки дальнебомбардировочной авиации и авиаотряды ГВФ. За первые полтора года войны в интересах партизан было совершено 58 тыс. самолето-вылетов, в том числе 4645 с посадкой в тылу врага. Только в 1942 г. частями ГВФ и дальней авиации перевезено более 38 тыс. человек и 6400 тонн груза.

В первом периоде войны был получен богатый опыт борьбы за господство в воздухе. Из общего количества 803 тыс. самолето-вылетов, произведенных фронтовой авиацией в ходе борьбы с вражеской авиацией, наши истребители совершили 184 686 самолето-вылетов на прикрытие сухопутных войск и важнейших объектов тыла фронта и 69 397 - на сопровождение других родов авиации. Для удара по вражеским аэродромам был израсходован 22 851 самолето-вылет. В целом же на борьбу за господство в воздухе было затрачено более '/з всех усилий фронтовой авиации. Борьба за господство в воздухе являлась одной из важнейших задач наших ВВС. Несмотря на ограниченный характер действий по аэродромам противника, количество уничтоженных на них самолетов составило 33%. За первый год войны из 13156 уничтоженных вражеских самолетов на советско-германском фронте 4316 было уничтожено на аэродромах, 6891 сбит в воздушных боях и 1949 - огнем зенитной артиллерии.

По данным большинства воздушных армий, количество сбитых самолетов противника в первой атаке составляло около 70%, в результате второй атаки 19% и третьей - 10%. Следовательно, уничтожение вражеских самолетов наиболее вероятно было при первых атаках.

В первом периоде войны был получен опыт боевых действий авиации по оперативным резервам противника, которые в ряде случаев представляли собой воздушную операцию. Так, например, действия фронтовой и дальней авиации по 2-й танковой группе противника в 1941 г. оказали существенное содействие сухопутным войскам в нанесении значительных потерь противнику и задержке наступления танковых соединений. Однако сложная воздушная обстановка и необходимость сосредоточения почти всех сил авиации для непосредственной поддержки войск фронтов на поле боя ограничивали возможности действий авиации по оперативным резервам противника.

По мере количественного роста и качественного улучшения авиатехники, изучения и освоения боевого опыта, проявления творческой инициативы летным и командным составом авиационных частей и соединений ВВС совершенствовалась и развивалась тактика действий родов авиации. Умелые, инициативные действия личного состава оказывали существенное влияние на успешное выполнение боевых задач авиацией, повышение эффективности ее воздействия на противника и снижение наших потерь.

Самолеты-бомбардировщики в составе ВВС фронтов являлись основным средством уничтожения сухопутного противника. Способы действий бомбардировочной авиации видоизменялись в соответствии с приобретением боевого опыта, с получением на вооружение новых типов самолетов и с возрастанием противодействия средств ПВО противника. В начале войны наша бомбардировочная авиация действовала группами в составе до авиационного полка. Через 8 - 10 дней войны в связи с уменьшением численности боевого состава она перешла к эшелонированным действиям: днем - в составе звена, эскадрильи и ночью - одиночными экипажами. С лета 1942 г. в результате увеличения количества самолетов-бомбардировщиков и освоения боевого опыта стали применяться сосредоточенные удары фронтовой и дальней авиацией.

Боевые порядки бомбардировщиков днем - "клин", "пеленг", колонна звеньев, эскадрилий и авиаполков - обеспечивали им обороноспособность, маневр и точность поражения заданных объектов. При выдерживании сомкнутых боевых порядков и организованном ведении пулеметного огня обеспечивалось отражение атак вражеских истребителей, снижались потери наших самолетов и повышалась эффективность поражения целей.

Бомбардирование целей производилось, как правило, с горизонтального полета. Удары с пикирования главным образом из-за недостаточной подготовки летного состава широкого развития не получили, что не позволило использовать все качества самолетов Пе-2 и снижало эффективность воздействия на врага, особенно по малоразмерным целям.

Высоты бомбардирования в основном определялись размерами цели, средствами поражения, эффективностью ее поражения и степенью противодействия ПВО. В начале войны бомбардировщики действовали с высот 2000 - 3000 м. Но удары с этих высот не всегда обеспечивали поражение объектов, особенно малоразмерных. В целях повышения эффективности ударов, особенно по танковым и механизированным колоннам, через две недели после начала войны бомбардировщики стали действовать с высот 600 - 1000 м, а при слабом противодействии ПВО противника и с более низких высот.

Ночью легкомоторные бомбардировщики действовали одиночными самолетами с интервалом между ними в 5 - 15 минут. Мощность ударов по важным целям достигалась увеличением числа самолетов, одновременно действующих с эшелонированием их по высоте. Выход на цель осуществлялся, как правило, с одного направления на планировании с приглушенными авиадвигателями, чем достигалась тактическая внезапность и сокращение потерь наших самолетов. Дальние бомбардировщики (Ил-4, ТБ-3, Пе-8, Ли-2) ночью действовали одиночными самолетами. За короткий отрезок времени по одной цели наносили удар 80 - 100 и более самолетов с высот не более 2000 м.

В начале войны штурмовая авиация в основном вела борьбу с танковыми и механизированными колоннами и действовала в интересах непосредственной поддержки войск. В дальнейшем она стала привлекаться и для нарушения железнодорожных перевозок, уничтожения резервов и авиации противника на его аэродромах. Боевые задачи штурмовики выполняли небольшими группами способом эшелонированных действий. С увеличением численности самолетов Ил-2 штурмовики стали чаще осуществлять сосредоточенные удары силами нескольких эскадрилий. В сложных метеоусловиях летчики получили опыт действий методом свободной "охоты".

По мере накопления боевого опыта совершенствовалась тактика штурмовиков, видоизменялись боевые порядки, улучшалась организационная структура. Если в 1941 г. трех-самолетное звено штурмовиков выполняло задачу в боевом порядке "клин", а в начале 1942 г. "пеленг" самолетов, то с осени 1942 г. основой боевого порядка становится пара самолетов, а состав звена - четырехсамолетным. При этом наиболее обороноспособной и маневренной оказалась группа в составе 6 - 8 самолетов. Боевым порядком такой группы стал "пеленг". Сбрасывание бомб производилось с индивидуальным прицеливанием каждым летчиком или по сигналу ведущего группы.

Атака целей штурмовиками обычно производилась одиночными самолетами и звеньями с бреющего полета или с высот 150 - 300 м при одном заходе, а в условиях отсутствия противодействия средств ПВО противника - с нескольких заходов и различных направлений. С осени 1942 г. ряд штурмовых авиаполков наряду с боевыми действиями на бреющем полете стали применять атаки с пикирования под углом 20 - 35° с высот 800 - 1200 м, что повысило точность их ударов.

Сопровождение штурмовиков истребителями до цели и обратно являлось основным способом их боевого обеспечения. Однако до осени 1942 г. в связи с недостатком наших истребителей штурмовики нередко вынуждены были действовать и без сопровождения, что повышало их потери. С увеличением самолетного парка истребителей сопровождение штурмовиков осуществлялось систематически. Летом 1942 г. первоначально в ВВС Северо-Западного фронта, осенью в 16-й воздушной армии, а затем и в других воздушных армиях на самолетах Ил-2 была оборудована вторая кабина с турельным пулеметом. Это позволило штурмовикам успешно отражать атаки истребителей противника. Увеличение емкостей самолетных бензиновых баков, усиление броневой защиты самолета, замена пулеметов авиапушками калибра 23 мм повысили эффективность удара штурмовиков, в том числе и по вражеским танкам, и сократили их потери.

Истребительная авиация являлась главным средством борьбы за господство в воздухе. Она прикрывала сухопутные войска, важные объекты тыла, аэродромы базирования фронтовой авиации и периодическим сопровождением обеспечивала боевые действия бомбардировочной и штурмовой авиации. Кроме того, она частью сил вела непрерывную воздушную разведку и свободную "охоту", периодически привлекалась и для штурмовых действий по войскам и технике противника на поле боя.

Прикрытие сухопутных войск осуществлялось патрулированием днем, дежурством групп истребителей на аэродромах и полевых площадках. Патрулирование в воздухе в связи с отсутствием радиолокационных средств являлось главным способом прикрытия войск и объектов тыла. Дежурство истребителей на аэродромах давало положительные результаты в условиях эшелонированных и продолжительных действий вражеской авиации. Значительное удаление (80 - 100 км) базирования истребителей от линии фронта, недостаточное количество и слабое освоение радиосредств для управления истребителями над полем боя до осени 1942 г. отрицательно сказывались на эффективности действий истребителей.

В битве под Москвой было положено начало переходу к новому боевому порядку, состоявшему из пар истребителей. В сентябре 1942 г. звено четырехсамолетного состава закреплено приказом. Переход к новым боевым порядкам повысил боеспособность истребителей, способствовал надежному прикрытию сухопутных войск и сопровождению других родов авиации и снижению своих потерь. В битве на Волге был получен опыт прикрытия сухопутных войск с эшелонированием групп истребителей по высоте, делением их на ударную и прикрывающую группы с переносом зон их патрулирования за линию фронта на территорию, занимаемую войсками противника.

К концу первого периода войны истребители получили опыт ведения воздушного боя в вертикальной плоскости, что позволило более надежно прикрывать сухопутные войска, переходить к наступательному бою и повысить эффективность действий в борьбе за господство в воздухе.

Развитие тактики истребительной авиации в первом периоде войны в основном шло по линии улучшения маневренности ее боевых порядков, перехода к боевым действиям в составе пары самолетов, эшелонирования боевых порядков и деления их на группы непосредственного прикрытия и ударную группу, улучшения организации взаимодействия между этими группами и эшелонами, внедрения в бою маневра в вертикальной плоскости.

Обеспечение боевых действий Военно-воздушных сил являлось одной из главных обязанностей командования, политорганов, партийных организаций, личного состава инженерно-авиационной службы, тыла и других служб.

Партийно-политическая работа направлялась на обеспечение выполнения задач авиацией, укрепление политико-морального состояния авиаторов и воинской дисциплины. Основными формами и методами партийно-политической работы являлись: систематические выезды руководящих работников политаппаратов и военкомов в авиаполки и эскадрильи, проведение конференций, совещаний, партийных и комсомольских собраний, митингов, докладов, лекций, бесед, ежедневных политинформаций и читки важнейших материалов периодической печати. Индивидуальные и групповые беседы являлись наиболее оперативной формой работы. Они позволяли своевременно и полно доводить до всех авиаторов требования Родины, приказы командования, разъяснять условия сложившейся обстановки, популяризировать передовой боевой опыт и подвиги летчиков.

Большое воспитательное значение имели фронтовые, армейские и дивизионные многотиражные и стенные газеты и боевые листки, которые являлись основным центром всей политической и воспитательной работы в авиации. На их страницах разъяснялись политика Коммунистической партии, цели и задачи войны, показывалась работа тружеников тыла страны, инженерно-технического состава и тыловых частей авиации, пропагандировался передовой опыт лучших авиаторов.

Сложная обстановка в начале войны создавала большие трудности для командиров в руководстве боевыми действиями. Введение института военных комиссаров имело большое значение для укрепления Красной Армии, в том числе и ВВС. В тяжелый период войны военные комиссары наряду с дальнейшим расширением объема и содержания партийно-политической работы оказывали значительную помощь командному составу в повышении дисциплины, организованности и эффективности действий авиации.

Политработники популяризировали опыт передовых командиров полков, эскадрилий, звеньев, подвиги летчиков, инженерно-технического состава и воинов авиатыла. Большая помощь оказывалась командованию в распространении передового опыта путем своевременного издания очерков, бюллетеней, памяток, альбомов и других материалов. Оправдал себя опыт чествования летчиков, экипажей, успешно выполнивших 25, 50, 100, 150, 200 боевых вылетов. К этим дням, как правило, приурочивалось вручение правительственных наград, благодарственных приказов и писем командования к отличившимся воинам.

В трудных условиях обстановки, в ожесточенных боях коммунисты и комсомольцы находились впереди и личным примером вселяли уверенность у остальных воинов в своих силах и оружии, поднимали их боевой и моральный дух, воспитывали у них любовь к Родине и жгучую ненависть к фашистским захватчикам. Многие политработники не только успешно организовывали партийно-политическую работу, но сами лично принимали активное участие в боевых вылетах. Так, например, военкомы авиаэскадрилий старшие политруки А. С. Данилов, А. М. Соколов, Н. М. Дубинин, батальонный комиссар А. П. Чулков и многие другие своим мужеством и личным примером в многочисленных боях воодушевляли подчиненных на героические подвиги, множили боевую славу советской авиации, за что были удостоены звания Героя Советского Союза.

Придавая важное значение поощрению воинов за успешное выполнение боевых задач, Президиум Верховного Совета СССР учредил в 1942 г. ордена Суворова, Кутузова, Александра Невского, Отечественной войны и медали за оборону городов-героев. Особо отличившиеся авиационные части и соединения стали преобразовывать в гвардейские. Командиры авиационных объединений, соединений и частей получили право своими приказами награждать отличившихся авиаторов орденами и медалями. Все эти мероприятия способствовали укреплению морального состояния авиаторов, повышению их боеспособности и достижению победы в ожесточенных боях.

Тяжелые испытания и жертвы, связанные с ведением войны, не ослабили рядов коммунистов, партийных организаций ВВС. Они непрерывно укреплялись и численно росли за счет передовых воинов, особенно после решений ЦК ВКП(б) от 19 августа и 9 декабря 1941 г., облегчивших условия вступления в Коммунистическую партию отличившихся воинов в боях с врагом. Поэтому партийные организации ВВС, несмотря на боевые потери, не только восстанавливали свои ряды, но и непрерывно расширяли их. Чем тяжелее складывалась обстановка на фронте, тем больше авиаторов шло в ряды партии на смену павшим в боях.

По состоянию на 1 января 1941 г. в ВВС насчитывалось 58 013 членов и кандидатов партии. К 1 января 1942 г. парторганизации выросли на 16 193 человека, т. е. почти на 30%, и насчитывали в своих рядах уже 74 206 коммунистов. В 1942 г. партийные ряды ВВС росли еще более быстрыми темпами. За первое полугодие они выросли больше, чем за весь 1941 год. На 1 июля 1942 г. в авиации находилось 91 127 членов и кандидатов партии, а к концу 1942 г. их уже было 123 102 (около 7% всех армейских коммунистов).

Неуклонно росла партийная прослойка в частях ВВС. На 1 января 1941 г. она составляла 14%, а на 1 июля 1942г.- 22%. Еще выше она была среди летного состава и достигала 50%. В партии находилось подавляющее большинство руководящего состава ВВС, в том числе 99% командиров авиационных дивизий и полков, 95% командиров эскадрилий, 70% командиров звеньев. В партию шли, как правило, смелые бесстрашные воины, герои многочисленных воздушных боев, штурмовых и бомбардировочных ударов, наносивших огромные потери врагу. Своим мужеством они воспитывали сотни, тысячи новых мужественных и храбрых авиаторов.

Воздушная разведка имела исключительно большое значение. В результате того что разведывательная авиация к началу войны не полностью была укомплектована личным составом, не имела специального типа самолета-разведчика и в первые же дни войны понесла потери, командующие ВВС фронтов были вынуждены для ведения воздушной разведки привлекать значительные силы боевой авиации. Повседневное наблюдение с воздуха за противником являлось главной задачей разведывательной авиации. Основное ее внимание обращалось на вскрытие и наблюдение за важнейшими группировками сухопутных войск и аэродромами противника, особенно за его танковыми соединениями и резервами.

Для усиления боеспособности разведывательной авиации был проведен ряд мероприятий: в апреле 1942 г. создано училище воздушных разведчиков, а с мая начато формирование разведывательных авиаполков в каждой воздушной армии.

Воздушная разведка велась двумя способами - визуальным наблюдением и фотографированием. В 1941 г. на фоторазведку был совершен 2741 самолето-вылет, а в 1942 г.- 10 054 самолето-вылета. Воздушная разведка проводилась на высотах: днем - от бреющего полета до 8000 м, ночью - на высотах 300 - 1500 м. Скрытность и внезапность ведения разведки достигались умелым использованием метеоусловий и рельефа местности.

Сведения о противнике докладывались экипажами-разведчиками после посадки самолетов на своем аэродроме. Радиосредства с этой целью стали широко применяться лишь с лета 1942 г. В ходе боевых действий первого периода войны в основном велась тактическая разведка. Выполнению задач оперативной и стратегической разведки недостаточно уделялось внимания.

Штурманское обеспечение в начале войны имело ряд недостатков. Потери экипажами детальной ориентировки в полете по сравнению с довоенным периодом увеличились. Не всегда обеспечивалась точность бомбардировочных ударов экипажами с высот 2000 - 3000 м и особенно по малоразмерным целям. Для устранения имеющихся недочетов был проведен ряд мероприятий. Приказом командующего ВВС Красной Армии от 10 сентября 1941 г. запрещались вылеты на боевое задание без прокладки, изучения и расчета маршрута. В авиаэскадрильях, полках и дивизиях старшие штурманы были подчинены командирам, которые ставили им задачи и проверяли их исполнение. С августа 1941 г. стали организовываться контрольно-пропускные пункты для обеспечения возвращения самолетов на замаскированные аэродромы и началась подготовка экипажей для действий в сложных метеоусловиях и ночью. Была восстановлена подготовка штурманов авиационных полков и эскадрилий на высших курсах; введены маршрутные полеты для курсантов летных школ и летчиков запасных авиаполков; разработан ряд указаний и инструкций по штурманской службе; налажен учет и анализ потерь ориентировки экипажами, ускорено формирование подразделений земного обеспечения самолетовождения ВВС фронтов; проведены учебные сборы помощников штурманов полков и дивизий даль-небомбардировочной авиации по радионавигации; организовано использование широковещательных станций страны для самолетовождения. Осуществление этих и других мероприятий, несмотря на ухудшение метеоусловий, сократило количество потерь детальной ориентировки экипажами в ноябре - декабре 1941 г. почти вдвое.

Большое внимание обращалось и на повышение эффективности действий авиации. В приказе командующего ВВС Красной Армии от 19 марта 1942 г. требовалось от командования ВВС фронтов и армий при постановке задач авиаполкам указывать конкретные цели и требуемый результат действий, а от авиаштабов своевременно обеспечивать экипажи самолетов достоверными разведывательными данными об объектах удара, фотоснимками, схемами и картами крупного масштаба района действий. Бомбардировочной авиации было запрещено производить неприцельные удары, вводился обязательный фотоконтроль результатов действий. Выделялись снайперские экипажи бомбардировщиков для поражения малоразмерных целей. Промышленности были заказаны новые образцы прицелов для бомбометания днем и ночью. Все эти мероприятия обеспечили повышение меткости и эффективности бомбардировочных ударов по врагу.

Метеорологическое обеспечение имело также большое значение. В начале войны одновременно с обеспечением боевых действий авиации продолжалось формирование метеостанций в батальонах аэродромного обслуживания и метеобюро - в штабах ВВС фронтов и армий. В июле 1941 г. гидрометеорологическая служба СССР была объединена с военной. Обеспечение авиачастей данными о состоянии погоды являлось главной задачей метеослужбы ВВС. От степени достоверности и своевременного доведения сведений о состоянии и прогнозе погоды во многом зависел успех действий авиации.

В целях улучшения работы метеослужбы ВВС был проведен ряд мероприятий: улучшена структура и комплектование специалистами, организован сбор сведений о погоде от метеоподразделений ВВС фронтов и сухопутных войск, введена регулярная передача сведений о погоде по радио и сокращены сроки их прохождения по проводным средствам связи, началось ведение разведки погоды на территории, занимаемой противником. В феврале 1942 г. в штабе ВВС Красной Армии был создан метеорологический отдел, в авиационных дивизиях организованы метеобюро, авиация дальнего действия получила самостоятельную метеослужбу. Все это позволило улучшить работу метеорологической службы и обеспечить боевые действия ВВС.

Опыт первого периода войны показал, что организация подвижных радиометеоцентров и метеобюро авиационных дивизий, широкое использование сведений воздушной разведки погоды, выделение (с весны 1942 г.) метеоспециалистов на КП дивизий и полков, регулярный прием консультаций Центрального института погоды и ГАМС ВВС Красной Армии повышали оперативность и качество метеообеспечения авиации. Несмотря на сложную обстановку и наличие ряда недочетов, метеослужба ВВС сумела обеспечить боевую деятельность авиации и приобрела опыт в организации практической работы. За высокие показатели в работе многие специалисты службы награждены орденами и медалями.

Совершенствовалась система тылового обеспечения боевых действий авиации. В августе - сентябре 1941 г. была осуществлена реорганизация частей и учреждений тыла, после чего они приобрели большую подвижность и маневренность. Вводится должность начальника тыла ВВС Красной Армии, реорганизуется центральный аппарат тыла ВВС. Были приняты меры по четкому планированию работы тыла и управления им, по организации снабжения авиационных соединений, организации подвоза, глубокому эшелонированию запасов материальных средств; создаются передовая и тыловая зоны базирования авиации на глубину до 400 км от линии фронта. На аэродромах каждой зоны создавались запасы материальных средств, что способствовало лучшему обеспечению боевых действий и маневра авиационных частей.

Одной из важнейших задач тыла ВВС являлось обеспечение авиации аэродромами. Потеря значительной части аэродромов в западных военных округах вызвала острую необходимость строительства большого количества аэродромов в восточных областях Украины и центральных районах РСФСР. В дальнейшем в связи с отходом наших войск строительство стало распространяться в глубь страны, и к концу 1941 г. около 70% построенных аэродромов располагалось на территории внутренних военных округов.

В 1941 -1942 гг. вопросы строительства аэродромов неоднократно рассматривались ЦК ВКБ(б) и СНК СССР. Большую помощь в их строительстве оказывали местные партийные и советские органы, мобилизуя большое количество населения и транспорта в помощь инженерно-аэродромным батальонам. Проведение мероприятий по строительству аэродромов обеспечило более глубокое базирование авиации, улучшило условия для ее маневра, что способствовало резкому сокращению потерь самолетов на земле.

В первом периоде войны инженерно-аэродромные батальоны получили опыт строительства аэродромов во все периоды года, в ходе оборонительных и наступательных операций. Для обеспечения подготовки полевых аэродромов в короткие сроки их обычно строили на площадках с небольшим объемом земляных работ. Взлетно-посадочные полосы строились, как правило, размером 1200X200 метров.

Первый период войны показал, что новая организационная структура тыла ВВС - тыл воздушной армии, район авиационного базирования, батальон аэродромного обслуживания - вполне себя оправдала. Более организованно стало осуществляться снабжение авиационных соединений и частей материальными средствами, а также улучшилось аэродромно-техническое обеспечение боевых действий авиации. Части авиационного тыла получили некоторый опыт в организации строительства аэродромов в наступательных операциях, и особенно в контрнаступлении под Москвой.

С честью выполнили свой долг работники медицинской службы. В труднейших условиях боевой обстановки они своевременно оказывали медицинскую помощь раненым летчикам и обеспечивали их эвакуацию. Многие из них совершили подвиги, за что были награждены боевыми орденами.

Личный состав инженерно-авиационной службы ВВС справился с задачей поддержания авиационной техники в боевой готовности и приобрел большой опыт в организации эксплуатации, ремонте самолетов, их вооружении и оборудовании.

Инженерный состав авиационных частей, соединений и объединений научился более грамотно анализировать состояние авиационной техники. Расследование причин каждого летного происшествия, учет дефектов, их анализ и обобщение позволили определить наиболее характерные массовые отказы материальной части, угрожавшие безопасности полета, и разработать мероприятия по их устранению. В решении вопросов восстановления и освоения авиационной техники значительная помощь оказывалась научно-экспериментальной базой ВВС, НИИ ВВС Красной Армии, Военной академией имени Н. Е. Жуковского, а также заводами Наркомата авиационной промышленности.

Часть вторая.

Военно-воздушные силы в период коренного перелома в ходе войны

Глава 5.

Авиация в контрнаступлении под Сталинградом

Почти полтора года Красная Армия вела напряженную борьбу против армий фашистского блока. Создавшаяся тяжелая обстановка в первом периоде войны не сломила советский народ и его Вооруженные Силы. Сопротивление Красной Армии с каждым днем нарастало. Противник не смог достичь целей войны, поставленных на лето 1942 г.

К этому времени советские Военно-воздушные силы качественно изменились. Промышленность наращивала темпы выпуска авиационной техники, вооружения и боеприпасов. Повышалась живучесть самолетов за счет усиления броневой защиты экипажа и наиболее важных агрегатов, улучшения проектирования баков с горючим и противопожарного оборудования. В основном было завершено перевооружение ВВС на новые типы самолетов, что создавало условия для более успешного решения боевых задач.

Командование и штаб ВВС Красной Армии имели уже необходимый опыт в организации и ведении боевых действий авиации в крупных операциях и войне в целом. Стали лучше осуществляться взаимодействие авиации нескольких фронтов и маневр ее силами по направлениям. Окреп авиационный тыл, хотя оснащенность его специальным и грузовым автомобильным транспортом была еще недостаточной. Батальоны аэродромного обслуживания получили опыт обеспечения авиационных полков в трудных условиях боевой обстановки. Более организованно осуществлялось перебазирование, улучшилась охрана и наземная оборона аэродромов, большое внимание уделялось их маскировке. Неустанно трудились инженерно-технический состав и воины других служб авиационных частей, обеспечивая своевременную подготовку самолетов к предстоящим боевым действиям. В ВВС имелось уже много авиационных полков, получивших боевые ордена и гвардейские знамена.

Была завершена перестройка партийно-политических органов. С введением единоначалия они стали больше уделять внимания укреплению авторитета командиров, усилению работы по воспитанию, а также бытовым вопросам личного состава. Значительно выросли партийные и комсомольские организации частей и соединений. Они пополнились молодыми воинами-авиаторами, большая часть из которых получила суровую закалку в минувших боях. Таким образом, советские ВВС к осени 1942 г. значительно укрепились.

Немецкие ВВС вместе с авиацией своих союзников к этому времени насчитывали на советско-германском фронте 3300 самолетов. По-прежнему отводилась решающая роль бомбардировочной авиации. Вместе с тем в германской промышленности наметилась тенденция к увеличению выпуска истребителей. Если в 1941 г. их было построено больше, чем бомбардировщиков, только на 11%, то в 1942 г. - уже на 27%{98}. Поступили на фронт модифицированные истребители Ме-109ф, Ме-109Г-2 и новый тип истребителя ФВ-190, летно-тактические данные которого были несколько лучше ранее выпускаемых самолетов.

Производственная мощность германской авиационной промышленности была по-прежнему высокой. В 1942 г. она обеспечила выпуск 15400 самолетов, но восполнить потери ей не удавалось.

Воздушная обстановка к середине ноября 1942 г. характеризовалась повышением боеспособности и активности наших ВВС, которые уже имели численное превосходство над немецкой авиацией.

Советское Верховное Главнокомандование решило в ходе наступательных операций зимой 1942/43 г. лишить противника инициативы ведения войны и добиться коренного перелома в ходе войны. Главный удар предусматривалось нанести на юго-западном направлении по одной из самых крупных и самой активной вражеской группировке. В дальнейшем планировалось развернуть решительное наступление на южном крыле советско-германского фронта, а также провести одновременно ряд операций по улучшению положения наших войск на северо-западном и западном направлениях и ликвидировать блокаду Ленинграда.

Для контрнаступления привлекались войска Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов. В их состав соответственно входили 17, 16 и 8-я воздушные армии. Для усиления воздушных армий трех фронтов решением Ставки ВГК из резерва было направлено два смешанных авиационных корпуса и семь отдельных дивизий. Кроме того, в интересах Юго-Западного фронта привлекалась авиация 2-й воздушной армии Воронежского фронта. Общее руководство всеми силами авиации осуществлял представитель Ставки ВГК по авиации командующий ВВС Красной Армии генерал А. А. Новиков, находившийся с небольшой оперативной группой в районе Сталинграда.

С учетом прибывших на пополнение авиационных частей и соединений к началу контрнаступления было сосредоточено 1414 самолетов, из которых 426 (По-2, Р-5, СБ) действовали только ночью. Противник на данном направлении имел 1216 самолетов.

Особое внимание обращалось на усиление фронтов штурмовой авиацией. Двухместные штурмовики Ил-2 к тому времени отлично зарекомендовали себя как самолеты поля боя, успешно взаимодействующие с пехотой и танками в наступлении и обороне. В самолетном парке четырех воздушных армий имелось 575 самолетов Ил-2.

Базирование авиационных полков 17-й и 16-й воздушных армий было приближено к участкам прорыва обороны противника. Авиационные части 8-й воздушной армии располагались на западном берегу Волги на расстоянии 100 150 км от участков прорыва. Из-за отсутствия разветвленных путей подвоза и малого количества автотранспорта ее аэродромы не были полностью подготовлены и располагали весьма ограниченными запасами бензина и боеприпасов. К началу контрнаступления наступил осенний ледоход, который еще более затруднил связь с правым берегом Волги.

В соответствии с замыслом Ставки ВГК войска трех фронтов в предстоящем контрнаступлении должны были нанести два мощных удара по флангам врага из районов северо-западнее и южнее Сталинграда по сходящимся направлениям на Калач, Советский, чтобы окружить, а затем разгромить его группировку.

На авиацию фронтов в ходе контрнаступления возлагалась задача прикрытия и поддержки ударных группировок, особенно танковых и механизированных корпусов, и ведения воздушной разведки. Большое внимание уделялось борьбе с немецкой авиацией. Завоевание господства в воздухе являлось одной из главных задач воздушных армий.

На основе поставленных задач авиационные штабы разработали планирующие документы на боевые действия авиации. В 8-й воздушной армии (командующий генерал Т. Т. Хрюкин, заместитель по политической части бригадный комиссар А. И. Вихорев, начальник штаба полковник Н. Г. Селезнев) основные усилия авиации сосредоточивались на поддержку ударной группировки фронта - 57-й и 51-й общевойсковых армий. Авиационную подготовку предусматривалось провести в ночь перед наступлением силами ночных бомбардировщиков По-2 и ударами штурмовиков по штабам и узлам связи перед атакой.

Содействие вводу в сражение и наступлению в глубине 13-го, 4-го механизированных и 4-го кавалерийского корпусов намечалось осуществлять ударами штурмовой авиации по огневым точкам и резервам противника, а прикрытие войск от воздействия вражеской авиации патрулированием истребителей в воздухе. В целях успешного осуществления взаимодействия с механизированными корпусами в глубине обороны противника каждому из них было придано по одному штурмовому и одному истребительному авиационному полку.

Для действий по резервам противника выделялась одна бомбардировочная дивизия. Часть сил авиации намечалось применить в интересах 62-й армии в случае перехода противника в наступление в полосе ее обороны.

Впервые боевые действия 8-й воздушной армии в наступательной операции были спланированы в форме авиационного наступления, которое предусматривало непрерывные действия авиации при подготовке атаки, в период атаки и во время действий пехоты и танков в глубине обороны противника.

В 17-й воздушной армии (командующий генерал С. А. Красовский, заместитель по политической части бригадный комиссар В. Н. Толмачев, начальник штаба полковник К. И. Тельнов) истребительные и штурмовые дивизии были оперативно подчинены командующим общевойсковыми и танковой армиями. По указанию командующего войсками Юго-Западного фронта генерала Н. Ф. Ватутина предусматривалось массированное применение авиации при нанесении ударов по резервам, танковым и моторизованным дивизиям противника.

В 16-й воздушной армии (командующий генерал С. И. Руденко, заместитель по политической части полковник А. С. Виноградов, начальник штаба генерал М. М. Косых) боевые действия авиации были спланированы на операцию с определением объектов действий и времени ударов на период прорыва тактической зоны обороны противника.

Авиации дальнего действия ставилась задача вести боевые действия в полосе Юго-Западного фронта по разрушению аэродромов, железнодорожных узлов, станций и воспрещению подхода резервов противника из глубины.

В соответствии с задачами и планами боевого применения авиации была проведена перегруппировка сил. Для усиления поддержки ударной группировки войск Юго-Западного фронта три авиационные дивизии 2-й воздушной армии Воронежского фронта (командующий армией генерал К. Н. Смирнов, заместитель по политической части генерал С. Н. Ромазанов, начальник штаба полковник Н. Л. Степанов) были перебазированы на правое крыло Юго-Западного фронта. Часть авиационных дивизий 2, 17 и 8-й воздушных армий за один-два дня до начала контрнаступления были перебазированы на передовые аэродромы.

В целях осуществления взаимодействия авиации с сухопутными войсками были разработаны плановые таблицы действий войск и авиации фронтов, в штабы общевойсковых армий направлены авиационные представители со средствами радиосвязи, а в 5 ю танковую и 21-ю армии Юго-Западного фронта оперативные группы.

Для маскировки действительной дислокации авиационных частей строились ложные аэродромы. В 8-й воздушной армии на 25 действующих аэродромов было подготовлено 19 ложных, на 14 из них имитировались полеты ночью.

Много было сделано политорганами и партийно-комсомольскими организациями. Для воспитания личного состава на боевых традициях героического прошлого Красной Армии широко пропагандировалось обращение участников Царицынской обороны к защитникам города-героя. Накануне контрнаступления в частях и подразделениях проводились партийные и комсомольские собрания о задачах коммунистов и комсомольцев в предстоящей операции, а в ночь перед наступлением всему личному составу были зачитаны приказы военных советов фронтов.

Утром 19 ноября 1942 г. войска Юго-Западного фронта после мощной артиллерийской подготовки перешли в контрнаступление. Туман и низкая облачность исключили возможность действий авиации по намеченному плану. Только одиночные штурмовики наносили удары по войскам противника на направлении главного удара 5-й танковой армии.

После ввода в сражение 1-го и 26-го танковых корпусов войска фронта в первый же день прорвали тактическую зону обороны противника и продвинулись на 30 - 35 км. На пятый день операции, пройдя с боями до 150 км, наши войска освободили Калач и захватили несколько аэродромов противника. Это вынудило его срочно перебазировать авиацию на тыловые аэродромы и сократить ее действия в полосе наступления наших войск. Вследствие плохой погоды наша авиация продолжала действовать ограниченными силами.

Контрнаступление войск Сталинградского фронта началось 20 ноября. 8-я воздушная армия из-за тумана и плохой видимости действовала одиночными самолетами, уничтожая танки, кавалерию противника, и прикрывала части 13-го и 4-го механизированных корпусов. За четыре дня войска фронта успешно продвинулись на 115 км, овладели городом Советский и 23 ноября замкнули внутренний фронт окружения, соединившись в районе Калача с танковыми корпусами Юго-Западного фронта. В эти дни, несмотря на очень сложные метеоусловия, 8-я воздушная армия для поддержки войск совершила 340 самолето-вылетов.

16-я воздушная армия, поддерживавшая наступление 65-й и 24-й армий Донского фронта, из-за плохой погоды также не могла действовать с высокой активностью. За первые пять дней она совершила 238 самолето-вылетов для действий по живой силе и технике противника на поле боя, по его автоколоннам на дорогах и аэродромам.

Всего за время окружения вражеской группировки наша авиация произвела до 1 тыс. самолето-вылетов. Советские летчики, выполняя боевые задачи в сложных метеорологических условиях, показали образцы героизма и воинского мастерства. Так, 21 ноября шесть экипажей Ил-2, ведомые Героем Советского Союза капитаном В. М. Голубевым, вылетели для нанесения удара по аэродрому Совхоз "Победа Октября". На подходе к цели они были обстреляны зенитным огнем. Подавив средства ПВО, летчики атаковали аэродром и уничтожили восемь вражеских самолетов. На обратном маршруте штурмовики были атакованы истребителями. В ходе воздушного боя наши летчики сбили два Ме-109 и вернулись на свой аэродром без потерь.

Звание Героя Советского Союза Виктор Голубев получил здесь же, под Сталинградом, 12 августа 1942 г., а еще через год, 24 августа 1943 г., В. М. Голубев за новые выдающиеся подвиги в битве под Курском был награжден второй медалью "Золотая Звезда".

С 24 ноября погода несколько улучшилась, что позволило активизировать действия нашей авиации. Теперь она ежедневно совершала в среднем около 800 самолето-вылетов для прикрытия наступавших подвижных соединений, уничтожения живой силы и техники противника, ведения воздушной разведки, ударов по аэродромам, а также для транспортировки грузов войскам 62-й армии, отрезанным от своих тылов начавшимся ледоходом на Волге.

Стремительное продвижение наших войск вынудило вражескую авиацию перебазироваться на тыловые аэродромы. В результате этого, а также из-за понесенных потерь ее активность значительно снизилась. С 19 по 30 ноября авиация в среднем ежесуточно совершала по 115 самолето-пролетов.

Воздушные армии фронтов и авиация дальнего действия сосредоточивали свои удары по окруженной группировке противника. В конце ноября перед авиацией возникла новая задача - борьба с транспортной авиацией противника, пытавшейся снабжать по воздуху окруженную группировку. В первые недели для перевозки грузов привлекалось до 600 самолетов Ю-52, ФВ-200 и др. Позже, в связи с большими их потерями, противник вынужден был использовать для этой цели бомбардировщики Хе-111 и Ю-88. В начале декабря они стали осуществлять полеты группами в 20 - 40 самолетов под прикрытием истребителей.

Для воздушной блокады окруженной группировки в районе Сталинграда, которая продолжалась до капитуляции противника, привлекались 17, 16, 8-я воздушные армии и авиация дальнего действия.

Предпринятое в начале декабря наступление войск фронтов с целью ликвидации окруженной группировки не дало больших результатов. Противник упорно сопротивлялся. 12 декабря из района Котельниково сильная танковая группировка перешла в наступление и потеснила войска 51-й армии.

С 15 декабря, когда погода несколько улучшилась, наша авиация активными действиями уничтожала наступавшие танки и пехоту, а также эшелоны на перегонах. В результате активных действий войск и авиации дальнейшие попытки противника прорваться к своим окруженным войскам были ликвидированы. К 24 декабря и котельниковская группировка врага вынуждена была перейти к обороне, а затем начать отход.

За период 20 - 23 декабря 8-я воздушная армия совершила 758 самолето-вылетов для уничтожения танков и пехоты. Противнику были нанесены значительные потери, а войскам 51-й армии оказана существенная помощь в отражении наступления танковой группировки противника.

Одновременно с выходом .ударной группировки противника на реку Мышкова активизировала свои действия и его окруженная группировка, которая в районе Карповки сосредоточила большое число танков и пехоты для наступления на соединение с танковой группировкой, находившейся уже на удалении 40 - 50 км от района окружения. Авиация 8-й и 16-й воздушных армий в это время систематически наносила удары по окруженным войскам, срывая их попытки прорвать фронт окружения. В момент наиболее напряженных боев на рубеже реки Аксай утром 18 декабря более 100 самолетов 16-й воздушной армии нанесли удар по скоплению противника в районе Карповки. Противник понес большие потери и был вынужден отказаться от дальнейших попыток вырваться из окружения.

В связи с начавшимся 12 декабря наступлением котельниковской группировки противника советское Верховное Главнокомандование приняло решение ускорить проведение наступательной операции Юго-Западного фронта с целью срыва планов противника по деблокированию его окруженной группировки. Войска фронта получили задачу нанести главный удар из района Верхний Мамон в направлении на Нижний Астахов, Морозовск, с тем чтобы выйти в тыл котельниковской группировки и во взаимодействии с 3-й гвардейской и 5-й танковой армиями, наносившими удар с востока, разгромить ее. С запада наступавшие войска обеспечивались 6-й армией Воронежского фронта, действовавшей на кантемировском направлении.

Для поддержки войск выделялось 455 самолетов 2-й и 17-й воздушных армий{99}. Противник в этом районе также имел до 450 самолетов. Но в первые же дни операции соотношение в силах авиации несколько изменилось в нашу пользу в связи с приходом в состав 17-й воздушной армии вновь сформированного 3-го смешанного авиационного корпуса.

Войска Юго-Западного фронта перешли в наступление 16 декабря. Из-за плохой погоды в первые часы операции авиация не смогла поддержать войска, которые, встретив упорное сопротивление противника, продвигались медленно. Но в середине дня погода улучшилась, и это позволило совершить авиации более 200 самолето-вылетов в полосе наступления войск. Наши летчики бомбардировали и штурмовали узлы сопротивления, скопления войск в районах Твердохлебовки, Радченское, Богучара и аэродромы Тацинская, Морозовский. Продвижение наших войск ускорилось. К исходу 18 декабря стрелковые соединения совместно с танковыми и механизированными корпусами при поддержке авиации завершили прорыв укрепленной полосы обороны.

Действия 17-й воздушной армии высоко оценил командующий 3-й гвардейской армией генерал Д. Д. Лелюшенко:

"В течение 16-18 декабря 1942 г. летчики действовали отлично..."{100}.

В эти дни повторил подвиг капитана Гастелло летчик-штурмовик сержант Нуркен Абдиров, направив свой подожженный вражеским зенитным снарядом самолет в скопление танков противника. Абдирову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

За первые пять дней наступления авиация в интересах войск Юго-Западного фронта совершила 2067 самолето-вылетов, в том числе 407 ночью. Ее эффективная поддержка позволила войскам развить успех и к исходу 21 декабря перехватить все пути отхода основных сил 8-й итальянской армии. Наиболее высоких темпов наступления достиг 24-й танковый корпус. За пять дней его части продвинулись вперед на 240 км. 24 декабря танкисты внезапным ударом овладели аэродромом и железнодорожной станцией Тацинская, где повредили до 350 вражеских самолетов и разгромили 5 складов с боеприпасами, 7 складов с продовольствием и вещевым имуществом. С выходом подвижных соединений в этот район была перехвачена железнодорожная магистраль, питающая тормосинскую группировку противника.

В результате успешных действий Юго-Западного фронта были разгромлены 8-я итальянская армия и левое крыло группы армий "Дон". Наши войска при содействии авиации продвинулись на запад до 100 - 150 км, значительно отодвинув внешний фронт окружения и лишив противника возможности оказать помощь своей окруженной группировке. За время с 16 по 31 декабря 1942 г. 2-я и 17-я воздушные армии совершили 4177 самолето-вылетов, из них более 80% было затрачено непосредственно на содействие сухопутным войскам.

В эти же дни авиация 8-й воздушной армии активно поддерживала войска при разгроме котельниковской группировки. В первые дни наступления врага наши летчики помогли сухопутным войскам измотать и обескровить его танковую группировку в ожесточенных оборонительных боях на рубеже от Котельниково до реки Мышкова, а в дальнейшем они активно поддерживали их наступление. Когда 2-я гвардейская и 51-я армии стремительно начали продвигаться на юг, 8-я воздушная армия основные усилия сосредоточила для действий по отступающим войскам. В это время она частью сил, а также 16-я воздушная армия и авиация дальнего действия эффективно действовали по окруженной группировке и в значительной степени способствовали нашим войскам в срыве попыток врага прорвать внутренний фронт окружения.

В тяжелых и упорных боях под Сталинградом исключительное мужество и подлинный героизм проявил командир эскадрильи 10-го гвардейского ближнебомбардировочного авиационного полка старший лейтенант В. С. Ефремов. Он родился в этом городе, закончил ФЗУ и работал электромонтером, там же закончил школу военных летчиков.

Летчики эскадрильи под командованием В. С. Ефремова на самолетах СБ неустанно уничтожали вражеские самолеты на аэродромах, танки и пехоту на поле боя и в районе Котельниково и Тормосино. Только в битве у Волги В. С. Ефремов совершил около 100 боевых вылетов. За мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками 1 мая 1943 г. В. С. Ефремов был удостоен звания Героя Советского Союза, а 24 августа 1943 г. награжден второй медалью "Золотая Звезда".

Авиация дальнего действия наряду с выполнением задач по содействию нашим войскам наносила удары по резервам, железным дорогам и аэродромам противника. В период с 19 ноября по 31 декабря 1942 г. она совершила 962 самолето-вылета и сбросила на объекты врага более 900 тонн бомб, осуществляла перевозку грузов войскам фронтов. В битве под Сталинградом в частях авиации дальнего действия гремела слава комсомольского экипажа под командованием прославленного летчика Героя Советского Союза капитана А. И. Молодчего.

Бомбами, сброшенными Молодчим, были уничтожены десятки гитлеровских солдат и офицеров, взорваны склады боеприпасов, бензохранилища, подожжены железнодорожные эшелоны и станции, разрушены переправы, мосты и военные объекты. В битве на Волге он часто совершал по два вылета в ночь. В канун нового, 1943 г. в полку были подведены итоги боевых действий. Они оказались внушительными: 190 тыс. км пролетел экипаж Молодчего над территорией врага, свыше 200 тонн бомб сбросил он на различные военные и промышленные объекты и войска противника. За выдающиеся заслуги в борьбе с фашистскими захватчиками и проявленные при этом доблесть и героизм 31 декабря 1942 г. А. И. Молодчий был награжден второй медалью "Золотая Звезда". Это был первый дважды Герой Советского Союза в дальней авиации. Штурману экипажа С. И Куликову было присвоено звание Героя Советского Союза.

После разгрома тормосинской и котельниковской группировок снабжение по воздуху окруженной группировки оставалось для противника последней и единственной возможностью, чтобы продлить ее существование Вражеская авиация

понесла тяжелые потери. Увеличилось расстояние между внешним и внутренним фронтами окружения. Несмотря на это, немецкое командование не отказалось от попыток снабжать по воздуху войска, окруженные в районе Сталинграда. Борьба с авиацией стала главной задачей для наших ВВС. Большинство аэродромов, с которых действовал противник, находилось на расстоянии 250 - 350 км от района окружения; в результате этого сопровождение бомбардировщиков и транспортных самолетов истребителями стало невозможным. Они перешли к полетам ночью и днем только в сложных метеорологических условиях. Часть самолетов, пользуясь отсутствием к югу от района окружения сплошного фронта и аэродромов нашей авиации, следовали южнее этого района до восточного берега Волги, поворачивали на север и выходили в район Сталинграда с востока. В данной обстановке от нашего командования потребовалась организация круговой блокады окруженной группировки. Борьба с вражеской авиацией приобрела особенно актуальное значение.

За внешним фронтом окружения бомбардировщики и штурмовики уничтожали немецкие самолеты на их аэродромах. Для этого привлекались авиационные полки 17-й и 8-й воздушных армий и авиации дальнего действия. Особенно удачным был удар 9 января по аэродрому Сальск, где базировалось до 150 транспортных самолетов. Для их уничтожения были направлены семь Ил-2 под командованием капитана И. П. Бахтина в сопровождении истребителей. Первая атака самолетов по аэродрому была произведена внезапно, из-за облаков. Наши штурмовики совершили шесть заходов на цель. Бомбами, реактивными снарядами и пулеметно-пу-шечным огнем они вывели из строя и уничтожили более 70 самолетов Ю-52{101}.

Между внешним и внутренним фронтами окружения в каждом из пяти секторов патрулировали истребители на вероятных маршрутах полетов противника, а также было организовано дежурство на аэродромах истребителей и штурмовиков для вылета по вызову со станций наведения или "по-зрячему". В полосе, имевшей глубину 8 - 10 км и непосредственно прилегавшей к району окружения, авиация противника уничтожалась огнем зенитной артиллерии.

Наша авиация уничтожала вражеские самолеты в воздухе и на аэродромах в районе Бол. Рассошка, Карповка, Гумрак днем и ночью. Блокирование аэродромов ночью осуществлялось и самолетами По-2, которые сбрасывали бомбы по разгружавшимся транспортным самолетам противника.

Борьба с транспортными самолетами противника была успешной. В районе Больших Чепурников 18 самолетов 235-й истребительной авиационной дивизии во главе с ее командиром полковником И. Д. Подгорным атаковали 16 транспортных самолетов, летевших с грузом в район окружения. В первой же атаке они сбили девять Ю-52, из которых пять сгорели в воздухе, а остальные совершили посадку в поле на фюзеляж Восемь летчиков были взяты в плен. Остальные семь Ю-52 пытались уйти обратно, но наши истребители догнали их и уничтожили еще шесть самолетов. Лишь одному немецкому экипажу удалось уйти за линию фронта. Штурмовики уничтожали транспортные самолеты на аэродромах и в воздухе, за внешним фронтом и в районе окружения. Имея мощное вооружение, летчики Ил-2 вплотную подходили к ним и пулеметно-пушечным огнем или реактивными снарядами уничтожали их.

Воздушная блокада окруженной группировки в основном достигла своей цели. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено около 1200 самолетов противника, в том числе 80% транспортных и бомбардировщиков. Его окруженные войска оказались на голодном продовольственном пайке, ощущали острый недостаток в боеприпасах и бензине. Все это снижало их боеспособность и моральное состояние. Попытка немецкого командования организовать снабжение по воздуху крупной окруженной группировки своих войск потерпела крах. Были созданы благоприятные условия для ее полного уничтожения.

В период воздушной блокады успешно вели боевые действия части авиации дальнего действия. В это время образцы мужества и мастерства при выполнении боевых заданий в сложных метеорологических условиях показал штурман лейтенант В. В. Сенько. Ночью при сплошной облачности он безошибочно выводил свой самолет на железнодорожные узлы, сосредоточения войск, аэродромы и наносил точные удары по врагу. Освещением целей отважный штурман Сенько оказывал большую помощь своим товарищам в успешном выполнении боевых заданий.

За мужество и отвагу при выполнении боевых заданий В. В. Сенько 25 марта 1943 г. было присвоено звание Героя Советского Союза. В последующем еще десятки раз он безошибочно водил группы дальних бомбардировщиков в глубокий тыл врага, нанося меткие удары по железнодорожным узлам, мостам, складам горючего и боеприпасам и другим важным объектам. За время войны В. В. Сенько совершил 430 боевых вылетов. Родина высоко оценила боевые дела, наградив его второй медалью "Золотая Звезда".

После того как Сталинградский фронт с 30 декабря 1942 г. был преобразован в Южный и перешел в наступление на ростовском направлении, задача по уничтожению окруженной группировки была возложена на Донской фронт, а воздушная блокада осуществлялась 16-й воздушной армией. Сорвав попытки противника деблокировать окруженную группировку, советское командование решило окончательно ее ликвидировать.

Воздушная обстановка в январе 1943 г. резко изменилась в пользу нашей авиации. Аэродромы противника находились на большом удалении, и его истребители не могли действовать в районе окружения. Самолетный парк 16-й воздушной армии был увеличен до 610 самолетов. Все ее силы направлялись на поддержку наступления только одной 65-й армии, наносившей главный удар.

Для обеспечения тесного взаимодействия с сухопутными войсками было организовано два вспомогательных пункта управления и вдоль линии фронта развернуто четыре радиостанции.

После того как ультиматум советского командования о капитуляции противником не был принят, на рассвете 10 января 1943 г. войска Донского фронта после мощной артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление. 16-я воздушная армия, активно поддерживая войска при прорыве тактической зоны обороны, за сутки совершила 676 самолето-вылетов. Ее ударам подвергались войска, штабы, узлы сопротивления противника. Были прочно блокированы с воздуха аэродромы Большая Россошка и Питомник. Активно действовали летчики 2-го бомбардировочного авиационного корпуса (командир генерал И. Л. Туркель), которые в первый день операции совершили 172 самолето-вылета.

Окруженный противник яростно сопротивлялся и часто переходил в контратаки, которые с еще большей решительностью отражались войсками фронта при поддержке авиации. Наши войска к исходу 12 января заняли западную часть территории окруженной группировки. Успешно развивались боевые действия и в южном секторе. Под натиском войск 57-й армии противник с утра 15 января начал в беспорядке отступать к Сталинграду, а через шесть дней он был разгромлен.

Советское командование вторично предложило гитлеровцам капитулировать. Но и это предложение было отвергнуто. Советские войска 22 января приступили к расчленению и полному уничтожению вражеской группировки. К исходу 24 января наши войска подошли к юго-западной и западной окраине города, а 26 января они соединились с войсками 62-й армии, находящимися в самом городе. Группировка врага оказалась расчлененной на две части, и вражеские войска целыми соединениями начали сдаваться в плен. 31 января капитулировала южная группа войск во главе с генерал-фельдмаршалом Паулюсом, а 2 февраля северная.

16-я воздушная армия и авиация дальнего действия с 14 января и до полной ликвидации окруженной группировки активно поддерживали войска, нанося удары по живой силе и технике противника, уничтожали его самолеты на аэродромах и в воздухе.

Господство в воздухе, завоеванное в начале контрнаступления, благоприятно влияло на действия наших войск, бомбардировочной и штурмовой авиации. Если бомбардировщики и штурмовики в первой половине января действовали группами 3 - 9 самолетов с 1 - 2 заходов, то во второй половине января они совершали по 4 - 6 заходов на цель, сбрасывая в каждом из них по одной-две бомбы и обстреливая противника из пушек и пулеметов Бомбардировщики приступили к действиям группами до 40 самолетов.

В ходе боевых действий наряду с летчиками отвагу и мужество в боях проявляли и авиационные техники. 15 января на одном дальнем бомбардировщике в результате атак вражеских истребителей были разбиты приборы контроля винтомоторной группы и возник пожар Находящийся в экипаже борттехник старший техник-лейтенант В. П. Ополев, тяжело раненный, вступил в единоборство с огнем. Ценой огромных усилий он ликвидировал очаг пожара, устранил повреждение, что позволило экипажу выполнить боевое задание и привести самолет на свой аэродром.

Всего за время подготовки и в ходе операции по ликвидации окруженной группировки с 1 января по 2 февраля 16-я воздушная армия и авиация дальнего действия совершили более 10 тыс. самолето-вылетов. Нашим сухопутным войскам была оказана существенная поддержка

В ходе контрнаступления Красной Армии на южном крыле советско-германского фронта была разгромлена одна из крупнейших стратегических группировок противника.

С 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. 2, 17, 16 и 8-я воздушные армии и авиация дальнего действия совершили 35929 самолето-вылетов Авиация противника произвела около 18500 самолето-вылетов. Советской авиацией было сброшено 141 тыс. бомб, 2720 ампул с зажигательной смесью КС и израсходовано 30 тыс. реактивных снарядов. Войскам противника был нанесен значительный урон, а его авиация за период с 19 ноября по 31 января 1942 г. потеряла 3 тыс. самолетов{102}.

За проявленную в боях с немецкими захватчиками отвагу, стойкость и организованность, за героизм личного состава впервые звание гвардейских получили 220-я и 268-я истребительные, 228-я и 226-я штурмовые, 263-я бомбардировочная и 272-я ночная бомбардировочная авиационные дивизии, 3, 17 и 24-я авиационные дивизии авиации дальнего действия и 102-я истребительная авиационная дивизия ПВО страны, которыми соответственно командовали полковники А. В. Утин, Б. А. Сиднев, Г. И. Комаров, подполковник Ф. З. Болдырихин, полковники Ф. И. Добыш и П. О. Кузнецов, генерал Д. П. Юханов, генерал Е. Ф. Логинов, подполковник Б. В. Бицкий, полковник И. Г. Пунтус. В 8-й воздушной армии 17 летчикам было присвоено звание Героя Советского Союза, а 3 тыс. авиаторов награждены орденами и медалями. В небе над Волгой родилась слава таких летчиков-героев, как И. С. Полбин, И. И. Клещев, В. Д. Лавриненков, А. В. Алелюхин, В. Н. Макаров, И. П. Моторный, З. В. Семенюк, Амет-Хан Султан, В. М. Голубев, В. С. Ефремов, И. Г. Борисов и многих других. За участие в боях за Сталинград почетные наименования были присвоены 2 авиационным корпусам, 12 авиационным дивизиям и 21 авиационному полку.

Во время контрнаступления шире, чем в предшествующих операциях, осуществлялись маневр и сосредоточение авиации на направлении главных ударов сухопутных войск. Для организации взаимодействия видов авиации в районе боевых действий почти все время находился командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А. А. Новиков. Являясь представителем Ставки ВГК по авиации, он участвовал в разработке плана контрнаступления, определял боевое напряжение авиации, распределял авиационные резервы и занимался вопросами материального обеспечения боевой деятельности авиации.

Советские ВВС получили опыт организации и ведения боевых действий при окружении и уничтожении крупной группировки противника.

Управление авиацией в ходе контрнаступления во всех воздушных армиях было в основном централизованным На направлениях главных ударов организовывались вспомогательные пункты управления. Опыт их работы был отражен в инструкции ВВС, изданной в мае 1943 г. Главным средством управления авиацией, как на земле, так и в воздухе, стали радиосредства.

Наряду с боевой авиацией в операции принимали участие сотни самолетов Гражданского воздушного флота, которые выполняли задачи по транспортировке грузов, поддержанию связи штабов с передовыми частями и эвакуации раненых. За время битвы на Волге они совершили свыше 46 тыс. самолето-вылетов, перевезли около 31 тыс. солдат и офицеров и 2587 тонн военных грузов, за что получили высокую оценку. Сотни летчиков, штурманов, инженеров и механиков были награждены орденами и медалями.

Большой опыт в работе получил авиационный тыл. В ходе операции его части научились успешно обеспечивать боевые действия авиации зимой при быстрых темпах наступления сухопутных войск.

Для переброски и снабжения авиационных частей успешно использовался и воздушный транспорт.

Одним из ярких показателей эффективности партийно-политической работы был рост рядов партии и комсомола. По неполным данным, за период боев между Доном и Волгой в 8, 16 и 17-й воздушных армиях было принято в партию 3353 и в комсомол 863 человека.

Победы, одержанные Красной Армией в битве на Волге, коренным образом изменили обстановку на других участках советско-германского фронта и создали благоприятные условия для массового изгнания оккупантов из пределов нашей страны.

Глава 6.

Военно-воздушные силы в боях на Кубани

К концу марта 1942 г. фронт на юге нашей страны, за исключением Кубани, стабилизировался. Гитлеровское командование надеялось поправить свое пошатнувшееся после разгрома немецких войск под Сталинградом положение и вынашивало новые планы наступления на советско-германском фронте. В их осуществлении особое место занимала группировка войск, оборонявшаяся на Таманском полуострове, перед которой стояла задача удержать плацдарм для нового наступления на Кавказ и отвлечь на себя с западного направления как можно больше советских войск.

С целью срыва замысла противника Ставка ВГК поставила войскам Северо-Кавказского фронта задачу разгромить на Кубани вражескую группировку. В начале апреля 1943 г. наземная обстановка была очень сложной. Наши войска, встретив возросшее сопротивление противника, не смогли прорвать его обороны, созданной с использованием выгодной местности - приазовских плавней рек Кубань, Адагум и Вторая. Особенно сильно был укреплен участок фронта, проходивший по горной местности от побережья Черного моря в районе Новороссийска до станицы Крымская. Почти все высоты и населенные пункты превращались в опорные пункты и узлы сопротивления. Наиболее упорное сопротивление враг оказывал на подступах к станице Крымская. Цепляясь за каждый промежуточный рубеж, он часто переходил в контратаки, поддерживаемые сильными ударами авиации.

17-я немецкая армия имела 16 дивизий. Войска Северо-Кавказского фронта в 1,5 раза превосходили врага по пехоте, танкам и несколько меньше по артиллерии.

Воздушная обстановка на Кубани характеризовалась повышенной активностью авиации сторон, увеличением размаха и напряженности борьбы за господство в воздухе. Ощущая недостаток в войсках, противник рассчитывал с помощью авиации сорвать наступление советских войск и уничтожить нашу десантную группу на Мысхако. В середине апреля на аэродромах Крыма и Тамани противник сосредоточил основные силы 4-го воздушного флота, имевшего 820 самолетов. Кроме того, для действий на Кубани он мог привлечь не менее 200 бомбардировщиков с аэродромов юга Украины.

Немецкая истребительная авиация была немногочисленной, но в своем составе имела отборные, наиболее боеспособные части, в том числе 3-ю истребительную эскадру "Удет", 51-ю истребительную эскадру "Мельдерс", а также группу летчиков асов. Все авиационные части противника полностью укомплектовывались самолетами Ме-109 и ФВ-190 новой модификации.

В состав военно-воздушных сил Северо-Кавказского фронта в начале апреля входили 250 самолетов 4-й воздушной армии (командующий генерал Н. Ф. Науменко, заместитель по политической части генерал Ф. Ф. Веров, начальник штаба генерал А. З. Устинов), 200 самолетов 5-й воздушной армии (командующий генерал С. К. Горюнов, заместитель по политчасти генерал А. П. Грубич, начальник штаба генерал С. П. Синяков), 70 самолетов авиагруппы Черноморского флота и группы в 60 самолетов авиации дальнего действия. Всего ВВС фронта имели около 600 самолетов. К 20 апреля из резерва Ставки ВГК в состав ВВС фронта были переброшены: в 4-ю воздушную армию - 2-й бомбардировочный авиационный корпус (командир генерал В. Л. Ушаков), 3-й истребительный авиационный корпус (командир генерал Е. Я. Савицкий), в 5-ю воздушную армию - 2-й смешанный авиационный корпус (командир генерал Н. Т. Еременко) и 282-я истребительная авиационная дивизия (командир полковник С. П. Данилов).

Усилена была и группировка авиации дальнего действия, возглавляемая заместителем командующего генералом Н. С. Скрипко. В дополнение к действовавшей здесь 50-й бомбардировочной авиационной дивизии в апреле прибыла 62-я дивизия. В мае они вошли в состав вновь сформированного 6-го авиационного корпуса (командир генерал Г. Н. Тупиков).

К 20 апреля в ВВС Северо-Кавказского фронта всего с выделенной авиацией Черноморского флота, группой авиации дальнего действия и приданными авиационными корпусами РГК имелось 900 боевых самолетов, из них во фронтовой авиации - 800 самолетов (истребителей - 370, штурмовиков 170, бомбардировщиков дневных - 165 и ночных - 195). Это позволило ликвидировать невыгодное для нашей авиации соотношение в силах.

Однако, поскольку активные боевые действия авиации в связи с наступлением противника в районе Мысхако начались 17 апреля, первые три дня - до 20 апреля - воздушная обстановка была неблагоприятной для нашей авиации. Сосредоточение с обеих сторон больших сил авиации для действий в ограниченном районе указывало на то, что в воздухе предстоит упорная и напряженная борьба.

В целях обеспечения более надежного и централизованного управления авиацией двух воздушных армий в начале апреля был создан штаб ВВС Северо-Кавказского фронта. Командующим ВВС фронта был назначен генерал К. А. Вершинин. Общее руководство и координацию действий авиации Северо-Кавказского, Южного и Юго-Западного фронтов осуществлял представитель Ставки командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А. А. Новиков.

Боеспособность ВВС фронта была высокой. В воздушных армиях имелось немало хорошо подготовленных авиационных частей. Качественное состояние самолетного парка, по сравнению с предыдущими операциями, заметно улучшилось. В бомбардировочной авиации удельный вес новых типов самолетов составлял 65%, в то время как в период зимнего наступления на Северном Кавказе он равнялся не более 25 - 30%. Истребительная авиация была почти полностью вооружена новыми самолетами ЯК-1, Як-7б, Ла-5. В составе воздушных армий имелось небольшое количество (около 11%) самолетов американского и английского производства: бомбардировщики Б-20 и Б-3, истребители "Аэрокобра" и "Спитфайр".

Условия базирования авиации сторон были различными. Весенняя распутица на Кубани и связанный с нею выход из строя большинства полевых аэродромов ограничивали действия нашей авиации, в то время как имевшиеся стационарные аэродромы в Крыму и на юге Украины обеспечивали противнику действия с высоким напряжением. Базирование нашей авиации из-за распутицы, а также вследствие сложности строительства аэродромов в районах Черноморского побережья было скученным. Грунтовые подъездные пути к аэродромам весной вышли из строя.

В общей оценке воздушной обстановки видно, что каждая сторона располагала значительной по составу авиационной группировкой. Мы имели преимущество в истребительной авиации. Однако противник располагал значительным превосходством в бомбардировщиках и существенными преимуществами в базировании и осуществлении маневра силами авиации.

Подготовка к операции началась в середине марта 1943 г.. Командующий войсками Северо-Кавказского фронта решил нанести главный удар в направлении Крымская, Анапа, чтобы рассечь, а затем уничтожить по частям группировку противника и овладеть Таманским полуостровом. Основная задача в прорыве обороны противника возлагалась на 56-ю армию. Войскам 37-й армии предстояло разгромить противника в районе Киевская, Варениковская. В последующем планировалось обеим армиям развивать наступление к Керченскому проливу.

Военно-воздушным силам фронта ставились задачи: завоевать господство в воздухе, надежно прикрыть сухопутные войска, содействовать этим наступлению 56-й армии и упорной обороне наших десантных частей юго-западнее Новороссийска и вести воздушную разведку.

Штаб ВВС фронта разработал план авиационного наступления. Усилия авиации сосредоточивались в направлении станица Крымская и Новороссийск. Предусматривалось при отсутствии активности противника в районе Мысхако привлечение всей авиации к поддержке войск 56-й армии.

Большое внимание уделялось организации взаимодействия между видами и родами авиации. Предусматривалась передача в оперативное подчинение командующему 4-й воздушной армией некоторых истребительных авиаполков 5-й воз-душной армии. Взаимодействие фронтовой авиации с ВВС Черноморского флота планировалось осуществлять путем распределения районов и времени действий, а также передачей в оперативное подчинение некоторых истребительных подразделений 5-й воздушной армии командующему ВВС флота.

Для управления всей авиацией совместно с командным пунктом фронта в районе станицы Абинская был развернут вспомогательный пункт управления ВВС фронта, вспомогательные пункты управления 4-й и 5-й воздушных армий были выдвинуты к линии фронта. В стрелковые дивизии выделялись авиационные представители.

Для наведения истребителей и управления ими в воздушных боях у линии фронта были развернуты пять радиостанций, три из которых располагались в полосе наступления 56-й армии{103}. Одна из них - главная радиостанция находилась в 4 км от линии фронта и, по существу, являлась командным пунктом для управления всей истребительной авиацией 4-й воздушной армии.

В порядке подготовки к боевым действиям в апреле проводились дивизионные конференции летного состава по обобщению и изучению боевого опыта авиации в предшествующих операциях, где лучшие летчики делились своим опытом с молодым летным составом.

"Дело не обходилось без жарких споров, - вспоминает Главный маршал авиации К. А. Вершинин,- иногда тот или иной дискуссионный тактический прием подвергался проверке в воздухе, но в конце концов вырабатывалось единое мнение. Мы приняли много полезных рекомендаций по вопросам, которые после обобщения были узаконены, и ими руководствовались во всех авиационных соединениях"{104}.

В те дни развернулась широкая популяризация опыта выдающихся мастеров воздушного боя: А. И Покрышкина, братьев Д. Б. Глинка и Б. Б. Глинка, В. И. Фадеева, В. Г. Семенишина, Г. А. Речкалова и других. Командир эскадрильи капитан А. И. Покрышкин по праву занимал среди летчиков-героев первое место как новатор наиболее передовых приемов воздушного боя. В воздушные сражения на Кубани он вступил уже опытным, зрелым командиром и замечательным летчиком-истребителем, имевшим за плечами свыше 350 самолето-вылетов и около двух десятков сбитых вражеских самолетов, счет которых открылся уже на второй день войны, когда в бою под Яссами он сразил первого фашистского стервятника. В небе Кубани Покрышкин одним из первых на личном примере показал все преимущества эшелонированного боевого порядка по высотам, как внутри группы истребителей, так и между группами.

16-й гвардейский истребительный авиационный полк (командир Герой Советского Союза подполковник Н. В. Исаев), в котором воспитывался будущий Герой Советского Союза летчик Покрышкин, по праву считался одним из лучших авиационных полков.

Заслуживает большого внимания работа командования и штаба 4-й воздушной армии по обобщению и доведению боевого опыта до летного состава. В течение марта - апреля всем авиационным частям были даны подробные указания о наиболее целесообразных тактических приемах и боевых порядках истребителей, об улучшении взаимодействия пар, сохранении преимущества в высоте, максимальном использовании в воздушных боях вертикального маневра и о необходимости постоянно искать воздушного противника и навязывать ему бой.

Много внимания уделялось передаче боевого опыта летному составу авиационных корпусов, прибывающих из резерва Ставки ВГК. Проводились показные воздушные бои и встречи молодых летчиков-истребителей с братьями Глинка, имевшими к тому времени на своем счету более 30 уничтоженных в боях самолетов. Из 216-й истребительной авиационной дивизии выделялась группа опытных летчиков, которая в течение пяти дней знакомила летный состав 3-го истребительного авиационного корпуса с особенностями действий истребителей на Кубани и произвела с ним, в качестве ведущих групп, несколько боевых вылетов. Для командиров авиационных дивизий и полков организовывались выезды на главную радиостанцию наведения, где они имели возможность наблюдать за воздушными боями подчиненных им летчиков, вскрывать положительные и отрицательные стороны в их боевых действиях.

В системе партийно-политической работы важное место занимали короткие совещания, или, как их тогда называли, боевые летучки. В авиационных полках и соединениях периодически проводились доклады на темы: "Исправное оружие и хорошее его состояние обеспечивает успех воздушного боя", "Все силы на разгром врага" и другие. В эскадрильях проводились политинформации на тему "Герои сегодняшних боев", на аэродромах у самолетов, на КП, в землянках по 1 - 2 раза в день вывешивались боевые листки, в которых рассказывалось о подвигах летчиков и тружеников служб. Большое внимание уделялось пропаганде героических подвигов через армейскую и дивизионную печать. Все это сыграло очень важную роль в повышении боевого мастерства летчиков и мобилизации всего личного состава на успешное выполнение задач, стоящих перед воздушной армией.

Плацдарм, занимавшийся нашими войсками в районе Мысхако, доставлял противнику много неприятностей и отвлекал его значительные силы. Поэтому в середине апреля немецкое командование решило ликвидировать его, создав для этой цели так называемую группу Ветцеля, имевшую в своем составе свыше трех пехотных дивизий, усиленных танками и авиацией.

17 апреля после сильной артиллерийской и авиационной подготовки противник перешел в наступление при поддержке 450 бомбардировщиков и 200 истребителей. С нашей стороны в районе Мысхако могли действовать до 500 самолетов, в том числе до 100 бомбардировщиков. При этом основные аэродромы нашей авиации находились западнее и северо-восточнее Краснодара на удалении 150 - 200 км от района Мысхако, а маршрут полета самолетов 4-й воздушной армии проходил через отроги Главного Кавказского хребта, часто закрытые в это время облачностью. Основные аэродромы авиации противника находились в равнинной части Таманского полуострова на расстоянии 50 - 100 км от Мысхако. Воспользовавшись благоприятными условиями, авиация противника группами по 30 - 40 самолетов начала бомбить боевые порядки наших войск и причалы в районе плацдарма. Оборонявшиеся на плацдарме советские войска оказались в тяжелом положении. С 17 по 19 апреля в районе Мысхако с переменным успехом проходили ожесточенные воздушные бои. Советские летчики наносили вражеской авиации значительные потери, снижая эффективность ее ударов, но воспретить эти удары при ощущающемся недостатке сил еще не могли. При активной поддержке с воздуха десантная группа мужественно продолжала удерживать свои рубежи. Лишь ценой больших потерь 18 апреля немцам удалось прорвать передний край обороны и вклиниться в расположение наших войск на глубину до 1 км.

Боевые действия авиации обеих сторон в районе Мысхако достигли наибольшего напряжения 20 апреля.

Подтянув резервы, противник изготовился для "генеральной" атаки, чтобы рассечь плацдарм на две изолированные части и затем уничтожить группу войск. С нашей стороны в этот день впервые была введена в бой часть сил прибывших авиационных корпусов РГК, что позволило в течение дня произвести два массированных удара по боевым порядкам пехоты и артиллерии противника перед фронтом десантной группы.

Боевые действия нашей авиации оказались в этот день весьма успешными и, по существу, предрешили провал вражеского наступления. Оценивая ее действия, командующий 18-й армией генерал К. Н. Леселидзе писал:

"Массированные удары нашей авиации по противнику, пытавшемуся уничтожить десантные части в районе Мысхако, сорвали его планы. У личного состава десантной группы появилась уверенность в своих силах"{105}.

В последующие дни мощь ударов нашей авиации по врагу возрастала за счет продолжавшегося увеличения вводимых в действие сил трех авиационных корпусов РГК, что позволило изменить общее соотношение сил авиации в районе Мысхако в нашу пользу. В воздушной обстановке наступил перелом. Активность немецкой авиации заметно снизилась. В течение 21 - 22 апреля количество ее самолето-пролетов сократилось вдвое. Наша авиация продолжала еще более успешно бомбардировать и штурмовать войска противника перед фронтом 18-й армии в районе Новороссийска и Федотовки.

Советские летчики при выполнении боевых задач проявили в те дни образцы мужества и героизма. 21 апреля экипаж самолета Ил-2 805-го штурмового авиационного полка в составе летчика младшего лейтенанта Н. В. Рыхлина и воздушного стрелка сержанта И. С. Ефремова в районе цели был атакован четырьмя истребителями. В неравном воздушном бою экипаж штурмовика сбил два вражеских истребителя. Будучи тяжело раненным, летчик Рыхлин благополучно возвратился и посадил поврежденный самолет на своем аэродроме. За проявленное мужество и отвагу в бою приказом командующего ВВС, находившегося на КП воздушной армии, младшему лейтенанту Н. В. Рыхлину было присвоено звание старший лейтенант, а сержанту Ефремову - младший лейтенант.

Встретив возросшее противодействие со стороны советской авиации, немецкие войска вынуждены были прекратить наступление и отойти в исходное положение, а их истребители перешли к оборонительным действиям. За восемь дней ожесточенных боев противник потерял 182 самолета, а наша авиация вдвое меньше. Командующий войсками Северо-Кавказского фронта, оценивая действия нашей авиации в районе Мысхако, отмечал в своем приказе, что

"в результате происходивших в период с 20 по 22 апреля непрерывных воздушных боев авиация противника, понеся исключительно большие потери, вынуждена была уйти с поля боя. Господство в воздухе перешло в наши руки"{106}.

Большое значение в ослаблении активности авиации противника имели удары наших бомбардировщиков по его аэродромам во второй половине апреля. В течение ночи по одному аэродрому действовало в среднем 30 - 40 бомбардировщиков и выводилось из строя от 5 до 10 самолетов. Особенно успешны были удары авиации дальнего действия по крупным аэродромам Сарабуз и Саки в Крыму, где в общей сложности ими было уничтожено и повреждено более 100 немецких бомбардировщиков.

Данные контрольной разведки, а в последующем и показания пленных летчиков подтвердили, что в течение 17 - 29 апреля на аэродромах уничтожено и повреждено около 260 самолетов. Противник был вынужден оттянуть в глубину свою авиацию с тех аэродромов, которые подвергались наиболее сильным ударам.

После срыва планов немцев в районе Мысхако наша авиация возобновила подготовку к боям в районе станицы Крымская. Экономя силы, истребители небольшими группами одновременно прикрывали группировку войск 56-й армии, а бомбардировщики ночью наносили удары по вражеским аэродромам. В это же время были проведены организационные мероприятия: управление 5-й воздушной армии 24 апреля убыло в район Курской дуги в состав Степного фронта, передав свои авиационные соединения 4-й воздушной армии.

После трехдневного затишья в просторах Кубани вновь возникли крупные воздушные бои. С утра 28 апреля немецкие бомбардировщики группами по 10 15 и более самолетов сбрасывали бомбы на наши войска, которые на следующий день должны были перейти в наступление в районе станицы Крымская. За день было отмечено 850 самолето-пролетов противника. Для отражения его налетов наши истребители совершили 310 самолето-вылетов и уничтожили 25 вражеских самолетов. С этого дня над станицей Крымская началось воздушное сражение, которое с небольшими перерывами продолжалось в течение многих дней.

ВВС Северо-Кавказского фронта с приданной авиацией резерва ВГК в соответствии с ранее разработанным планом авиационного наступления, который был утвержден представителями Ставки Маршалом Советского Союза Г. К. Жуковым и маршалом авиации А. А. Новиковым, в ночь на 29 апреля приступили к проведению авиационной подготовки в полосе предстоящего наступления войск 56-й армии. В сумерках над расположением вражеских войск в районе Крымской появились две девятки бомбардировщиков. Зажигательными бомбами они создали несколько очагов пожаров, чтобы облегчить выход на цель остальным экипажам. С наступлением темноты бомбардировщики 4-й воздушной армии и авиации дальнего действия начали атаковывать артиллерийские позиции противника.

В первые два часа зенитная артиллерия врага пыталась заградительным огнем противодействовать нашим бомбардировщикам, но она подавлялась ими и прекращала стрельбу. Наши экипажи потерь не имели. В течение ночи они совершили 379 самолето-вылетов и сбросили 210 тонн бомб{107}. Средняя бомбовая плотность составила почти 21 тонну на 1 кв. км. По наблюдениям экипажей и данным воздушной разведки отмечалось до 160 очагов пожара и 25 взрывов большой силы. Успешно действовали в эту ночь отважные летчицы 46-го гвардейского ночного бомбардировочного авиаполка (командир майор Е. Д. Бершанская). Его экипажи на самолетах По-2 нанесли эффективные удары по огневым средствам противника на северной окраине станицы Крымская.

В 7 часов 40 минут 29 апреля после артиллерийской подготовки 56-я армия перешла в наступление. Атаке войск предшествовала 40-минутная авиационная подготовка, которая переросла затем в авиационную поддержку. В течение трех часов над полем боя действовало 144 бомбардировщика Пе-2, 82 штурмовика и 265 истребителей.

Противник, опираясь на очень выгодную для обороны пересеченную местность, сдерживал наступление наших войск. Несмотря на привлечение к авиационной подготовке и поддержке значительных сил нашей авиации, а также проведение мощной артподготовки, войска 56-й армии к исходу дня смогли вклиниться в оборону противника на отдельных участках всего на 1 - 2 км. За 29 апреля было произведено 1308 самолето-вылетов, в 50 воздушных боях уничтожено 74 и огнем зенитной артиллерии сбито 7 вражеских самолетов{108}. Со стороны противника было отмечено в 2 раза меньше самолето-пролетов, что свидетельствовало о переходе инициативы в воздухе в наши руки непосредственно с первого дня операции.

В последующие дни напряжение борьбы в воздухе еще больше возросло. Воздушные бои длились часами. На сравнительно узком участке фронта (25 - 30 км) в день происходило до 40 воздушных боев, в ходе которых с обеих сторон одновременно участвовало 50 - 80 самолетов.

Наша авиация эффективно поддерживала наступление войск, сосредоточивая усилия на узком участке перед фронтом прорыва. 3 мая 18 групп бомбардировщиков Пе-2 2-го бомбардировочного авиационного корпуса, следуя одна за другой с интервалами 10 - 20 минут, подавили артиллерию на огневых позициях на западной окраине Верхнего Адагума и западной окраине Неберджаевской, чем обеспечили продвижение нашей пехоты и танков, прорвавших оборону противника южнее Крымской. Одновременно штурмовики 2-го смешанного авиационного корпуса обеспечили успешный ввод в прорыв танковой группы.

Боевые действия авиации в период наступления велись в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. В течение четырех дней, когда осуществлялся прорыв первой полосы обороны, только бомбардировщики и штурмовики совершили 2243 самолето-вылета. В течение 3 мая и в ночь на 4 мая войска 56-й армии очистили от противника станицу Крымская, а в последующие два дня с упорными боями продвинулись в его оборону на глубину до 10 км.

Авиация, оказав содействие сухопутным войскам в прорыве первой сильно укрепленной оборонительной полосы и удерживая господство в воздухе, с 4 мая перенесла свои усилия на уничтожение вражеских объектов в глубине, нанося удары днем и ночью по тылам и коммуникациям в районах Киевской, Молдавской, Нижней и Верхней Боканской и юго-западнее Неберджаевской, одновременно частью сил продолжала действовать по войскам на поле боя.

Тактика нашей авиации в период прорыва обороны в районе станицы Крымская носила ярко выраженный наступательный характер. Удачно было организовано взаимодействие между родами авиации. Над полем боя обычно первыми появлялись 3 - 4 пары истребителей для выяснения воздушной обстановки и передачи информации о ней на главную радиостанцию наведения. За ними через 10 - 15 минут подходили более крупные группы истребителей, которые отгоняли патрулирующих вражеских истребителей или связывали их боем. Затем над целью появлялись группы бомбардировщиков и штурмовиков в сопровождении истребителей. Не встречая со стороны средств ПВО противника серьезного противодействия, они атаковывали цель с нескольких заходов. Такое взаимодействие почти исключало потери от истребителей противника даже при значительной насыщенности ими района боевых действий.

Бомбардировщики противника, пытавшиеся нанести удары по нашим войскам, встречали активное противодействие наших истребителей и вынуждены были сбрасывать бомбы с высот не ниже 3000 - 5000 м, как правило, с одного захода и в большинстве случаев неприцельно.

Несмотря на то что боевые действия на земле не получили ожидаемого развития, размах и ожесточенность борьбы в воздухе непрерывно нарастали. В целом воздушная обстановка в полосе наступления главных сил фронта сложилась для нас благоприятно. Добившись превосходства сил в воздухе, наша авиация вела не только активную борьбу с немецкой авиацией, но и продолжала уничтожать живую силу и артиллерию.

В борьбе с немецкой авиацией наши истребители действовали с большим мастерством. Их успеху способствовало также четко организованное управление по радио с земли.

29 апреля командир 216-й истребительной авиационной дивизии генерал А. В. Борман, находясь на командном пункте вблизи линии фронта, получил сообщение о подходе 12 немецких истребителей. Над полем боя в этот момент находилась эскадрилья истребителей, возглавляемая капитаном А. И. Покрышкиным. Получив с радиостанции наведения информацию о воздушной обстановке и выполняя команды, подаваемые с КП, наши летчики заняли выгодное положение и дружно атаковали врага. В короткой схватке они уничтожили восемь немецких истребителей. Следовавшие за истребителями восемь бомбардировщиков также с помощью этой станции наведения были уничтожены подошедшей другой группой истребителей под командованием капитана Д. Б. Глинки.

Начиная с первого дня операции и затем в наиболее ответственные ее дни наша авиация совершала самолето-вылетов в 2 раза больше, чем авиация противника. Всего за период с 29 апреля по 10 мая 4-я воздушная армия, ВВС Черноморского флота и авиация дальнего действия произвели 12 тыс. самолето-вылетов, из них до 50% для удара по войскам и технике противника на поле боя. За это время наши летчики провели 285 воздушных боев и уничтожили 368 самолетов врага, т. е. более трети его первоначальной авиационной группировки{109}.

Действуя массированно, авиация оказала эффективную поддержку войскам в прорыве сильно укрепленного оборонительного рубежа на пересеченной местности. От ее ударов противник понес большие потери. После освобождения станицы Крымская было обнаружено много убитых и раненых немецких солдат, разбитая бомбардировщиками и штурмовиками боевая техника.

Однако по ряду причин, не зависящих от действий авиации, войска 56-й армии не смогли развить успех прорыва обороны противника и выйти в ее оперативную глубину. Одной из причин этого явились медлительность действий частей первого эшелона наступавших войск и несколько запоздалый ввод в бой второго эшелона. Войска, прорвав первую полосу обороны и овладев основным узлом сопротивления противника станицей Крымская, продвинулись лишь на глубину до 10 км. Встретив упорное сопротивление врага на основном оборонительном рубеже Голубой линии, они дальше продвижения не имели.

После окончания боев в районе станицы Крымская произошли некоторые организационные изменения в структуре управления ВВС фронта. Поскольку в составе фронта осталась только одна воздушная армия, надобность в штабе ВВС фронта отпала. Он был упразднен, а командующий ВВС фронта генерал К. А. Вершинин вступил в командование 4-й воздушной армией. Ранее командовавший этой армией генерал Н. Ф. Науменко получил новое назначение.

После освобождения станицы Крымская началась подготовка авиации к новой наступательной операции.

В подготовительный период к новой операции бомбардировочная авиация систематически действовала по аэродромам противника на Таманском полуострове и в Крыму. С 11 по 26 мая авиация дальнего действия произвела 152 самолето-вылета по аэродромам противника в Крыму. Авиация и корабли Черноморского флота неоднократно наносили удары по аэродрому Анапа. Все это ослабляло вражескую авиацию.

В новой наступательной операции войскам фронта предстояло прорвать оборонительный рубеж Голубая линия, разгромить группировку противника и освободить Таманский полуостров. Главный удар предстояло нанести войсками 37-й армии севернее станицы Крымская. С юга их левый фланг прикрывала 56-я армия.

Авиация противника на Кубани в прошедших боях была ослаблена, однако с учетом поступившего пополнения она имела к 25 мая 700 самолетов. 4-я воздушная армия располагала 924 самолетами.

Утром 26 мая войска фронта после 40-минутной авиационной подготовки перешли в наступление. За несколько минут до этого штурмовики поставили дымовую завесу на участке прорыва обороны. Авиационная подготовка носила характер массированного удара, в котором участвовало 338 самолетов, в том числе 84 бомбардировщика, 104 штурмовика и 150 истребителей{110}. Удар был нанесен исключительно организованно и без потерь.

В результате эффективной артиллерийской и авиационной подготовки наши войска за первые шесть часов боя продвинулись на участке прорыва на глубину 3 - 5 км, захватив первую и вторую позиции. Успешными действиями они создали предпосылки для быстрого завершения прорыва главной полосы обороны и дальнейшего развития успеха.

Чтобы воспрепятствовать дальнейшему продвижению наших войск, немецкое командование решило сосредоточить над полем боя всю свою авиацию. На исходе дня противнику удалось нанести в течение 20 минут удар с участием в нем до 600 бомбардировщиков{111}.

Противник дополнительно привлек бомбардировщиков с аэродромов юга Украины. В результате этого ему удалось сосредоточить для действий против войск Северо-Кавказского фронта до 1400 самолетов{112}. Имея более чем полуторное превосходство в силах, немецкая авиация временно захватила инициативу в воздухе, хотя и несла при этом большие потери. В отдельные дни с ее стороны производилось до 1500 - 1700 самолето-пролетов, что в 2 раза превосходило количество самолето-вылетов 4-й воздушной армии.

Летчики-истребители героически вели борьбу с вражеской авиацией. Они препятствовали ее прицельному бомбометанию и не допускали многие группы к нашим войскам. Однако полностью сорвать действия противника не удалось. Для успешного решения этой задачи не хватило сил истребителей и зенитной артиллерии.

В воздухе и на земле для нас создалась сложная обстановка. Наступление и особенно маневр наших войск на поле боя в дневное время затруднялись непрерывными атаками авиации противника. В связи с этим командующим войсками фронта было принято решение продолжать наступательные действия короткими ударами только в предвечернее время и на рассвете.

В первый день операции выявились также некоторые недостатки в действиях наших истребителей по отражению массированных налетов вражеской авиации. Нередко они ввязывались в бой с истребителями противника и пропускали в наш тыл его бомбардировщики. Перехват бомбардировщиков часто осуществлялся не на подступах к прикрываемым объектам, а непосредственно над ними, а иногда даже после сбрасывания бомб.

В создавшихся условиях от командования ВВС требовалось большое искусство, чтобы быстро устранить указанные недостатки и наметить пути изменения воздушной обстановки имевшимися силами в нашу пользу. Были приняты соответствующие меры. Силы истребительной авиации направлялись для уничтожения бомбардировщиков еще до подхода их к линии фронта. Максимально сокращалось количество истребителей, выделяемых для непосредственного сопровождения других родов авиации. Шире стал применяться метод патрулирования групп истребителей в районах действий бомбардировщиков и штурмовиков. Это позволило увеличить количество истребителей над полем боя, теми же силами надежнее прикрыть ударную группировку войск и успешно отражать массированные налеты авиации противника. Появилась возможность выделять истребителей "охотников" для перехвата и уничтожения бомбардировщиков на подступах к линии фронта. Во избежание потерь при сокращении наряда сопровождающих истребителей штурмовики и бомбардировщики стали действовать группами не менее 50 - 60 самолетов.

Увеличилась ответственность экипажей бомбардировщиков и штурмовиков за свою самооборону. Штурмовикам рекомендовалось оставлять до 15% боекомплекта на случай отражения атак истребителей противника. Для повышения обороноспособности групп бомбардировщиков и штурмовиков в авиационных частях отрабатывалось наиболее эффективное огневое взаимодействие, вводилось эшелонирование боевых порядков по высоте, позволявшее вести залповый огонь по атакующим истребителям.

Результаты принятых мер не замедлили сказаться. 2 июня девятка бомбардировщиков Пе-2 125-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка, пилотируемых летчицами во главе с командиром эскадрильи капитаном Е. Д. Тимофеевой, в момент сбрасывания бомб в районе Киевской подверглась атаке восьми вражеских истребителей. Шестерка наших истребителей, сопровождавшая бомбардировщиков, в это время попала в облачность и оторвалась от них. В создавшейся сложной обстановке экипажи женщин проявили высокое мужество и самообладание. Не нарушая боевого порядка, они встретили атаки истребителей мощным сосредоточенным огнем бортового оружия, умело сочетая его с правильным маневром в строю. В ходе боя они сбили четыре истребителя и без потерь выполнили боевую задачу.

Чтобы ослабить активность авиации противника, были усилены ночные удары по аэродромам. За период с 25 мая по 7 июня по аэродромам было произведено 845 самолетовылетов, или почти 50% всех самолето-вылетов, затраченных на решение этой задачи за весь период боев на Кубани.

Принятые меры позволили нашей авиации в сравнительно короткий срок вернуть инициативу в воздухе. Уже в первых числах июня обозначился спад активности авиации противника. Советские истребители вновь стали хозяевами кубанского неба. Штурмовики и бомбардировщики, действуя крупными группами, продолжали выполнять свои задачи при незначительном противодействии со стороны немецких истребителей.

За период операции летчики 4-й воздушной армии совершили 10250 самолето-вылетов, в 364 воздушных боях уничтожили 315 вражеских самолетов. Наши потери оказались в 2 с лишним раза меньшими. Лишившись значительного количества самолетов в завершающем этапе воздушного сражения на Кубани и встретив все возрастающее противодействие, противник прекратил массированные удары по нашим войскам.

Однако наступательная операция 37-й и 56-й армий успеха не получила, и одной из причин этого явилась временная утрата нашей авиацией господства в воздухе. Наряду с этим существенными причинами неуспешных действий войск являлись: упорное сопротивление противника на выгодном и заранее подготовленном оборонительном рубеже Голубой линии, недостатки в боевой подготовке войск и в ведении наземной разведки, отсутствие в ударных группировках армий вторых эшелонов.

*  *  *

Подводя итоги действиям авиации на Кубани, Военный совет Северо-Кавказского фронта в своем приказе от 21 июня 1943 г. отмечал:

"В результате воздушных сражений победа бесспорно осталась на нашей стороне. Противник не добился своей цели. Наша авиация не только успешно противодействовала врагу, но одновременно вынудила немцев прекратить воздушные бои и убрать свою авиацию"{113}.

Воздушные сражения на Кубани, в которых советская авиация значительно подорвала воздушную мощь врага, сыграли положительную роль в общей борьбе за господство в воздухе на советско-германском фронте. За период с 17 апреля по 7 июня советская авиация произвела около 35 тыс. самолето-вылетов, из них: 77% - фронтовая авиация, 9% - авиация дальнего действия и 14% - авиация Черноморского флота. Противник потерял 1100 самолетов, в том числе более 800 уничтожены в воздушных боях{114}.

Боевые действия авиации на Кубани оказали положительное влияние на дальнейшее развитие оперативного искусства ВВС и тактики родов авиации. Получила развитие и дальнейшее совершенствование тактика всех родов авиации, и особенно истребительной. Основным маневром в воздушном бою стал вертикальный. Этому во многом способствовало поступление на вооружение новых скоростных истребителей и смелое применение расчлененных по фронту и в глубину боевых порядков, в основе которых была пара самолетов.

Штурмовая авиация применялась в тесном взаимодействии с сухопутными войсками. Удары наносились группами, насчитывавшими 50 - 60 самолетов каждая. Это позволяло надежно подавлять оборону противника и наиболее важные группировки его войск. Новым в тактике бомбардировочной авиации явился переход к нанесению сосредоточенных ударов крупными группами, до авиационного корпуса включительно.

Опыт боевых действий авиации на Кубани показал, что борьба за господство в воздухе может быть успешной лишь в том случае, если она не замыкается в масштабе фронта, а ведется несколькими воздушными армиями и охватывает обширную территорию, когда противник лишается возможности маневрировать силами авиации.

Эффективность действий авиации во многом зависела и от того, что управление экипажами в воздухе осуществлялось с помощью наземных радиостанций, развернутых вблизи командных (наблюдательных) пунктов общевойсковых командиров.

В действиях авиации на Кубани были и свои недостатки. Так, командование и штабы некоторых авиационных соединений и частей оказались не в полной мере подготовленными для управления боевыми действиями истребительных авиационных соединений и частей при отражении массированных налетов авиации противника. В первый период воздушных сражений основные усилия нашей истребительной авиации часто сосредоточивались на уничтожение в воздухе истребителей, а не бомбардировщиков противника. К чести авиационных командиров и летчиков, следует сказать, что они быстро подмечали эти недостатки и в дальнейшем их уже не повторяли

Подводя итоги действиям авиации на Кубани, командующий ВВС Красной Армии в своей директиве от 7 июля 1943 г указывал, что за истекший период советские ВВС в значительной степени выросли и окрепли. Части ВВС стали действовать более умело и целеустремленно, с привлечением основных сил для решения важнейших боевых задач, диктуемых обстановкой. В ожесточенных воздушных боях на Кубани наша авиация нанесла противнику тяжелые потери и сумела завоевать господство в воздухе.

Воздушные сражения на Кубани по своему масштабу, массовости и достигнутым результатам вышли далеко за рамки операций Северо-Кавказского фронта. Они явились школой боевого мастерства для советских Военно-воздушных сил.

Глава 7.

В битве под Курском

Победы, одержанные Советскими Вооруженными Силами в битве на Волге и в последующем общем наступлении зимой 1943 г , значительно изменили обстановку на советско-германском фронте. Красная Армия прочно овладела стратегической инициативой.

Чтобы ослабить политические последствия крупных поражений своих войск, немецкое командование весной 1943 г приступило к подготовке нового наступления, рассчитывая вновь вернуть утраченную стратегическую инициативу и изменить ход войны в свою пользу. Для наступления был избран центральный участок фронта. Гитлеровцы рассчитывали воспользоваться выгодным начертанием линии фронта и нанести два встречных удара из районов южнее Орла и севернее Харькова в общем направлении на Курск с целью окружения и уничтожения советских войск, занимавших Курский выступ. План наступления получил кодовое название "Цитадель".

На плацдармах для наступления противник сосредоточил 900 тыс. солдат и офицеров, около 10 тыс. орудий и минометов, 2700 танков и самоходных орудий{115}. Большие надежды немецкое командование возлагало на массовое применение новой техники - тяжелых танков "тигр" и "пантера" и самоходных орудий "фердинанд", имевших мощное вооружение и прочную броневую защиту.

Готовясь к наступлению, противник стремился создать благоприятную для себя воздушную обстановку. На аэродромы в районах Орла, Белгорода и Харькова сосредоточивались лучшие авиационные эскадры с других участков фронта и театров военных действий. На усиление 4-го и 6-го воздушных флотов, действовавших в районе Курской дуги, с 15 марта по 1 июля из Германии, Франции и Норвегии прибыло 13 авиационных групп{116}. Авиационная группировка немцев под Курском включала 17 авиационных эскадр, которые насчитывали 1850 самолетов. Кроме того, для поддержки войск предполагалось привлечь свыше 200 бомбардировщиков с аэродромов глубокого тыла. Всего вражеская авиация имела 2050 самолетов (1200 бомбардировщиков, 600 истребителей, 100 штурмовиков и 150 разведчиков), что составляло почти 70% численности ВВС противника, действовавших в то время на советско-германском фронте.

Советское Верховное Главнокомандование, своевременно раскрыв планы врага, решило сначала упорной и активной обороной измотать и обескровить наступавшего противника, а затем перейти в контрнаступление и разгромить его ударные группировки. Оборонительные рубежи на Курском выступе занимали войска Центрального и Воронежского фронтов.

Для поддержки и прикрытия оборонявшихся войск была сосредоточена авиационная группировка в составе 16-й воздушной армии Центрального фронта, 2-й воздушной армии Воронежского фронта, 17-й воздушной армии соседнего Юго-Западного фронта и основных сил авиации дальнего действия. К началу оборонительной операции воздушные армии были значительно усилены авиационными соединениями резерва Ставки ВГК. Советская авиация, насчитывая 2900 самолетов, почти вдвое превосходила противника по количеству истребителей, но в 2,4 раза уступала ему по дневным бомбардировщикам. Однако это преимущество врага вполне компенсировалось нашими штурмовиками и ночными бомбардировщиками. Общее соотношение сил по авиации с учетом АДД было 1,5 : 1 в нашу пользу.

Обороне под Курском предшествовал трехмесячный период затишья, который был использован для всесторонней подготовки к предстоящим операциям. В штабах воздушных армий и авиационных соединениях отрабатывались планы боевых действий, уточнялись вопросы взаимодействия, проводились конференции и летно-тактические учения. В авиационных полках кипела боевая учеба. В ходе учебно-тренировочных полетов совершенствовалась техника пилотирования и групповая слетанность экипажей, повышалось качество бомбометания и воздушной стрельбы.

Большую работу провели и части авиационного тыла. За три месяца инженерно-аэродромные батальоны 16-й и 2-й воздушных армий при активной помощи местного населения построили и восстановили 154 аэродрома{117}. Для обеспечения аэродромного маневра в воздушных армиях создали резерв из 5 - 6 батальонов аэродромного обслуживания. Много обращалось внимания на улучшение скрытности базирования авиации. В этих целях наряду с маскировкой действующих аэродромов в обеих армиях было построено 50 ложных аэродромов{118}, по которым впоследствии противник нанес ряд ударов. Были созданы запасы материальных средств на 10 - 15 дней активных боевых действий авиации.

За несколько дней до начала Курской битвы на транспортных самолетах в штурмовые полки завезли противотанковые авиационные бомбы, созданные нашими учеными и изготовленные промышленностью в короткие сроки. Перерыв в боевых действиях использовался также и для восстановления и ремонта боевой техники. Процент неисправных самолетов снизился с 12 на 1 мая до 5 на 1 июля.

В период подготовки к предстоящим сражениям наша авиация не прекращала боевых действий. Она наносила удары по резервам противника, вела борьбу за господство в воздухе, прикрывала свои войска и вела воздушную разведку.

Советское командование стремилось максимально ослабить авиационную группировку противника на центральном участке фронта и создать благоприятные условия для завоевания господства в воздухе. С этой целью по плану Ставки ВГК были проведены две воздушные операции по уничтожению авиации противника на аэродромах.

Первая из них проходила с 6 по 8 мая 1943 г. В ней участвовали шесть воздушных армий - 1, 15, 16, 2, 17 и 8-я. Первый массированный удар по 17 немецким аэродромам был нанесен одновременно на фронте протяженностью 1200 км утром 6 мая силами 112 бомбардировщиков, 156 штурмовиков и 166 истребителей{119}. Часть аэродромов, где базировались немецкие истребители, была заблокирована с воздуха. Застигнутый врасплох, противник не смог оказать организованного противодействия и потерял на аэродромах 194 и в воздушных боях 21 самолет. Наши потери составили 21 самолет{120}. Высокую эффективность ударов по аэродромам в значительной степени обеспечила воздушная разведка, которая заблаговременно вскрыла базирование и состав немецкой авиации.

Повторные удары по этим аэродромам наносились днем 6 и утром 7 мая. Чтобы преодолеть возросшее сопротивление средств ПВО врага, применялись крупные группы бомбардировщиков и штурмовиков в сопровождении большого количества истребителей. Зенитные средства аэродромов подавлялись специально выделенными группами самолетов. Принятые меры позволили добиться высоких результатов. Произведя 777 самолето-вылетов, наши летчики во втором и третьем налетах повредили и уничтожили 285 самолетов, в том числе 53 сбили в воздушных боях. Высокая эффективность действий нашей авиации подтвердилась данными воздушного фотоконтроля, показаниями пленных немецких летчиков и донесениями партизан.

8 мая гитлеровское командование перебазировало многие авиационные части в тыл. Самолеты были рассредоточены и тщательно замаскированы. На борьбу с советской авиацией были выделены значительные силы истребителей. Для дальнего обнаружения наших самолетов и оповещения своих авиационных частей об опасности привлекались не только радиолокационные станции, но и небольшие истребительные заслоны, которые патрулировали вдоль линии фронта.

В этот день наши летчики произвели 181 самолето-вылет. Они уничтожили только 6 немецких самолетов, а сами потеряли 8. Всего за три дня операции было уничтожено и выведено из строя 506 вражеских самолетов, а наши потери составляли 122. В целом операция отличалась большим размахом, решительностью цели и высокой результативностью. В среднем на один уничтоженный самолет противника приходилось три самолето-вылета.

Через месяц, с 8 по 10 июня, проводилась вторая воздушная операция. На этот раз Ставка ВГК привлекала три воздушные армии (1, 15 и 2-ю) и соединения авиации дальнего действия, которые подвергли ударам 28 аэродромов врага. Цель операции заключалась в том, чтобы разгромить группировку бомбардировочной авиации врага, которая совершала ночные налеты на важные промышленные центры страны - Горький, Саратов, Ярославль. В результате этой операции и последующих ударов по аэродромам немецкая авиация потеряла в июне 580 самолетов и прекратила налеты на наши промышленные центры.

Во время действий по аэродромам советские летчики показывали образцы выполнения воинского долга. 8 июня во время удара по аэродрому Сеща группа штурмовиков под командованием Героя Советского Союза майора М. З. Бон-даренко уничтожила и повредила до 35 самолетов противника, взорвала ангар и склад с боеприпасами. Командир эскадрильи майор Бондаренко принимал самое активное участие в битве под Курском и за совершенные подвиги был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Одновременно с действиями по аэродромам истребители вели борьбу с немецкой авиацией в воздухе, отражая ее налеты на аэродромы и железнодорожные объекты. Особенно крупные воздушные бои шли 2 июня во время отражения массированного налета противника на железнодорожный узел Курск. В этот день немецкие бомбардировщики под прикрытием истребителей несколькими волнами шли в сторону города. Для их перехвата привлекалось 280 истребителей 16-й и 2-й воздушных армий и 106 истребителей 101-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Первый эшелон немецких самолетов в составе 137 бомбардировщиков и 30 истребителей встретили летчики 16-й воздушной армии в 4 часа 45 минут, еще на дальних подступах к Курску. Связав боем истребителей прикрытия противника, они главными силами совместно с 101-й истребительной авиационной дивизией ПВО атаковали бомбардировщиков и сбили 58 самолетов.

Борьба с последующими группами самолетов противника проходила менее успешно. Из 287 немецких бомбардировщиков около 160 прорвались к Курску, которые, сбросив бомбы, вывели из строя железнодорожный узел на 12 часов. Во время налета 2 июня противник потерял 145 самолетов.

В ходе подготовки к операциям большое внимание уделялось срыву железнодорожных и автомобильных перевозок противника. Основные коммуникации врага в течение почти трех месяцев подвергались ударам авиации на широком фронте и на глубину до 200 - 250 км от линии фронта. Для действий по ним привлекались прежде всего соединения дальней авиации, а также воздушные армии фронтов. Деятельность коммуникаций противника систематически нарушалась. Только летчики 16-й и 2-й воздушных армий, совершив 1909 самолето-вылетов, уничтожили 6 железнодорожных эшелонов, до 260 вагонов с грузами, 7 паровозов, более 120 автомашин, создали на железнодорожных станциях более 90 сильных взрывов и до 220 очагов пожара.

Советские ВВС действовали по войскам противника в районах сосредоточения, штабам, узлам связи и складам. На выполнение этих задач было совершено 7987 самолетовылетов. Налеты совершались после тщательной воздушной разведки и были весьма эффективными. В начале мая группа в 50 бомбардировщиков Пе-2 16-й воздушной армии в районах станции Брасово и поселка Локоть взорвала большой склад боеприпасов, уничтожила несколько танков и бронемашин, разбила эшелон с воинскими грузами{121}.

Интенсивно велась также воздушная разведка, которая вскрыла районы сосредоточения главных группировок войск противника, базирование и состав немецкой авиации, а также систему противовоздушной обороны аэродромов, характер оборонительных укреплений, расположение опорных пунктов, артиллерийских позиций и резервов врага. Все это помогло советскому командованию лучше раскрыть замысел противника, своевременно принять меры по организации устойчивой обороны и более целеустремленно подготовиться к последующему контрнаступлению.

В период подготовки к оборонительной операции большое внимание уделялось организации взаимодействия авиации с войсками. Руководствуясь планами фронтовых оборонительных операций и боевых действий воздушных армий, авиационные штабы тщательно согласовали задачи ВВС по месту и времени с каждой общевойсковой и танковой армиями. Для разрешения всех вопросов, возникающих в ходе операции, воздушные армии выделили в танковые и общевойсковые армии своих ответственных представителей.

Координацию действий авиационных объединений осуществляли по решению Ставки ВГК командующий ВВС Красной Армии маршал авиации А. А. Новиков и его заместители генералы Г. А. Ворожейкин и С. А. Худяков, которые с небольшими оперативными группами находились в районе командных пунктов фронтов. Были разработаны планы взаимодействия между 16-й и 2-й, а также 2-й и 17-й воздушными армиями.

Большую работу провели партийные и комсомольские организации, а также политорганы ВВС, которые направляли свою деятельность прежде всего на повышение боеспособности авиационных частей. Много обращалось внимания на укрепление дружбы между авиаторами и личным составом общевойсковых и танковых армий. В сухопутные войска направлялись наиболее отличившиеся в боях летчики. Они выступали на митингах и собраниях личного состава. В свою очередь общевойсковые и танковые армии присылали своих представителей в авиационные части.

Наступление противника началось утром 5 июля. Для советских войск оно не было внезапным. 2 июля Ставка ВГК предупредила командующих Центральным и Воронежским фронтами о возможном переходе врага в наступление в ближайшие дни. В связи с этим сухопутные войска и авиация были приведены в полную боевую готовность, а утром 5 июля осуществлена мощная артиллерийская контрподготовка.

С орловского плацдарма, в полосе войск Центрального фронта, противник наступал главными силами на Ольховатку, вспомогательные удары наносились на Малоархангельск и Гнилец. Немецкие войска поддерживались крупными группами авиации, которая сосредоточила все свои усилия на поле боя в полосе шириной 25 - 30 км и в глубину не более 10 - 15 км. В каждом налете участвовало по 100 - 150 бомбардировщиков под прикрытием до 60 истребителей.

С появлением вражеских самолетов над линией фронта на борьбу с ними поднялись истребители 6-го истребительного авиационного корпуса (командир генерал Н. Е. Ерлыкин) и 1-й гвардейской истребительной авиационной дивизии (командир подполковник И. В. Крупенин). Когда было точно установлено, что главные силы противника наступают на Ольховатку, штурмовики и бомбардировщики получили задачу небольшими группами в течение всего дня уничтожать танки, орудия и живую силу противника.

С вводом в бой основных сил 16-й воздушной армии (командующий генерал С. И. Руденко, заместитель по политической части генерал В. А. Виноградов, начальник штаба генерал П. И. Брайко) интенсивность действий авиации значительно возросла. Летчики 3-го бомбардировочного авиационного корпуса (командир генерал А. З. Каравацкий) и 6-го смешанного авиационного корпуса (командир генерал И. Д. Антошкин), а также 2-й гвардейской (командир полковник Г. И. Комаров) и 299-й штурмовых авиационных дивизий (командир полковник И. В. Крупский), действуя группами по 6 - 8 самолетов, приступили к уничтожению танков и живой силы противника на поле боя в районах Ясной Поляны, Озерок, Архангельское. Здесь впервые наши летчики применили противотанковые авиационные бомбы кумулятивного действия, которые оказались весьма эффективными. Они прожигали броню фашистских танков и выводили их из строя.

При эффективной поддержке авиации наши войска успешно отражали атаки противника. К исходу 5 июля противник вклинился в нашу оборону на 6 - 8 км лишь на ольховатском направлении. Тем не менее первый день оборонительной операции показал, что авиация распыляла свои усилия на подавление и уничтожение большого количества объектов.

Борьба с авиацией противника в первый день приняла ожесточенный характер. Прикрывая войска на поле боя, летчики-истребители героически отражали налеты немецкой авиации и в 76 групповых воздушных боях сбили 106 самолетов. Наши потери составляли 98 самолетов{122}. В воздушных боях советские летчики проявляли отвагу и высокое боевое мастерство. Особенно отличились младший лейтенант В. К. Поляков (1-я гвардейская истребительная авиационная дивизия), который один самолет уничтожил пулеметно-пушечным огнем, а второй таранил; лейтенант С. К. Колесниченко уничтожил в первый день битвы три немецких самолета.

Однако в действиях наших истребителей были и серьезные недочеты: они увлекались боями с истребителями противника и подчас оставляли без воздействия вражеские бомбардировщики. Отдельные группы истребительных патрулей не эшелонировались по высотам, дежурили над своей территорией. Плохо было организовано оповещение о приближении воздушного противника. Это вынудило прикрывать войска непрерывным патрулированием в воздухе, что приводило к большому расходу сил.

На второй день боев, чтобы восстановить свое положение и уничтожить вклинившегося в оборону противника, советские войска нанесли контрудар. В соответствии с обстановкой командующим 16-й воздушной армией было принято решение в 5.00 6 июля нанести сосредоточенный удар по главной группировке противника в районе Подолянь, Саборовка и Бутырки силами 140 самолетов.

С рассветом 6 июля летчики разведывательной авиации уточнили районы скопления танков, мотопехоты и артиллерии противника и сообщили об этом по радио. В воздух немедленно взмыли соединения бомбардировщиков и штурмовиков, которые в 5 часов нанесли удар, применив противотанковые, осколочные и фугасные бомбы. Эффект был разительный. Советские войска, наблюдавшие, как на их глазах наши летчики подожгли более десятка танков, с криком "ура" перешли в атаку. В этот же день было организовано еще два таких удара.

Успех действий наших бомбардировщиков и штурмовиков обеспечивался надежным прикрытием истребителей. При выполнении этой задачи особенно отличились летчики 127-го истребительного авиационного полка, возглавляемые капитаном Ф. В. Химичем. Обеспечиваемые ими бомбардировщики выполнили свои задачи без потерь от истребителей противника. 6 июля авиационному командованию удалось устранить недочеты, имевшиеся в действиях истребителей в первый день боев. Командиры 6-го истребительного авиационного корпуса и 1-й гвардейской истребительной авиационной дивизии лично организовали управление истребителями с передовых КП, находившихся на участке контрудара наших войск вблизи переднего края. Они внимательно следили за воздушной обстановкой и при необходимости усиливали наряд патрулирующих истребителей за счет дежурных подразделений, находившихся на аэродромах. Зоны патрулирования были вынесены за линию фронта, благодаря чему немецкие самолеты стали перехватываться еще до подхода к полю боя. Противодействие нашей истребительной авиации резко возросло, что немедленно сказалось на воздушной обстановке.

Встретив упорное сопротивление, немецкая авиация снизила активность. Между тем наша авиация наращивала свои удары, совершив почти в 2 раза больше вылетов, чем 5 июля. В 92 воздушных боях было уничтожено 113 немецких самолетов{123}.

В результате контрудара наших войск и активных действий авиации противник понес серьезный урон в живой силе и боевой технике. Наступательный порыв его войск заметно снизился. Однако гитлеровское командование пытается выправить положение. На орловский плацдарм спешно перебрасываются пехотные и танковые дивизии, а также новые части истребительной авиации с других участков фронта. Но все эти меры уже не могли предотвратить наметившийся кризис наступления. В течение 7 - 8 июля противник, хотя и предпринимал попытки прорваться к Курску через Поныри, успеха не имел.

В то же время окончательно наступил перелом и в борьбе за господство в воздухе. Начиная с 7 июля наши истребители прочно овладели инициативой в воздухе. Большинство немецких бомбардировщиков перехватывалось еще до их подхода к полю боя. Активность фашистской авиации заметно упала. Если 7 июля в полосе Центрального фронта отмечалось 1162 самолета-пролета, то 9 июля - только 350.

К 10 июля наступательные возможности врага полностью иссякли. С переходом 12 июля Западного и Брянского фронтов в наступление на орловском направлении немецко-фашистские войска севернее Курска окончательно перешли к обороне.

За время оборонительной операции на орловско-курском направлении 16-я воздушная армия совершила более 7600 самолето-вылетов и авиация дальнего действия - до 800. Советские летчики, уничтожив 517 фашистских самолетов, завоевали господство в воздухе и оказали большую помощь войскам в срыве вражеского наступления.

Командование сухопутных войск дало высокую оценку действиям советской авиации. Военный совет 13-й армии Центрального фронта, войска которой оборонялись на главном направлении, писал:

"Просим передать летному составу 16-й воздушной армии горячую благодарность наших наземных войск за активную поддержку с воздуха... Воины 13-й армии с любовью и теплотой отзываются об удачных ударах с воздуха своих братьев по оружию"{124}.

На белгородско-курском направлении боевые действия нашей авиации начались также утром 5 июля. В 4 часа 30 минут 2-я и 17-я воздушные армии нанесли массированный удар по вражеским аэродромам Микояновка, Сокольники, Номерки, Основа, Рогань, Барвенково и Краматорская. Для этой цели были привлечены 132 штурмовика и 285 истребителей. Однако в момент удара не на всех аэродромах оказалось много самолетов. Гитлеровское командование подняло в воздух в 4 часа часть своих авиационных соединений для проведения авиационной подготовки наступления. Поэтому эффективность действий была не везде высокой. По данным экипажей, было выведено из строя до 60 самолетов противника.

Задействовав значительные силы авиации для налета по аэродромам, воздушные армии несколько запоздали с ударами по наступавшим войскам противника. Войска Воронежского фронта начали отражать атаки без должной поддержки с воздуха. Однако к 9 часам утра положение изменилось. Возвратившиеся с задания авиационные части были нацелены на уничтожение танков, артиллерии и пехоты врага на поле боя.

Наиболее напряженные бои развернулись на обоянском направлении. Сосредоточив до 700 танков, основные силы пехоты и артиллерии, противник наносил здесь главный удар, стремясь кратчайшим путем прорваться к Курску. Одновременно часть его войск наступала на Корочу с целью отвлечения сил наших войск на второстепенные направления. Войска противника поддерживались почти всей авиацией 4-го воздушного флота.

Чтобы быстрее сорвать вражеское наступление, командование Воронежского фронта сосредоточило на обоянское направление большую часть своих сил почти все соединения 2-й воздушной армии (командующий генерал С. А. Кра-совский, заместитель по политической части генерал С. Н. Ромазанов, начальник штаба генерал Ф. И. Качев). На корочанском направлении поддержку войск осуществляла 17-я воздушная армия (командующий генерал В. А. Судец, заместитель по политической части генерал В. Н. Толмачев, начальник штаба генерал Н. М. Корсаков).

Основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации были направлены на уничтожение танковой группировки противника, пытавшейся прорвать оборону в полосе 6-й гвардейской армии. В первые два дня оборонительной операции штурмовики и бомбардировщики действовали группами по 6 - 8 самолетов, а затем стали наносить сосредоточенные удары с участием по 30 - 40 самолетов, благодаря чему эффективность действий авиации еще более повысилась, а потери самолетов снизились. Большие группы штурмовиков и бомбардировщиков оказались более обороноспособными, их было легче прикрыть истребителями. Кроме того, каждая такая группа могла выделять часть своих сил для подавления средств ПВО цели. Сосредоточенные удары авиации по войскам противника давали большой моральный эффект, они нередко приводили к срыву вражеских атак. 7 июля двумя сосредоточенными ударами 1-го штурмового авиационного корпуса (командир генерал В. Г. Рязанов) была сорвана атака крупных сил танков и пехоты немцев в районе Сырцево, Яковлево.

Представитель Ставки ВГК начальник штаба ВВС Красной Армии генерал С. А. Худяков донес 8 июля командующему ВВС Красной Армии:

"Принятое накануне решение об изменении тактики нашей авиации в сторону массированного ее использования большими группами оказалось совершенно правильным. Командование Воронежского фронта признало действия авиации значительно более эффективными, чем накануне"{125}.

С самого начала наступления противника на белгородско-курском направлении разгорелась ожесточенная борьба за господство в воздухе. Над районом 20X60 км действовало одновременно с обеих сторон свыше 2 тыс. самолетов. Нередко велись бои с участием 100 - 150 самолетов. Всего с 5 по 10 июля только истребители 2-й воздушной армии провели 205 воздушных боев и сбили более 330 вражеских самолетов, потеряв своих 153{126}. В боях особенно отличились летчики 8-й гвардейской истребительной авиационной дивизии под командованием генерала Д. П. Галунова, которые в первый же день уничтожили около 76 самолетов. Однако в действиях советских истребителей, так же как и на орловско-курском направлении, отмечались серьезные недостатки, что привело к потере господства в воздухе в первые дни операции. Лишь после устранения этих недочетов наши летчики стали полновластными хозяевами положения в воздухе.

В напряженных пятидневных боях советские войска при активной поддержке авиации нанесли врагу огромные потери, особенно в танках. Попытки противника прорваться к Курску через Обоянь были сорваны, и к 10 июля его наступление на этом участке фронта было приостановлено. Однако гитлеровское командование не хотело мириться с этим. После перегруппировки войск танковые и моторизованные дивизии врага при поддержке авиации перенесли свои главные усилия на прохоровское направление, чтобы прорваться к Курску обходным путем.

Стремясь сорвать и этот план противника, командующий Воронежским фронтом решил упорной и активной обороной продолжать изматывать его войска, а 12 июля нанести мощный контрудар с целью окончательного разгрома группировки, наступавшей на прохоровском направлении.

В течение двух ночей - на 11 и 12 июля - авиация дальнего действия и ночные бомбардировщики 2-й и 17-й воздушных армий действовали по железнодорожным эшелонам на станциях, громили колонны войск на шоссейных и грунтовых дорогах с целью изоляции района предстоящего сражения от притока свежих резервов. Ударам подвергались также войска на поле боя.

Утром 12 июля, за 40 минут до начала контрудара, 2-я воздушная армия провела авиационную подготовку, в которой участвовало более 200 самолетов. Ввиду сложных метеорологических условий летчикам пришлось действовать по танкам и артиллерии на огневых позициях небольшими группами.

Контрудар в районе Прохоровки вылился в крупное встречное танковое сражение, в котором противник понес большие потери в живой силе и боевой технике. Совместными усилиями войск и авиации была сорвана последняя попытка врага прорваться к Курску.

Наступление противника южнее Курска также закончилось провалом. С 17 по 23 июля наши войска восстановили свое положение, занимаемое до 5 июля. За время оборонительной операции на белгородско-курском направлении наша авиация совершила 19263 самолето-вылета. Военный совет Воронежского фронта в донесении Ставке ВГК отмечал:

"По показаниям пленных особенно огромные потери понес противник в танках и живой силе от всех видов нашей авиации и артиллерии".

В дни ожесточенных сражений советские летчики показали беспредельную любовь к своей Родине, проявляли героизм, отвагу и высокое боевое мастерство. Особенно прославился командир звена старший лейтенант А. К. Горовец. Возвращаясь 6 июля с боевого задания, он заметил большую группу бомбардировщиков, направлявшуюся к позициям наших войск. Отважный летчик решил атаковать их. Скрытно подстроившись к ним, он сбил девять немецких бомбардировщиков и сам погиб смертью храбрых. Советское правительство высоко оценило подвиг А. К. Горовца, присвоив ему посмертно звание Героя Советского Союза.

В те дни отличились также майор М. С. Токарев, капитан С. Д. Луганский, лейтенант В. И. Андрианов и многие другие летчики, штурманы, воздушные стрелки, а также сержанты и офицеры частей и соединений ВВС. Здесь получил боевое крещение И. Н. Кожедуб, ныне генерал, трижды Герой Советского Союза, который во время оборонительной операции открыл счет сбитым немецким самолетам.

Таким образом, оборонительная операция на орловско-курском направлении продолжалась до 12 июля, а на белгородско-курском - до 23 июля. В течение нескольких дней советские войска при активной поддержке авиации измотали и обескровили противника и сорвали его наступление.

Боевые действия советской авиации под Курском получили значительно больший размах, чем в обороне под Москвой и Сталинградом. В оборонительной операции двух фронтов принимали участие три воздушные армии (16, 2 и 17-я) и значительные силы авиации дальнего действия. В конце операции Воронежского фронта (с 17 по 23 июля) к боевым действиям привлекалась и 5-я воздушная армия Степного фронта (командующий генерал С. К. Горюнов, заместитель по политической части генерал А. П. Грубич, начальник штаба генерал Н. Г. Селезнев).

Основные усилия фронтовой авиации нацеливались на уничтожение важнейших группировок врага и решительно массировались на главных направлениях. Боевые действия советских ВВС велись в тесном взаимодействии с сухопутными войсками, особенно при нанесении контрударов и в ходе борьбы за удержание главной полосы обороны.

Воздушные бои, перераставшие в сражения, явились новой ступенью в повышении мастерства наших летчиков-истребителей. Над районами боевых действий на направлениях главных ударов действовало с обеих сторон около 4 тыс. самолетов. Нередко над полем боя находилось одновременно до 200 - 300 истребителей. Только 5 июля состоялось 175 групповых воздушных боев, в которых было сбито более 239 самолетов противника. Характерным в борьбе за господство в воздухе явилось то, что с обеих сторон она носила активный наступательный характер. Всего за время оборонительной операции советская авиация уничтожила в воздухе и на аэродромах более 1500 немецких самолетов, а сама потеряла около 1 тыс.

*  *  *

Планируя контрнаступление под Курском, Ставка ВГК намечала разгромить орловскую и белгородско-харьковскую группировки противника, ликвидировать занимаемые ими выступы и создать благоприятные условия для последующего общего наступления. На орловско-курском направлении предусматривалось прорвать оборону на нескольких участках с дальнейшим развитием ударов по сходящимся направлениям на Орел с целью окружения и уничтожения по частям вражеской группировки. На белгородско-харьковском направлении планировалось нанести ряд ударов в направлении западнее и юго-западнее Харькова, чтобы расчленить вражескую группировку и уничтожить ее по частям.

На орловском направлении продолжали действовать соединения 6-го воздушного флота Германии, которые базировались на аэродромных узлах в районе городов Орел, Брянск, Сеща.

В состав группировки советской авиации, действовавшей на орловском направлении, входили 1-я воздушная армия Западного фронта, 15-я воздушная армия Брянского фронта и 16-я воздушная армия Центрального фронта. Благодаря усилению воздушных армий авиасоединениями резерва Ставки ВГК наша авиация имела здесь почти тройное превосходство над противником. Кроме того, сюда периодически привлекались для боевых действий соединения дальней авиации.

На Белгородско-Харьковском выступе базировались и действовали 4-й воздушный флот Германии и 2-й венгерский авиационный корпус. Группировка советской авиации включала в свой состав 2-ю воздушную армию Воронежского фронта, 5-ю воздушную армию Степного фронта и часть сил авиации дальнего действия. После усиления резервами Ставки ВГК наша авиация превосходила по численности противника почти вдвое.

Перед советскими ВВС были поставлены задачи: прочно удерживать господство в воздухе и надежно прикрыть ударные группировки фронтов от воздействия ВВС противника, содействовать сухопутным войскам в прорыве вражеской обороны и развитии успеха, противодействовать войскам противника в занятии обороны на промежуточных рубежах, нарушить управление войсками, а также препятствовать маневру резервами, вести воздушную разведку. В соответствии с этими задачами и планами наступательных операций командующие воздушными армиями приняли решения, на основе которых были тщательно спланированы боевые действия ВВС в форме авиационного наступления.

*  *  *

Контрнаступление на орловском направлении началось 12 июля. На участке прорыва 11-й гвардейской армии Западного фронта 70 бомбардировщиков Пе-2 и 48 штурмовиков 1-й воздушной армии (командующий генерал М. М. Громов, заместитель по политической части генерал И. Г. Литвиненко, начальник штаба генерал А. С. Пронин) за 15 минут до начала атаки войск нанесли удар по артиллерии и опорным пунктам врага. По этим же объектам всю ночь действовали соединения дальней авиации и части 213-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии воздушной армии, которые, совершив 362 самолето-вылета, сбросили на противника 210 тонн бомб. На участке прорыва 61-й армии Брянского фронта авиационная подготовка проводилась только ночью. Экипажи авиации дальнего действия и 313-й ночной бомбардировочной авиационной дивизии 15-й воздушной армии (командующий генерал Н. Ф. Науменко, заместитель по политчасти полковник М. Н. Сухачев, начальник штаба полковник А. А. Саковнин) подавляли артиллерию и минометы, разрушали узлы сопротивления и уничтожали войска в районах сосредоточения. В результате артиллерийской и авиационной подготовки оборона врага была значительно ослаблена.

На рассвете 12 июля при поддержке авиации и под прикрытием дымовой завесы, поставленной штурмовиками, перешли в атаку ударные группировки фронтов. Группы штурмовиков по 10 - 12 самолетов под прикрытием истребителей непрерывно находились над полем боя, подавляя огневые точки, уничтожая танки и живую силу врага.

Фашистские войска оборонялись упорно. Им помогала авиация, которая особенно активно действовала в полосе 61-й армии. Через час после начала наступления над полем боя стали появляться группы бомбардировщиков, пытавшиеся нанести удары по нашим войскам. Однако истребители 1-го гвардейского истребительного авиационного корпуса (командир генерал Е. М. Белецкий) были в полной готовности, дежуря в воздухе и на аэродромах. Своими атаками они расстраивали боевые порядки бомбардировщиков, сбивая их и не давая возможности прицельно бомбить наши войска.

Всего за 12 июля авиация трех воздушных армий совершила 2174 самолето-вылета, провела 72 воздушных боя и уничтожила 86 вражеских самолетов, потеряв своих 59. В этих боях отличились летчики-истребители А. П. Маресьев, Б. В. Панин, П. И. Муравьев, И. П. Витковский, А. Е. Боровых, впоследствии удостоенные звания Героя Советского Союза. Вместе с советскими авиаторами в воздушных боях активное участие принимали французские летчики-истребители эскадрильи "Нормандия".

За восемь дней операции войска Западного фронта продвинулись на 70 км, а 61-я армия Брянского фронта - на 20 км. Создались благоприятные условия для окружения болховской группировки.

Чтобы удержать Болхов и спасти от разгрома свою группировку, гитлеровское командование с 13 по 19 июля перебросило сюда с других участков фронта и тыла до десяти дивизий, в том числе шесть танковых и моторизованных. Вражеские войска нанесли мощные контрудары по войскам Западного и Брянского фронтов. Обстановка резко изменилась в пользу противника. Гитлеровцы, обеспечив себе перевес в силах, затормозили наше наступление.

В этих условиях требовался срочный ввод в сражение наших резервов. И советское командование с 16 по 25 июля последовательно ввело в сражение 25-й танковый корпус, 11-ю армию, 4-ю танковую армию и 2-й гвардейский кавалерийский корпус, выделенные из резерва Ставки. Для борьбы с врагом были переключены также почти все силы 1-й и 15-й воздушных армий.

Наша авиация наносила эффективные удары по контратакующим войскам. Только 25 июля летчики 1-й воздушной армии уничтожили около 25 танков, до 150 автомашин, 5 артиллерийских батарей и много пехоты противника.

Активно действовали наши авиаторы в интересах 4-й танковой армии - при вводе ее в сражение и действиях в глубине. Несмотря на сложные метеорологические условия, бомбардировщики и штурмовики наносили меткие удары по противотанковым средствам и войскам врага в полосе наступления танковых соединений, истребители непрерывным патрулированием прикрывали боевые порядки танкистов. При активной поддержке авиации танковые соединения быстро продвигались в направлении Хотынца, стремясь перерезать пути отхода гитлеровских войск с орловского плацдарма.

К 29 июля войска и авиация Западного и Брянского фронтов завершили разгром болховской группировки. Остатки разгромленных дивизий противника поспешно начали отступать на запад.

Наступлению 3-й и 63-й армий Брянского фронта, начавшемуся из района западнее Новосиля, предшествовала еще более мощная авиационная подготовка, чем на болховском направлении. В ночь на 12 июля авиация дальнего действия и бомбардировщики 15-й воздушной армии совершили более 600 самолето-вылетов и сбросили на обьекты врага в главной полосе обороны около 550 тонн бомб. А утром на противника обрушились штурмовики 3-го штурмового авиационного корпуса (командир корпуса генерал М. И. Горлаченко). Действуя большими группами самолетов, они уничтожили и подавили многие огневые средства и войска на участке прорыва. За пять минут до начала атаки войск 89 бомбардировщиков сбросили 500 фугасных и более 3 тыс. осколочных бомб на важнейшие узлы сопротивления и артиллерийские позиции врага.

Массированные действия бомбардировщиков и штурмовиков и артиллерии деморализовали противника, и первое время он не оказывал серьезного сопротивления. Советские войска с ходу овладели двумя траншеями обороны и начали успешно продвигаться вперед. Уцелевшие огневые точки и узлы сопротивления неприятеля уничтожались небольшими группами штурмовиков. Начальник штаба 3-й общевойсковой армии генерал М. В. Ивашечкин писал, что

"действия штурмовиков над полем боя дали возможность наземным войскам быстро продвинуться вперед и овладеть опорными пунктами и узлами вражеской обороны".

Гитлеровское командование спешно начало перебрасывать в район сражения свои резервы и дивизии с неатакованных участков фронта и с ходу вводить их в бой. Сюда же были перенацелены основные усилия немецкой авиации, которая группами по 40 - 50 самолетов стала наносить удары по боевым порядкам нашей пехоты, танкам и переправам на реке Зуша. Но истребители 1-го гвардейского истребительного авиационного корпуса были начеку, в 48 групповых воздушных боях они сбили 67 самолетов противника.

Развивая успех, наши пехотинцы и танкисты при поддержке авиации продолжали теснить противника и к 16 июля вышли на реку Олешня, на западном берегу которой гитлеровцы создали оборонительный рубеж. Чтобы ускорить прорыв обороны, командующий фронтом ввел в сражение 3-ю гвардейскую танковую армию. На ее поддержку и прикрытие генерал Н. Ф. Науменко выделил основные силы 15-й воздушной армии: 120 штурмовиков, 112 бомбардировщиков и 200 истребителей.

В 8 часов 19 июля по артиллерийским батареям, скоплению пехоты и танков врага 63 бомбардировщика нанесли удар на участке ввода в сражение танковых войск. Штурмовики тем временем подвергли воздействию объекты врага на флангах. Спустя три часа под прикрытием истребителей танковые корпуса стали вводиться в сражение. Гитлеровское командование направило против них авиацию, которая группами от 8 до 35 бомбардировщиков под прикрытием истребителей пыталась задержать наступление наших войск. Завязались ожесточенные воздушные бои, в которых истребители сбили 23 самолета противника и вынудили большую часть бомбардировщиков повернуть обратно. Командующий 3-й гвардейской танковой армией генерал П. С. Рыбалко объявил благодарность летчикам за их отличные действия.

При активной поддержке авиации войска Брянского фронта прорвали промежуточный рубеж обороны немцев, вышли на реки Ока и Оптуха, где завязали бои по прорыву проходившего здесь последнего рубежа обороны. Противник, боясь окружения, начал спешно отводить свою группировку войск из Орла. Утром 1 августа воздушная разведка обнаружила движение до 300 автомашин из города на запад, и по ним сразу же 15-я и 16-я воздушные армии нанесли удары. В условиях полного господства в воздухе штурмовики и бомбардировщики вели боевые действия с малых высот и с бреющего полета, производя по нескольку заходов на колонны противника. Бомбардировщики одновременно наносили удары по железнодорожным эшелонам, мостам и переправам на путях отхода врага, а ночью самолеты По-2 сбрасывали на войска осколочные бомбы.

В течение пяти дней 15-я воздушная армия совершила около 4800, а 16-я воздушная армия свыше 5000 самолетовылетов, из которых больше 50% по отходившим войскам. Дороги, по которым действовала наша авиация, были усеяны трупами немецких солдат и загромождены разбитыми автомашинами, танками и другой боевой техникой.

На рассвете 4 августа войска 63-й и 3-й армий при активной поддержке авиации ворвались в Орел и завязали уличные бои. К утру 5 августа город был полностью очищен от немецких оккупантов. Вечером 5 августа в честь советских воинов, освободивших Орел и Белгород, столица нашей Родины Москва впервые в Великой Отечественной войне салютовала орудийными залпами.

Наступательные действия Западного и Брянского фронтов заставили противника перебросить на усиление своей 2-й танковой армии часть дивизий с южного фаса Орловского выступа. Используя это, войска Центрального фронта 15 июля также перешли в контрнаступление. В течение трех дней они восстановили свое положение, занимаемое к 5 июля, а к 6 августа освободили город Кромы.

Эффективную поддержку войскам оказали соединения 16-й воздушной армии. Встречая относительно слабое сопротивление воздушного противника, они совершали ежедневно до 1 тыс. и более самолето-вылетов и причиняли врагу серьезный урон в живой силе и боевой технике.

После освобождения городов Болхов, Орел и Кромы советские войска перешли к преследованию остатков разгромленной группировки противника. Ставка ВГК потребовала в это время основные усилия 15-й и 16-й воздушных армий и авиации дальнего действия переключить на уничтожение отступавших войск. Выполняя эту задачу, штурмовики и бомбардировщики вылетали по вызову воздушных разведчиков и действовали по автоколоннам на шоссе Кромы Карачев и железной дороге Орел - Хотынец - Карачев - Брянск. По этим же объектам периодически действовали истребители, а ночью фронтовые и дальние бомбардиров-шики. В результате активных действий авиации с 6 по 10 августа было уничтожено до 60 железнодорожных эшелонов, много танков и автомашин.

К 18 августа операция на орловском направлении была закончена. Наши войска при поддержке авиации разгромили 21 дивизию немцев и ликвидировали Орловский выступ, создав благоприятные условия для проведения последующих наступательных операций. За 36 суток фронтовая и дальняя авиация совершила 60995 самолето-вылетов, сбросив на объекты врага 15 тыс. тонн бомб. Немецкая авиация потеряла за это время более 1400 самолетов, из которых свыше 1320 были уничтожены в воздушных боях и 80 - на аэродромах. Все попытки гитлеровского командования вернуть утерянную инициативу закончились провалом. Советские ВВС прочно удерживали господство в воздухе.

*  *  *

Войска Воронежского и Степного фронтов перешли в контрнаступление 3 августа. В ночь перед наступлением на участках прорыва нанесли удары самолеты авиации дальнего действия, которые совершили 370 самолето-вылетов{127}. Утром, за два часа до атаки войск, бомбардировщики и штурмовики 2-й воздушной армии группами по 6 - 12 самолетов в сопровождении истребителей приступили к подавлению опорных пунктов противника на участках прорыва 5-й и 6-й гвардейских армий Воронежского фронта. Непосредственно перед атакой войск 36 бомбардировщиков, 76 штурмовиков и 45 истребителей нанесли уцар по объектам главной полосы обороны. В ходе авиационной подготовки на участке прорыва войск Степного фронта летчики 1-го бомбардировочного авиакорпуса (командир полковник И. С. Полбин) нанесли два сосредоточенных удара по узлам сопротивления на первой и второй позициях главной полосы обороны, совершив в общей сложности 150 боевых вылетов.

В результате эффективных ударов авиации и артиллерии были уничтожены и подавлены огневые средства опорных пунктов, и в течение первых 30 минут наступления немецко-фашистские войска не оказывали существенного противодействия. Отдельные артиллерийские батареи, пытавшиеся открыть огонь, быстро уничтожались находившимися над полем боя штурмовиками. Войска 5-й и 6-й гвардейских армий в первой половине дня овладели главной полосой обороны противника.

Стремясь задержать наше наступление, немецкое командование бросило к участку прорыва крупные силы авиации. Бомбардировщики противника, действуя преимущественно небольшими группами самолетов, пытались наносить удары по наступавшим пехоте и танкам. Но налеты врага успешно отражались советскими истребителями.

Чтобы ускорить прорыв тактической обороны, командующий фронтом ввел в сражение 1-ю и 5-ю гвардейскую танковые армии. Для их поддержки были выделены основные силы 2-й воздушной армии. При этом 5-й штурмовой авиационный корпус и 291-я штурмовая авиационная дивизия подавляли огневые средства и очаги сопротивления на поле боя, бомбардировщики 202-й бомбардировочной авиационной дивизии уничтожали подходящие резервы, а истребители прикрывали боевые порядки танковых соединений.

При активном содействии нашей авиации, господствовавшей в воздухе, танковые армии завершили прорыв тактической зоны обороны и к исходу 3 августа вышли в район Томаровка, Саенков, Добрая Воля, продвинувшись на 26 км. К этому времени войска Степного фронта вклинились в оборону на 7 - 9 км.

В первый день контрнаступления фронтовая авиация совершила 2670 самолето-вылетов. Ее действия получили высокую оценку. На имя командира 1-го штурмового авиационного корпуса генерала В. Г. Рязанова была получена телеграмма от командира 48-го стрелкового корпуса, в которой говорилось:

"Только благодаря непосредственно организованному взаимодействию и массированным ударам летчиков-штурмовиков наземные части имели продвижение"{128}.

Прорвав оборону противника, войска Воронежского и Степного фронтов быстро развивали успех. К 11 августа 1-я и 5-я гвардейская танковые армии при активном содействии авиации расчленили белгородско-харьковскую группировку противника на две части и перерезали железную дорогу Харьков Полтава. 5 августа войска Степного фронта освободили Белгород и вышли к внешнему харьковскому оборонительному обводу.

Немецкое командование начало спешно перебрасывать по железным и шоссейным дорогам в районы Харькова и Ахтырки резервы из Донбасса и других участков фронта. Оно решило сосредоточить в районах южнее Богодухова и Ахтырки две крупные группировки войск и нанести мощные контрудары во фланг Воронежскому фронту.

Переброска резервов была своевременно вскрыта нашей воздушной разведкой. Чтобы сорвать замысел врага, Ставка ВГК приняла решительные контрмеры. Для нарушения железнодорожных и автомобильных перевозок и уничтожения резервов привлекались крупные силы фронтовой и дальней авиации. Первой в борьбу с резервами противника включилась 8-я воздушная армия Южного фронта. Ее бомбардировочные и штурмовые соединения активно действовали по танковым и моторизованным соединениям врага, которые перебрасывались из Донбасса в район Харькова. На выполнение этой задачи в среднем совершалось в сутки по 400 - 500 самолето-вылетов. Затем, по мере продвижения резервов вдоль линии фронта, на борьбу с ними последовательно включались бомбардировщики и штурмовики 17, 5 и 2-й воздушных армий, которые успешно действовали по железнодорожным станциям Горловка, Славянск, Барвенково, Макеевка, Павлоград и др., уничтожали эшелоны и автоколонны в пути следования.

С 5 августа, когда танковые резервы врага стали прибывать в район Харькова, для борьбы с ними привлекались экипажи авиации дальнего действия, которые подвергли ударам эшелоны на железнодорожных станциях: Харьков-Центральный, Люботин, Шпаковка, Мерефа, Основа. Всего на борьбу с оперативными резервами противника в этом районе авиация дальнего действия с 6 по 17 августа совершила 2300 самолето-вылетов{129}. В результате действий авиации выдвигавшиеся для нанесения контрудара войска противника понесли большие потери, их сосредоточение было задержано.

Не ожидая полной готовности ахтырской группировки, три танковые дивизии врага 11 августа нанесли контрудар южнее Богодухова, а через семь дней последовал контрудар в районе Ахтырки. Завязались ожесточенные бои на земле и в воздухе, продолжавшиеся до 21 августа.

Благодаря согласованным действиям советских сухопутных войск и авиации контрудары противника успеха не имели. Немецко-фашистские танковые и моторизованные дивизии, встретив организованное противодействие и понеся огромные потери, вынуждены были отступать под ударами войск и авиации Воронежского фронта. Летчики 2-й воздушной армии только в районе Ахтырки уничтожили за три дня боев более 30 танков, 400 автомашин, подавили несколько артиллерийско-минометных батарей.

В то время как войска Воронежского фронта отражали контрудары противника, воины Степного фронта вели бои по освобождению Харькова. К 18 августа они прорвали оборонительные обводы и обошли город с трех сторон, стремясь окружить врага. Спасая свои войска от полного разгрома, гитлеровское командование начало отводить из города свои танковые и моторизованные дивизии и вывозить награбленное имущество по дороге Харьков - Полтава. Воздушная разведка своевременно вскрыла маневр противника, и на борьбу с его колоннами была привлечена почти вся авиация 5-й воздушной армии. Только 21 - 22 августа наши летчики совершили 1300 самолето-вылетов, уничтожив и повредив много танков и более 135 автомашин{130}.

В ночь на 23 августа после упорных уличных боев Харьков был очищен от оккупантов, а вечером столица нашей Родины Москва салютовала войскам Степного фронта, освободившим один из крупнейших промышленных и административно-политических центров Украины. Верховный Главнокомандующий объявил благодарность всем воинам, принимавшим участие в этой операции, в том числе авиаторам.

Так закончилось контрнаступление на белгородско-харьковском направлении, которое переросло в общее наступление Красной Армии по освобождению Донбасса и Левобережной Украины.

В ходе Белгородско-Харьковской операции советская авиация совершила 28265 самолето-вылетов. Советские летчики оказали большую помощь в разгроме войск противника. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 800 вражеских самолетов. Удерживая господство в воздухе, завоеванное еще в период обороны, наши летчики создали благоприятные условия для выполнения задач сухопутным войскам.

Контрнаступление под Курском закончилось блестящей победой Красной Армии.

За успешное выполнение боевых заданий и героизм летчиков многие авиационные части и соединения были награждены орденами, преобразованы в гвардейские, удостоены наименований Белгородских, Орловских, Харьковских. Тысячи авиаторов получили правительственные награды и были удостоены звания Героя Советского Союза. Только в одном 5-м гвардейском истребительном авиационном полку 295-й истребительной авиационной дивизии за мужество и отвагу пятерым лучшим летчикам: Н. П. Дмитриеву, И. П. Лавейкину, И. Н. Сытову, В. И. Попкову и И. А. Шардакову - было присвоено звание Героя Советского Союза, а командир этого полка полковник В. А. Зайцев награжден второй Золотой Звездой.

В контрнаступлении в полном объеме было осуществлено авиационное наступление, что явилось дальнейшим шагом в развитии оперативного искусства ВВС. После авиационной подготовки атаки штурмовики и бомбардировщики немедленно переключались на поддержку наступавших войск на всю глубину операции. Усилия авиации сосредоточивались на узких участках фронта по наиболее важным объектам - танкам и артиллерии, которые препятствовали успешному продвижению наших войск. Непрерывным воздействием по войскам противника советская авиация снижала их способность к сопротивлению, наносила им большие потери и тем самым способствовала успеху прорыва нашими войсками оборонительных позиций врага.

С вводом в сражение танковых соединений воздушные армии переключали свои главные усилия на подавление средств противотанковой обороны противника, изолировали район сражения от подхода резервов, обеспечивали прикрытие с воздуха танковых и механизированных корпусов. С началом отхода вражеских войск наша авиация принимала активное участие в их преследовании. Военно-воздушные силы оказывали значительное влияние на ход операции на всех ее этапах.

Получили свое дальнейшее развитие способы взаимодействия авиации с сухопутными войсками и организация управления авиационными частями и соединениями в обороне и наступлении. Чтобы обеспечить более четкое управление авиацией, создавалось несколько радиосетей. В частности, выделялась отдельная радиосеть для управления и наведения штурмовиков на поле боя. Опыт авиационной поддержки наступавших войск, полученный в контрнаступлении под Курском, особенно организация взаимодействия с танковыми армиями и управление штурмовой авиацией над полем боя с помощью наземных радиостанций, был широко использован в других операциях минувшей войны. Наша авиация приобрела также ценный опыт борьбы с оперативными резервами противника.

Битва под Курском характерна напряженной борьбой за господство в воздухе. На выполнение этой задачи воздушными армиями было затрачено до 35% всех самолето-вылетов. Борьба с авиацией противника, продолжавшаяся почти полтора месяца, увенчалась разгромом основных ее сил. Велась она решительно и в крупном масштабе. Разгромив авиационную группировку противника под Курском, наши ВВС завоевали стратегическое господство в воздухе. Гитлеровское командование уже не имело возможности быстро восполнить огромные потери авиации, особенно в летном составе. Это создало благоприятные условия нашим Вооруженным Силам в организации и проведении широких наступательных операций.

Битва под Курском характерна для наших ВВС и совершенствованием тактики родов авиации.

Дальнейшее развитие получила тактика действий штурмовой авиации как крупными группами самолетов, так и небольшими подразделениями. Для лучшего управления штурмовиками и наблюдения за их действиями над полем боя командные пункты командиров штурмовых авиационных корпусов и дивизий стали размещаться вблизи наблюдательных пунктов командующих общевойсковыми армиями. В стрелковые корпуса и дивизии для наведения самолетов на цели высылались авиационные представители, что обеспечило тесное взаимодействие штурмовиков с войсками.

Бомбардировочная авиация широко применяла способ нанесения сосредоточенных ударов в составе до дивизии включительно, был получен большой опыт бомбометания с пикирования.

Истребительная авиация получила ценный опыт ведения групповых воздушных боев с применением маневра в вертикальной плоскости. Для истребительных соединений, прикрывавших сухопутные войска, назначались полосы, в которых они уничтожали самолеты противника. Для дальнего обнаружения вражеских самолетов при отсутствии в воздушных армиях радиолокационных средств применялись самолеты-разведчики, которые патрулировали в районе аэродромов противника на вероятных маршрутах его полета и передавали по радио о всех появившихся группах самолетов. Это позволяло своевременно наращивать усилия наших патрулирующих групп истребителей и осуществлять перехват вражеских самолетов на дальних подступах.

В целом в битве под Курском оперативное искусство ВВС и тактика родов авиации обогатились многими новыми положениями и поднялись в своем развитии на более высокую ступень. Авиационное командование, штабы и службы показали свою зрелость и подготовленность в управлении дивизиями и корпусами, в планировании боевых действий и организации взаимодействия.

Глава 8.

Авиация в боях при освобождении Левобережной украины и Донбасса

Успешно завершившееся контрнаступление Красной Армии под Курском создало благоприятные условия для развертывания общего наступления на южном крыле советско-германского фронта. Советское Верховное Главнокомандование решило освободить всю Левобережную Украину, с ходу форсировать Днепр и захватить на его правом берегу плацдармы. Эта задача возлагалась на войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов, в составе которых находились 16, 2 и 5-я воздушные армии. Эти воздушные армии имели 1450 самолетов против 900 самолетов противника.

Перешедшие 26 августа 1943 г. в наступление войска Центрального фронта, нанося главный удар на новгород-северском направлении, при активной поддержке авиации в первый же день прорвали оборону врага, а 27 августа освободили город Севск.

16-я воздушная армия, имевшая более 600 самолетов, действовала по войскам и технике противника весьма эффективно и получила высокую оценку общевойскового командования.

"В период тяжелых наступательных боев по овладению городом Севск,сообщал в те дни Военный совет 2-й танковой армии командующему 16-й воздушной армией генералу С. И. Руденко,- мы получили большую помощь советских соколов... От лица командиров, танкистов 2-й танковой армии Военный совет благодарит Вас, вашего ближайшего помощника- начальника штаба генерала П. И. Брайко, командиров соединений, летный и технический состав".

Используя достигнутый успех и перегруппировав основные силы на левое крыло, войска Центрального фронта повели наступление на конотопском направлении. Чтобы приостановить их продвижение, немецкое командование усилило действовавшую там авиационную группировку до 400 самолетов. Истребители противника стали усиленнее прикрывать отход своих войск на дорогах, в местах их погрузки и выгрузки. Но господство в воздухе оставалось на стороне советской авиации.

Тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, 16-я воздушная армия наносила эшелонированные удары по узлам сопротивления противника, его отходящим колоннам на дорогах и войскам у переправ. При отражении контрударов противника осуществлялись сосредоточенные удары с участием в них от 100 до 160 самолетов. 5 сентября в результате удара по частям 2-й немецкой танковой армии, изготовившимся к контрудару в районе Конотопа, враг потерял до 100 автомашин, 3 танка, 32 орудия, 4 склада с боеприпасами и до роты пехоты.

Большая помощь войскам оказывалась авиацией и при освобождении города Бахмач. Стремясь удержать этот город, как важный узел железных и шоссейных дорог, противник упорно сопротивлялся. Вызванные на поле боя штурмовики и бомбардировщики нанесли мощные удары по опорным пунктам врага и скоплению его войск. Наши войска ворвались в Бахмач и освободили его.

Эффективность действий авиации была высокой. Пленные немецкие солдаты и офицеры рассказывали, что часть сил 45-й пехотной дивизии, перебрасываемых на автомашинах из Комаричей в Павловский, в пути дважды подвергались сильной бомбардировке. В результате от полка осталось не более одного батальона. А во время бомбардировки их частей, сосредоточенных в роще севернее Шведчиковы и в оврагах около населенных пунктов Галчинский, Павловский, потери убитыми и ранеными составили до 80%. Наряду с уничтожением врага на поле боя авиация нарушала и его железнодорожные перевозки, бомбардировала аэродромы, прикрывала наши наступавшие войска и переправы и вела воздушную разведку.

Борьба с авиацией велась как на аэродромах, так и в воздухе. Удачным был налет 3 сентября на аэродром Конотоп, в ходе которого две девятки бомбардировщиков 6-го смешанного авиационного корпуса сожгли десять и повредили девять вражеских самолетов.

Наиболее напряженные бои в воздухе проходили в период разгрома нежинской группировки. Немецкое командование, стремясь задержать выход наших войск к Днепру, прилагало все усилия, чтобы удержать город Нежин, как важнейший узел железных и шоссейных дорог и последний опорный пункт на пути к Киеву. Недостаток в сухопутных войсках оно решило компенсировать авиацией. Вражеские бомбардировщики пытались ударами по войскам и ближайшим тылам замедлить темп нашего наступления, но советские истребители надежно прикрывали войска и часто срывали их налеты.

При дальнейшем наступлении войска Центрального фронта преодолели Десну и, выйдя к Днепру, с ходу форсировали эту крупную водную преграду севернее Киева. Переправа при поддержке авиации и артиллерии началась на рассвете 22 сентября. К исходу дня советские части прочно овладели плацдармом, а на следующий день продвинулись на запад от Днепра на 35 км. К исходу 30 сентября был также захвачен плацдарм в районе Дымера и севернее его. Подтянув к району форсирования части четырех танковых дивизий, противник яростными контратаками пытался отбросить наши войска на левый берег Днепра. Его авиация начала еще активнее действовать по нашим войскам и переправам.

В борьбу за удержание плацдармов сразу же включилась и 16-я воздушная армия. Действуя с максимальным напряжением, ее летчики бомбардировали контратакующие войска и успешно отражали налеты противника. При поддержке авиации сухопутные части отбили многочисленные атаки врага и удержали захваченные плацдармы.

При активной поддержке авиации наши войска продвинулись до 200 км и своим левым крылом вышли к Днепру и Припяти, захватив на их правом берегу плацдармы. Были созданы благоприятные условия для развития наступления войск Воронежского и Степного фронтов.

Тем временем, отразив все контрудары противника и разгромив его зеньковскую группировку, войска Воронежского фронта к 10 сентября охватили восемь дивизий врага с фланга восточнее Прилуки.

Войска Степного фронта, перешедшие в наступление 25 августа, наносили главный удар на полтавско-кременчугском направлении. Сопротивление врага было упорным. Но когда его северный фланг был охвачен войсками Воронежского фронта, он вынужден был начать отход к Днепру. В это время усилия 2-й и 5-й воздушных армий сосредоточивались на уничтожении отступавших войск на дорогах, у переправ и мостов, а также на подавлении узлов сопротивления и опорных пунктов. В боях за Полтаву особо отличились штурмовики и истребители 5-й воздушной армии (командующий генерал С. К. Горюнов). За героизм и отвагу участвовавшие в освобождении этого города 266-я штурмовая (командир полковник Ф. Г. Родякин) и 294-я истребительная (командир полковник В. В. Сухорябов, с 27 июля 1943 г. подполковник И. А. Тараненко) авиационные дивизии получили наименование Полтавских.

Потерпев поражение в районе Полтавы, вражеские войска большими колоннами стали отступать в направлении Кременчуга и переправляться на правый берег Днепра, а 5-я воздушная армия стала разрушать переправы. 24 сентября было решено нанести удар с участием 60 бомбардировщиков и штурмовиков под прикрытием 35 истребителей. Преодолев сильный заградительный огонь зенитной артиллерии, самолеты подошли к Днепру и прямым попаданием бомб взорвали мост и две понтонные переправы. Не имея других путей отступления, вражеские войска скопились у переправ. Около Кременчуга, на левом берегу Днепра, в несколько рядов стояло до 2 тыс. автомашин, по которым в течение последующих двух дней продолжала наносить удары наша авиация.

Во второй половине сентября при активной поддержке авиации темп наступления наших войск значительно возрос. В отдельные дни они продвигались на запад до 30 - 40 км. Уже 21 сентября передовые части Воронежского, а 25 сентября Степного фронта вышли к Днепру и с ходу форсировали его, захватив на правом берегу, южнее Киева и Кременчуга, несколько плацдармов. Сопротивление немцев на земле и в воздухе значительно возросло. Непрерывными контратаками они пытались сбросить наши войска в Днепр.

Из-за недостаточного количества аэродромов около Днепра наша бомбардировочная и штурмовая авиация в первые дни действовала на предельном радиусе и ограниченными силами. Отдельные части истребительной авиации, базировавшиеся на передовых аэродромах, выполняли боевые задачи с максимальным напряжением и оказывали противодействие фашистским бомбардировщикам.

В ходе всего наступления наша авиация удерживала господство в воздухе. Противник неоднократно стремился приостановить продвижение наших войск ударами своих бомбардировщиков, но каждый раз встречал противодействие со стороны советских истребителей. Большую активность вражеская авиация проявляла в начале сентября в ходе боев за оборонительный рубеж на реке Мерефа и в последних числах месяца, когда наши войска начали форсировать Днепр. В это же время произошло и наибольшее количество воздушных боев. Особенно они были напряженными в районе букринского плацдарма. Всего за сентябрь там произошло 211 воздушных боев, в которых противник потерял 198 самолетов.

Прикрывая войска и сопровождая бомбардировщиков и штурмовиков, наши истребители проявляли высокое боевое мастерство и героизм. Пример отваги и уменья показал в те дни командир 737-го истребительного авиационного полка Герой Советского Союза полковник Н. И. Барчук. Являясь ведущим группы истребителей при сопровождении штурмовиков, в районе цели он встретил 40 бомбардировщиков под прикрытием 15 истребителей, которые следовали в сторону наших войск. Отдав приказ своему заместителю следовать со штурмовиками, Барчук вместе со своим ведомым атаковал бомбардировщиков и очередью из пушек сбил одного из них. При выходе из атаки Барчука пытались атаковать два истребителя. Вступив с ними в бой, отважный летчик сбил их на лобовых атаках.

Несмотря на имевшиеся трудности, авиация трех фронтов выполнила возложенные на нее задачи. В результате ударов нашей авиации гитлеровцы не успели вывезти большое количество железнодорожных эшелонов с боевой техникой, награбленным имуществом, зерном и фуражом. Благодаря успешным ее действиям десятки тысяч советских граждан были спасены от угона в фашистское рабство.

В сентябре войска Центрального, Воронежского и Степного фронтов при активном содействии авиации достигли решающих успехов в развернувшейся борьбе за Днепр. Почти на 600-километровом фронте от Лоева до Днепропетровска войска фронтов вышли к Днепру и захватили на его правом берегу 21 плацдарм. В ходе наступательной операции они продвинулись на запад до 300 км и освободили почти всю Левобережную Украину.

Одновременно с наступлением к Днепру развернулись бои по освобождению Донбасса. Первыми 13 августа начали наступление войска Юго-Западного фронта, получившие задачу ударом из района Изюма в направлении Бар-венково, Павлоград разгромить противника и выходом в район Запорожья отрезать пути его отхода к Днепру. Спустя пять дней в наступление перешли войска Южного фронта, имевшие задачу взломать оборону на реке Миус и во взаимодействии с Юго-Западным фронтом развивать наступление в южном и юго-западном направлениях.

Наступление войск поддерживали 17-я и 8-я воздушные армии, которые имели до 1400 самолетов против 1100 немецких. С началом наступательной операции 17-я воздушная армия под командованием генерала В. А. Судец основные усилия сосредоточила на поддержке войск Юго-Западного фронта, которые при ее содействии к концу августа форсировали Северный Донец, вклинились во вражескую оборону и овладели несколькими опорными пунктами. За подготовительный период и в ходе операции 17-я воздушная армия в августе совершила 16 188 самолето-вылетов.

Войска Южного фронта при содействии 8-й воздушной армии, преодолев тем временем сильно укрепленную оборону врага, к концу августа расширили прорыв до 80 км и, продвинувшись в западном направлении на 50 км, освободили Таганрог. Стремясь сдержать наступление наших войск, гитлеровское командование сосредоточило до 650 самолетов.

Несмотря на возросшее противодействие немецких истребителей, 8-я воздушная армия удерживала господство в воздухе и оказывала активную поддержку сухопутным войскам. Во взаимодействии с ними она уничтожала пехоту, артиллерию, минометы. После прорыва тактической зоны обороны ее усилия были перенацелены на содействие нашим войскам в окружении и уничтожении таганрогской группировки врага и освобождении Таганрога. Большая помощь летчиками оказывалась войскам при отражении контратак противника. Так, 20 августа, когда противник ударом во фланг почти отрезал севернее Таганрога наши вырвавшиеся вперед части, на поле боя были вызваны штурмовики. Мощным сосредоточенным ударом они рассеяли пехоту противника, подавили огонь его артиллерии и помогли войскам продолжать наступление.

Наряду с выполнением задач по поддержке войск штурмовики в отдельных случаях вступали в бой с бомбардировщиками противника и срывали их удары по нашим войскам. 20 августа 11 экипажей 655-го штурмового авиационного полка под командованием старшего лейтенанта В. А. Кондакова, ставшего в октябре 1944 г. Героем Советского Союза, при подходе к цели встретили севернее Таганрога 50 немецких бомбардировщиков под прикрытием истребителей. Видя, что самолеты направляются в сторону наших войск, штурмовики совместно с сопровождающими их четырьмя истребителями атаковали бомбардировщиков и в завязавшемся воздушном бою сбили шесть Ю-87, подбили одного Ме-109, после чего нанесли удар по заданной цели и возвратились на свой аэродром без потерь{131}. Не менее успешным был воздушный бой и 30 августа, когда шестерка Ил-2 этого же полка, ведомая капитаном С. В. Григоренко, атаковала большую группу немецких самолетов и сбила семь из них{132}.

Помимо поддержки войск 8-я воздушная армия препятствовала подходу резервов противника к району окружения, нарушала его железнодорожные перевозки. Наибольшему воздействию с воздуха подверглась железнодорожная станция Успенская, где противник сосредоточил большое количество войск, складов и железнодорожных эшелонов. Удары по этой станции наносились в течение нескольких суток днем и ночью. Эффективными были налеты и экипажей самолетов По-2. В ночь на 23 августа на этой же станции экипажи По-2 меткими бомбардировочными ударами взорвали 5 складов с боеприпасами и горючим, уничтожили 13 орудий и 12 автомашин. После каждого налета самолетов По-2, рассказывали местные жители, в немецком гарнизоне отмечались большие похоронные процессии.

С учетом боевых действий в подготовительный период 8-я воздушная армия совершила в августе 15642 самолетовылета{133}. На объекты противника были сброшены сотни тонн фугасных и осколочных бомб, 55448 штук противотанковых бомб, 11753 реактивных снаряда. В 285 воздушных боях за это время ее летчики сбили 280 самолетов противника{134}. Кроме того, 13 его самолетов были уничтожены на аэродромах.

Разгром таганрогской группировки сыграл немалую роль в последующем освобождении Донбасса. Боясь окружения, противник вынужден был в начале сентября начать отход за Днепр. Преследуя его, войска Юго-Западного фронта продвигались в глубь Донбасса. 17-я воздушная армия Юго-Западного фронта днем и ночью наносила удары по войскам на поле боя и отступавшим колоннам на дорогах. Прикрываясь арьергардами, противник стремился организованно отвести свои войска. Чтобы задержать наступление наших войск и увезти железнодорожные эшелоны, застопоренные действиями нашей авиации на участке Славянск, Черкасская, немецкое командование 9 сентября развернуло в районе Балабасовки перед фронтом 34-го стрелкового корпуса две свежие пехотные дивизии. Наступление наших войск было приостановлено. Тогда на поле боя были вызваны штурмовики. Мощными ударами вместе с артиллерией они обрушились на противника и помогли нашим войскам сломить его сопротивление. Понеся большие потери, враг спешно отошел, оставив большое количество боевой техники, подвижного состава с продовольствием и снаряжением.

Отступая, противник стремился вывезти из Донбасса как можно больше награбленного имущества. Вместе с отходящими войсками беспрерывным потоком на запад шли железнодорожные эшелоны, груженные заводским оборудованием, хлебом, фуражом и скотом. Срыв эвакуации врага был возложен на нашу авиацию. С 5 сентября к выполнению этой задачи приступили части 9-го смешанного авиационного корпуса (командир генерал О. В. Толстиков). Бомбардировщики и штурмовики нанесли удары по станции Лозовая, железнодорожному перегону восточнее станции Черкасская, где было уничтожено три эшелона с боеприпасами и полностью разрушено железнодорожное полотно длиной в 1 км. Все это создало закупорку движения по железной дороге Славянск - Черкасская.

Борьба с железнодорожными перевозками велась активно и на других направлениях. Особенно удачными были налеты 305-й штурмовой авиационной дивизии, которой командовал полковник Н. Г. Михевичев. Группа восемнадцати Ил-2 этой дивизии произвела 25 августа налет на склады боеприпасов на станции Барвенково. Бомбами и реактивными снарядами было создано несколько очагов пожара. После этого налета, как рассказывали позднее железнодорожные рабочие, склады горели и взрывались более двух суток. В результате удара штурмовиков было уничтожено большое количество боеприпасов, продовольствия и снаряжения. В течение нескольких дней через станцию Барвенково не мог проследовать ни один эшелон.

Противник принимал неотложные меры, чтобы возобновить железнодорожное сообщение на этом участке, но последующими ударами наших штурмовиков днем и бомбардировщиков По-2 ночью восстановительные работы были сорваны. Враг вынужден был оставить технику и награбленное имущество. Наши войска захватили в этом районе 40 эшелонов с зерном, станками, металлом, снаряжением и медикаментами{135}.

В конце августа - начале сентября дальние бомбардировщики также нанесли ряд успешных ударов по железнодорожным коммуникациям, используемым для переброски резервов на Украину. Летчики 240-го бомбардировочного авиационного полка уничтожили 14 эшелонов и в нескольких местах разрушили железнодорожный путь. Экипаж летчика С. И. Кретова нанес удар по железнодорожному узлу и уничтожил там четыре эшелона. В годы минувшей войны Кретов совершил 400 боевых вылетов на железнодорожные объекты, аэродромы, войска и технику противника. Со своим экипажем он уничтожил и повредил на аэродромах до 60 самолетов и 10 истребителей врага сбил в воздухе. За успешное выполнение боевых заданий, мужество и героизм коммунист Кретов в начале 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза, а после войны награжден второй медалью "Золотая Звезда".

Успешные действия авиации по нарушению железнодорожных и автомобильных перевозок лишали противника свободы маневра, нарушали планомерный отход и эвакуацию войск, которые при отходе несли большие потери. Пути их отхода были завалены разбитой техникой, вооружением и трупами солдат. Наши летчики не дали врагу увезти в Германию награбленное имущество и до 60 тыс. советских граждан{136}.

Очистив от оккупантов значительную часть Донбасса, войска Юго-Западного фронта устремились к Днепру. 17-я воздушная армия в это время действовала в сложных условиях аэродромного базирования. Отступая, противник выводил из строя стационарные аэродромы, посадочные площадки, взрывал или минировал на них здания и сооружения. Но авиация, произведя за операцию от трех до пяти перебазирований, не отставала от наступавших войск. Даже в конце операции в ходе боев на подступах к Запорожью она продолжала действовать с прежней активностью и произвела за несколько дней 3 тыс. самолето-вылетов{137}.

Продолжая наступление, к концу сентября войска Юго-Западного фронта достигли значительного успеха. Почти во всей полосе они вышли к Днепру, захватили на его правом берегу несколько плацдармов и завязали бои на подступах к Запорожью.

Успешным действиям наших войск способствовала активная борьба с вражеской авиацией. Наиболее результативными и поучительными были удары 175-го штурмового авиационного полка, которым командовал подполковник М. Д. За-харченко. 28 сентября 8 Ил-2, ведомые капитаном М. А. Шныревым, под прикрытием 16 истребителей на бреющем полете точно вышли на аэродром Канцеровка. Затем, сделав горку, штурмовики сбросили с высоты 400 м бомбовый груз на стоянки самолетов. Уничтожив и повредив 15 самолетов из 20, группа без потерь возвратилась на свой аэродром. Налет оказался для противника внезапным. Его зенитная артиллерия открыла огонь, когда наши штурмовики находились уже за пределами аэродрома. Успешно действовал и 955-й штурмовой авиационный полк по аэродрому Близнецы, на котором его летчики уничтожили 18 и повредили 8 вражеских самолетов.

Неоднократным ударам в тот период подвергались также и аэродромы Барвенково, Краматорская, Близнецы, Красноармейское, Днепропетровск и Канцеровка. Путем осмотра захваченных позже аэродромов и опроса местных жителей установлено, что наша авиация уничтожила там 167 и повредила 35 самолетов врага.

Не менее успешно развивалось и наступление войск Южного фронта. Закончив ликвидацию таганрогской группировки и выйдя одновременно в район Иловайска, наши войска создали реальную угрозу окружения донбасской группировки. Вследствие этого противник в начале сентября вынужден был начать поспешный отход. Основные усилия нашей авиации в это время сосредоточивались на поддержке наступавших войск и уничтожении отступавшего противника.

При активной поддержке 8-й воздушной армии войска Южного фронта в сентябре с боями прошли весь Донбасс и освободили много городов, в том числе Донецк, Мариуполь (Жданов), Осипенко (Бердянск) и вышли на рубеж реки Молочная.

В октябре бои за Днепр разгорелись с еще большей силой. Не имея достаточных резервов, противник стремился на отдельных участках создавать равновесие или превосходство в силах за счет переброски войск с других участков фронта. Но советская авиация во многих случаях срывала маневр его войск, нанося удары по железнодорожным перегонам и узлам. Эффективными были действия 16-й воздушной армии 6 октября по железнодорожной станции Гомель, где находились бронепоезд и 10 эшелонов под погрузкой. Группы с общим количеством 250 самолетов в ходе налетов на этот узел сожгли 62 вагона, разбили 3 паровоза, 20 платформ, 40 автомашин и повредили бронепоезд.

Стремясь выбить наши войска с плацдармов на правом берегу Днепра, противник почти непрерывно переходил в контратаки, которые поддерживались ударами больших групп его бомбардировщиков. Борьба за удержание господства в воздухе обострилась. Истребительная авиация воздушных армий усилила прикрытие важнейших группировок наших войск, и особенно на захваченных ими плацдармах. При выполнении этой задачи летный состав проявлял образцы мужества и отваги, что позволило нанести большие потери вражеской авиации. Только за октябрь командир эскадрильи 240-го истребительного авиационного полка лейтенант К. А. Евстигнеев в 9 воздушных боях сбил 12 самолетов противника. За отличное выполнение боевых заданий, проявленную стойкость, мужество и героизм в августе 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а 23 февраля 1945 г. за новые боевые подвиги он был награжден второй медалью "Золотая Звезда". Всего за войну Евстигнеев совершил 300 боевых вылетов, участвовал в 120 воздушных боях и сбил 56 вражеских самолетов.

Упорное сопротивление врага не снизило наступательного порыва советских войск. Отразив все его контратаки, они продолжали до конца октября расширять занятые плацдармы и наступать на киевском, кировоградском, криворожском направлениях и в Северной Таврии. При активной поддержке авиации наши войска 14 октября освободили Запорожье, а 24 и 25 октября - Мелитополь, Днепропетровск и Днепродзержинск и в нижнем течении Днепра захватили важный плацдарм. Враг был изгнан из Северной Таврии и блокирован в Крыму с суши. В итоге наступления пяти фронтов в августе сентябре 1943 г. от немецкой оккупации были освобождены богатые сельскохозяйственные районы Украины и важный промышленный район страны Донбасс. Советские войска нанесли крупное поражение противнику, вышли на широком фронте к Днепру и с ходу форсировали водную преграду.

В одержанных победах значительная роль принадлежит нашим ВВС. Удерживая господство в воздухе и обеспечивая тем самым высокий темп наступления войск, авиация пяти фронтов только за сентябрь совершила свыше 90 тыс. самолето-вылетов и сбросила на объекты врага 9570 тонн авиабомб, более 55 тыс. реактивных снарядов.

Врагу были нанесены большие потери. В воздушных боях он потерял около 2 тыс. самолетов. Упорная борьба в небе Левобережной Украины и Донбасса еще раз показала превосходство советских летчиков над немецкими, она явилась также свидетельством дальнейшего роста мощи наших Военно-воздушных сил.

После выхода к Днепру и захвата на его правом берегу плацдарма войска Воронежского (с 20 октября - 1-го Украинского) фронта получили задачу разгромить киевскую группировку врага и освободить Киев. К началу наступления войска фронта имели общее количественное превосходство над противником лишь на главном направлении.

Стремясь не допустить расширения плацдармов, немецкие войска не только упорно оборонялись, но и часто переходили в контратаки, которые поддерживались массированными налетами авиации. Поэтому наша истребительная авиация была занята прикрытием своих войск на правом берегу Днепра и переправ через него.

Первая попытка наших войск прорвать оборону врага с букринского плацдарма предпринималась в период с 12 по 15 октября. В ночь перед наступлением по объектам противника на участках прорыва бомбардировщики совершили 272 самолето-вылета. В течение дня все силы 2-й воздушной армии поддерживали войска. Авиация нанесла удары по скоплениям пехоты, танкам, артиллерии на огневых позициях и по опорным пунктам.

При поддержке авиации наши войска расширили плацдарм, однако дальнейшего развития наступление не получило. Противник успел сильно укрепиться и оборонял относительно небольшой по площади район плацдарма силами десяти дивизий.

После того как стало ясно, что сложившаяся обстановка не благоприятствует наступлению с букринского плацдарма, усилия 1-го Украинского фронта по указанию Ставки ВГК были перенесены на лютежский плацдарм (севернее Киева).

К началу ноябрьского наступления воздушная обстановка несколько изменилась. Выровнялось общее соотношение сил сторон по количеству самолетов. Во 2-й воздушной армии самолетный парк возрос до 603 самолетов, а у противника он уменьшился до 610{138}. В составе немецкой авиации, действовавшей в том районе, 70% составляли бомбардировщики.

1 ноября наступление началось с букринского плацдарма. Войска поддерживались авиацией. Несмотря на сложные условия погоды, 2-я воздушная армия совершила за два дня 640 самолето-вылетов{139}. Как только немецкое командование было дезориентировано и стало перебрасывать к букринскому плацдарму резервы, в наступление с лютежского плацдарма 3 ноября перешла ударная группировка фронта.

Атаке войск предшествовала артиллерийская и авиационная подготовка. Штурмовики и бомбардировщики нанесли удары по противнику в районе Пуща Водица, Горянка, Приорка. И хотя враг упорно сопротивлялся, советские летчики, воодушевленные обозначившимся успехом в борьбе за столицу Советской Украины Киев, действовали смело и уверенно. Они срывали попытки авиации противника помешать нашему наступлению. Не выдержав сокрушительных атак пехоты, танков, ударов артиллерии и авиации, к концу дня противник начал отступление. Утром 6 ноября советские войска освободили Киев и расширили плацдарм до 230 км по фронту и 150 км в глубину.

В воздушных схватках было немало примеров, когда летчики побеждали врага не числом, а умением. В тот день, когда сопротивление врага в Киеве было сломлено и наши войска перешли к его преследованию, для их прикрытия в районе Белгородка, Плесецкое, Васильков вылетела семерка истребителей под командованием капитана А. В. Ворожейкина. Выйдя в заданный район, они по радио получили приказ атаковать подходившие с юго-запада группы бомбардировщиков под прикрытием 16 истребителей. Набрав высоту и зайдя со стороны солнца, наши летчики внезапно атаковали ведущую девятку. Ошеломленные дружной и стремительной атакой, немецкие летчики сбросили бомбы на свои войска. Воспользовавшись замешательством, наши истребители сбили девять вражеских самолетов и возвратились без потерь.

Все участвовавшие в боях за Киев авиационные части получили благодарность Верховного Главнокомандования, а наиболее отличившиеся авиационные соединения - 4-я гвардейская, 264-я и 291-я штурмовые авиационные, 8-я гвардейская и 256-я истребительные авиационные и 208-я ночная бомбардировочная авиационная дивизии - получили наименование Киевских. Три авиационные дивизии были вторично награждены орденом Красного Знамени.

Понимая, какую угрозу представляет собой взятие нашими войсками Киева и других городов западнее его, немецкое командование решило вернуть потерянную территорию на правом берегу Днепра Сосредоточив против выдвинувшихся на запад частей 1-го Украинского фронта большое количество танков, противник 13 ноября перешел в контрнаступление и потеснил наши войска, но поставленных целей полностью не достиг.

При отражении наступления противника в районе Фастова авиация фронта 12 - 15 ноября нанесла мощные удары по его войскам. Пример самоотверженности показал тогда летчик-штурмовик старший лейтенант И. М. Семин. 14 ноября группа из 8 Ил-2 под его командованием нанесла удар по колонне из 70 танков и автомашин на дороге Ховтнево - Корнин. Бомбами и реактивными снарядами летчики подбили 7 танков и 8 автомашин. Над целью самолет командира группы повредила зенитная артиллерия. Предпочтя смерть плену, отважный летчик направил свой самолет на вражескую колонну. Старший лейтенант Семин и воздушный стрелок сержант Бухлин погибли как достойные сыны нашей Родины.

Сокрушительные удары штурмовиков нередко приводили к срыву замыслов врага. 22 ноября, когда 150 танков и до двух полков пехоты противника предприняли наступление в направлении Стравище, Высокое, по ним начала действовать 227-я штурмовая авиационная дивизия (командир полковник А. А. Ложечников). В течение пяти дней от ударов штурмовиков противник понес большие потери и вынужден был прекратить наступление. Командование 38-й армии, оборонявшейся на том участке фронта, высоко оценило действия штурмовой авиадивизии и объявило ее летчикам благодарность.

Действия 2-й воздушной армии в декабре осуществлялись по танкам и мотопехоте врага и эшелонам на станциях. Особенно большой урон наши летчики нанесли противнику 12 - 15 декабря, когда улучшившиеся погодные условия позволили авиации действовать крупными группами.

Отразив контрнаступление противника, войска 1-го Украинского фронта к 23 декабря закончили Киевскую наступательную операцию. За это время 2-я воздушная армия совершила свыше 20 тыс. самолето-вылетов. Нанеся врагу большие потери в людях и технике, армия в 468 воздушных боях уничтожила более 300 самолетов противника, значительно ослабив его авиационную группировку.

Победы советской авиации явились результатом растущего военного могущества нашей страны, дававшей фронту все больше новых самолетов. Они в то же время явились плодом огромной партийно-политической работы. Битва за Днепр - это яркое свидетельство высоких моральных качеств советских воинов-авиаторов, которые выковала в них наша славная Коммунистическая партия.

Итоги и выводы

Второй период Великой Отечественной войны ознаменовался большими победами Советских Вооруженных Сил над фашистской Германией. Завоевав стратегическую инициативу, Красная Армия с ноября 1942 г. по декабрь 1943 г. прошла с боями на запад от 500 до 1300 км и освободила от оккупантов почти две трети захваченной ими территории. Родине были возвращены важнейшие промышленные и сельскохозяйственные районы. Советские войска разгромили свыше 200 дивизий противника, уничтожили более 20 тыс. его самолетов, около 25 тыс. танков и до 40 тыс. орудий{140}. Благодаря усилиям советского народа и его Вооруженных Сил создались предпосылки для полного разгрома фашистской армии

Большой вклад в достижение победы над немецкими войсками внесли наши Военно-воздушные силы. В тесном взаимодействии с сухопутными войсками и военно-морским флотом они уничтожили большое количество боевой техники и живой силы противника, завоевали господство в воздухе и тем самым создали благоприятные условия для ведения более широких и решительных наступательных операций сухопутными войсками. На выполнение боевых задач авиация совершила около 796 тыс. самолето-вылетов. Почти в 2 раза по сравнению с первым периодом войны возрос объем боевых действий авиации по железнодорожным узлам и станциям, мостам, переправам, портам и плавсредствам.

В 1943 г. авиация более широко стала применяться и как транспортное средство. Части авиации дальнего действия и ГВФ перевезли войскам фронтов и партизанам более 390 тыс. человек и свыше 29 тыс. тонн различных грузов. За отвагу, проявленную в боях, героизм личного состава 2, 6 и 7-й отдельные авиационные полки ГВФ были преобразованы в гвардейские.

Советские Военно-воздушные силы продолжали развиваться в направлении количественного роста и качественного улучшения самолетного парка, совершенствования организационной структуры, форм их применения в проводимых операциях.

По количеству самолетов фронтовая авиация увеличилась в 1,7 раза. Сосредоточение усилий авиации на важнейших стратегических направлениях осуществлялось более решительно. Так, в контрнаступлении под Курском участвовало до 60% фронтовой и дальней авиации, находившейся на всем советско-германском фронте.

Основными этапами борьбы за господство в воздухе являлись: битва под Сталинградом, воздушные сражения на Кубани, воздушные операции, проведенные в период май - июнь 1943 г., и битва под Курском. Воздушные операции по уничтожению авиации противника на аэродромах организовывались по указанию Ставки ВГК. К участию в них привлекались от трех до шести воздушных армий фронтовой авиации и частично авиация дальнего действия. В ходе этих операций противник потерял до 1100 самолетов. Зимой и весной 1943 г. немецкая авиация была ослаблена, что явилось важной предпосылкой окончательного завоевания нашей авиацией стратегического господства в воздухе летом 1943 г. Авиация противника уже не могла оказывать былого влияния на ход боевых действий своих сухопутных войск и флота.

В операциях второго периода войны наряду с воздушными армиями фронтов активное участие принимали и другие виды авиации. Авиация военно-морского флота наносила удары по судам, прикрывала приморские фланги сухопутных войск и оказывала им содействие в наступательных и оборонительных операциях. Авиация дальнего действия выполняла самостоятельные задачи по нарушению железнодорожных перевозок, разрушению военно-промышленных объектов в глубоком тылу противника. Содействуя сухопутным войскам, она наносила удары по аэродромам, крупным штабам, скоплениям резервов, укреплениям, складам и мостам, а также действовала по целям на поле боя, особенно интенсивно при проведении авиационной подготовки. Истребительная авиация ПВО страны совместно с фронтовыми истребителями прикрывала войска и важнейшие объекты фронта и тыла страны. Координация действий видов авиации, участвовавших в операциях сухопутных войск, осуществлялась представителем Ставки Верховного Главнокомандования командующим ВВС.

На основе приобретенного боевого опыта более четко определились порядок и формы взаимодействия авиации с сухопутными войсками.

В наступательных операциях 1942 - 1943 гг. получило дальнейшее развитие авиационное наступление, которое в полном объеме впервые было осуществлено в контрнаступлении под Курском. Оно выливалось в непрерывные действия всех родов авиации на поле боя и в оперативной глубине в течение всей операции. Все это позволяло сухопутным войскам быстрее прорывать вражескую оборону и вести наступление с более высокими темпами и на большую глубину.

Усилия фронтовой авиации в наступательных операциях сосредоточивались, как правило, на направлении главных ударов войск. Авиационная подготовка прорыва обычно начиналась в ночь перед наступлением. Для ее проведения привлекались фронтовые и дальние бомбардировщики, которые наносили удары по объектам в главной полосе обороны противника с целью разрушения его укреплений, уничтожения огневых средств, изнурения и подавления живой силы.

Авиационная подготовка перед атакой проводилась силами фронтовой авиации. По времени она почти во всех случаях совпадала с артиллерийской подготовкой. Задача авиационной подготовки состояла в том, чтобы подавить артиллерию противника, опорные пункты и узлы сопротивления, а также нарушить управление войсками в тактической зоне обороны.

Авиационная поддержка атаки осуществлялась как сосредоточенными ударами, так и эшелонированными действиями групп бомбардировщиков и штурмовиков. В ходе ее последовательно подавлялись минометные и артиллерийские батареи, а также отдельные очаги сопротивления, встречавшиеся на пути наступления сухопутных войск. В это же время авиация уничтожала тактические резервы и контратакующие войска противника.

В наступательных операциях второго периода войны воздушные армии получили опыт по осуществлению авиационной поддержки и прикрытию танковых армий. Перед вводом их в сражение проводилась короткая по времени авиационная подготовка с целью разрушения и подавления опорных пунктов и узлов сопротивления противника, уничтожения его противотанковых средств как перед фронтом ввода танковых соединений, так и на их флангах. Для авиационной поддержки танковой армии выделялись до одной штурмовой и одной истребительной авиационных дивизий. Опыт показал, что успех авиационной поддержки и прикрытия танковых соединений при высоких темпах наступления в значительной степени зависел от своевременного маневра авиацией.

В ходе операций советские ВВС накопили большой опыт по содействию войскам в форсировании водных преград, снабжению их на плацдармах боеприпасами и горючим, а также в проведении с воздуха блокады окруженных группировок.

Повысилась оперативно-тактическая подготовка командного состава и авиационных штабов. Этому в значительной мере способствовали изданные уставы и наставления по боевым действиям ВВС, обобщение и распространение опыта проведенных операций.

Полученный опыт по взаимодействию авиации с войсками был обобщен в конце 1943 г. В изданной документации определялось содержание взаимодействия авиации с сухопутными войсками, заключавшееся в распределении задач между ними по месту, времени и цели, а также в согласовании действий по разгрому противника на поле боя. Обязанности по организации взаимодействия возлагались на командующего войсками фронта, что давало возможность целеустремленно применять авиацию в операциях. В этих документах также излагались обязанности по организации взаимодействия для штаба фронта, командующего воздушной армией и его штаба, а также командующего общевойсковой и танковой армиями. Принцип централизованного управления авиацией считался основным. Важное значение в упорядочении управления и взаимодействия имела инструкция по применению сигналов опознавания и связи между сухопутными войсками и авиацией.

Во втором периоде войны штабы воздушных и общевойсковых армий совместно разрабатывали планы взаимодействия в наступательных операциях. Особенность их заключалась в том, что задачи авиации определялись по этапам операции, а нанесение ударов планировалось в зависимости от времени предполагаемых действий войск. В плане взаимодействия определялись силы и средства авиации для поражения того или другого объекта, а также способы целеуказания. Они утверждались командующим, членом Военного совета фронта и подписывались командующими взаимодействовавших армий.

Одним из положительных факторов в улучшении организации взаимодействия авиации с войсками явились систематические выезды командиров истребительных и штурмовых авиационных корпусов, дивизий на командные пункты общевойсковых или танковых армий для управления подчиненными полками. В последующем для этой цели стали организовываться вспомогательные пункты управления в районе расположения передовых общевойсковых соединений. В сентябре 1943 г. в воздушные армии стали поступать радиолокационные станции, которые в значительной мере способствовали успеху ведения борьбы с авиацией противника.

Таким образом, совершенствование средств и способов управления давало возможность в более широком масштабе осуществлять маневр силами авиации по направлениям,приближать управление ею непосредственно к полю боя и достигать более тесного взаимодействия ВВС с сухопутными войсками.

В 1943 г. наша авиация активнее, чем раньше, действовала по оперативным перевозкам и резервам противника Расход ее сил для выполнения этой задачи по сравнению с 1941 -1942 гг. увеличился почти в 2 раза, что способствовало успешному отражению контрударов врага и повышению темпов наступления войск фронтов.

Важное место в боевом обеспечении занимала воздушная разведка. Самолетный парк разведывательной авиации по сравнению с 1942 г. возрос в 1943 г. более чем вдвое. На вооружении разведывательных авиаполков оставался самолет Пе-2, который успешно применялся для ведения в основном оперативной разведки на глубине до 300 км. В сентябре 1943 г. в состав разведывательных авиационных полков воздушных армий включалось по одной эскадрилье истребителей или штурмовиков, которые успешно применялись для ведения тактической разведки.

В наступательных операциях, когда их глубина значительно возросла, а наши войска стремительно продвигались вперед, воздушная разведка являлась главным, а иногда и единственным средством в распоряжении командования для получения данных о противнике. В отзывах командующие фронтами, армиями неоднократно отмечали, что в результате хорошей организации воздушной разведки они всегда знали наземную и воздушную обстановку, что являлось важной предпосылкой для правильного планирования и проведения операций.

Воздушная разведка в целом сыграла важную роль в обеспечении общевойскового и авиационного командования разведывательными данными о противнике. Среди других видов разведки она по-прежнему занимала одно из первых мест.

С увеличением размаха наступательных операций, в которых авиация, как правило, применялась массированно, значительно возросла роль штурманской и метеорологической служб ВВС. В планировании и проведении операций возникла необходимость тесной увязки деятельности этих служб с работой штабов, и особенно с их оперативным и разведывательным отделами. В связи с этим приказом командующего ВВС Красной Армии от 15 декабря 1943 г. главный штурман ВВС, штурманы воздушных армий авиационных корпусов и дивизий были подчинены начальникам соответствующих штабов на правах их заместителей.

Много внимания уделялось совершенствованию способов самолетовождения и бомбометания. В этих целях более широко применялась радионавигация. На самолетах штурмовой и истребительной авиации установили радиополукомпасы, начали практиковаться приводы истребителей на свой аэродром с помощью радиопеленгаторов. Эффективно использовалось радиооборудование, установленное ранее на бомбардировщиках. Все это позволило в больших масштабах переходить к полетам в сложных метеорологических условиях и снизить количество потерь детальной ориентировки более чем в 2 раза по сравнению с 1942 г.

Значительно повысилась меткость бомбометания. В условно взятую цель размером 200x200 м в 1943 г. отмечалось 64% попаданий, т. е. почти в 2 раза больше, чем в 1941 г. Это достигалось переходом к бомбометанию с пикирования и за счет совершенствования навигационного и бомбардировочного оборудования самолетов. Положительное влияние на меткость и эффективность бомбометания оказывал фотоконтроль его результатов, получивший распространение как во фронтовой бомбардировочной авиации, так и в авиации дальнего действия.

1943 год характерен для штурманской службы разработкой новых руководств, наставлений и инструкций. Было издано Наставление по штурманской службе (НШС-43), которое до конца войны явилось основным руководством по самолетовождению. Регулярно стал выходить Сборник материалов по штурманской службе, который сыграл важную роль в изучении боевого опыта. Были разработаны руководства и инструкции по бомбометанию с самолетов Пе-2, Ил-2, По-2, нормы рассеивания и ожидаемых результатов попадания, что позволяло более реально производить оценку бомбометания. Проведенные мероприятия по штурманской службе повысили эффективность действий авиации и способствовали успешному решению стоящих перед ней задач.

В 1943 г., и особенно в битве под Курском, авиационный тыл справился с задачей обеспечения боевых действий ВВС. Было построено и восстановлено более 1800 аэродромов, что обеспечило рассредоточенное базирование и маневр силами авиации фронтов. За год воздушные армии израсходовали более 412 тыс. тонн авиационного бензина, масла и почти 100 тыс. тонн бомб.

Чтобы не допустить отставания авиации от сухопутных войск, в наступательных операциях планами по тыловому обеспечению предусматривалось выделение передовых комендатур от батальонов аэродромного обслуживания, которые, двигаясь вслед за наступавшими частями, быстро развертывались на захваченных у противника аэродромах для приема и обеспечения боевых действий авиационных частей.

Вместе с тем во время развития наступления сухопутными войсками на большую глубину с высокими темпами имели место случаи отставания базирования частей истребительной и штурмовой авиации. Это обусловливалось отсутствием в воздушных армиях достаточного количества инженерно-аэродромных батальонов, слабой их маневренностью и недостаточной оснащенностью аэродромно-строительной техникой. Имели место также случаи отставания базирования авиации из-за выхода из строя аэродромов, особенно в период весенней и осенней распутицы.

Тыл воздушных армий много занимался маскировкой аэродромов. Основная работа в этой области шла по линии создания ложных аэродромов. В 16-й воздушной армии работали специальные мастерские по строительству макетов самолетов. Подготовка ложных аэродромов сыграла важную роль. По ним было произведено свыше 60% ударов авиации противника, что дало возможность снизить наши потери в самолетах.

Инженерно-авиационная служба, реорганизованная к концу 1942 г., во втором периоде войны значительно окрепла. Повысились специальные знания и опыт работы инженерно-технического состава. Личный состав службы работал более организованно и своим героическим трудом внес немалый вклад в обеспечение успешного выполнения задач, стоящих перед авиацией.

Большая работа была проделана по реорганизации и усилению ремонтных органов ВВС. Создавались авиаремонтные базы в составе четырех подвижных авиационных ремонтных мастерских (ПАРМ-1) по ремонту самолетов и одной - по ремонту спецоборудования. Они придавались авиационным дивизиям, а мастерские по ремонту самолетов закреплялись за авиационными полками. Организовывались специализированные подвижные авиационные ремонтные базы по ремонту моторов, воздушных винтов, радио- и электрооборудования. Расширилось производство запасных частей к самолетам и авиадвигателям в ремонтных мастерских фронтов.

В результате принятых мер была создана мощная ремонтная сеть. Большую работу по ремонту авиатехники проводили заводские бригады. Ими было отремонтировано в 1943 г. 2303 самолета. Процент неисправных самолетов в ВВС фронтов непрерывно снижался.

Повышению качества ремонта во многом способствовала работа рационализаторов, которые совершенствовали технологическое оборудование, разрабатывали различные приспособления и устройства, улучшающие ремонт и эксплуатацию техники.

Развитие тактики родов авиации во втором периоде войны происходило прежде всего под влиянием принятых на вооружение новых типов самолетов и модификации устаревших, а также благодаря широкому внедрению в управление авиацией средств радиосвязи.

Используя качественное превосходство своих самолетов, истребительная авиация полностью перешла на расчлененные по фронту и эшелонированные по высоте боевые порядки, которые обеспечивали большую свободу маневра в воздушном бою. Дальнейшее развитие данные боевые порядки получили в воздушных сражениях весной и летом 1943 г. Эшелонирование истребителей по высотам производилось как на маршруте их полета, так и в районе боевых действий. С поступлением на вооружение новых типов самолетов (особенно Ла-5) наши летчики стали еще шире применять маневр в вертикальной плоскости.

Успеху действий истребителей способствовало также совершенствование управления ими с земли и в воздухе с широким применением радиосредств. При этом стала возможной передача своевременной информации летчикам о воздушной обстановке, наведение их, перенацеливание, предупреждение об угрозе нападения истребителей противника. Улучшилось наращивание сил истребителей в воздушном бою путем вызова по радио дежурных подразделений со своих аэродромов. Качественное улучшение самолетов и внедрение радиосредств для управления истребителями позволяло выносить переднюю границу зоны патрулирования за линию фронта, что намного повысило вероятность перехвата самолетов противника.

Воздушные бои, как правило, стали групповыми и более продолжительными. В ряде случаев они велись непрерывно в течение всего дня, выливаясь в воздушное сражение. Истребительным авиационным соединениям назначались районы или полосы действий. Это повысило ответственность командиров за перехват и уничтожение вражеских самолетов и способствовало дальнейшему росту активности наших истребителей.

Более широкое применение получила "свободная охота". Во время контрнаступления советских войск зимой 1943 г. она успешно применялась в борьбе с транспортными самолетами противника, снабжавшими свою окруженную группировку. Весной на Кубани "охотники" вылетали на маршруты полета вражеских бомбардировщиков и внезапными атаками наносили им тяжелые потери. Получило распространение блокирование аэродромов. Для каждого из них обычно выделялось по две-три пары истребителей, которые, находясь в районе аэродромов на высотах до 2500 м, атаковывали самолеты противника, пытавшиеся произвести взлет.

При обеспечении боевых действий дневных бомбардировщиков и штурмовиков истребители чаще всего осуществляли сопровождение их до цели и обратно. Был получен опыт прикрытия их в районе цели. В этом случае истребители за 2 - 3 минуты до прихода бомбардировщиков (штурмовиков) выходили в заданный район, связывали боем истребителей противника или вытесняли их оттуда. Иногда наши истребители выходили в сторону вероятного появления противника и создавали заслоны на подступах к району действий своих бомбардировщиков и штурмовиков.

Для штурмовой авиации во втором периоде войны расширились объем и содержание выполняемых ею задач. Если раньше главным для штурмовиков было уничтожение наступавших танковых и механизированных колонн противника, то во втором периоде основные их усилия направлялись на содействие нашим войскам в проведении оборонительных и наступательных операций для срыва железнодорожных и автомобильных перевозок, участие в борьбе с авиацией противника, а также ведение воздушной разведки. В наступательных операциях штурмовики оказались необходимыми в поддержке войск, и особенно танковых соединений, при развитии наступления и в ходе преследования отступавшего противника.

При выполнении боевых задач штурмовая авиация применяла главным образом два способа боевых действий: сосредоточенные удары группами в составе от авиаполка до дивизии и эшелонированные действия группами по 6 12 самолетов. Кроме того, штурмовики широко осуществляли "свободную охоту". В этом случае экипажам устанавливался район или полоса действий и предоставлялась свобода в выборе целей и способа атаки. Штурмовики "охотники" действовали чаще всего в составе пар, а иногда звеньями. Полет выполнялся на малых высотах с использованием рельефа местности и метеорологических условий.

Основой боевого порядка штурмовиков являлась пара самолетов. Эскадрилья действовала чаще всего в составе шести - восьми самолетов в боевом порядке "пеленг" или "клин", а полк, в зависимости от размеров цели,- "змейка" или "колонна" эскадрилий. В целях повышения обороноспособности они более широко применяли боевой порядок "круг" одиночных самолетов, пар и звеньев, который обеспечивал им тесное огневое взаимодействие, круговой обзор воздушной сферы и широкий маневр. Для подавления огня зенитной артиллерии в районе целей выделялись отдельные пары и группы штурмовиков.

Более широкое применение получили осколочно-фугасные, осколочные и зажигательные бомбы, а также самовоспламеняющаяся жидкость "КС" в ампулах АЖ-2. В битве под Курском впервые применялись противотанковые авиационные бомбы. В результате этого эффективность поражения танков, самоходно-артиллерийских установок, бронепоездов и других трудно уязвимых целей намного повысилась.

Перевооружение штурмовой авиации на двухместный самолет Ил-2, у которого задняя полусфера стала защищенной огнем воздушного стрелка, значительно повысило ее обороноспособность против истребителей. Имея более мощное пушечное вооружение, самолеты Ил-2 выпуска 1943 г. нередко вели активные воздушные бои не только с бомбардировщиками и транспортными самолетами, но и с истребителями противника, а в отдельных случаях применялись и для прикрытия сухопутных войск.

Тактика бомбардировочной авиации совершенствовалась в условиях заканчивавшейся замены устаревших типов самолетов в основном новыми бомбардировщиками Пе-2. В ходе их боевого применения вскрывались дополнительные боевые возможности, стало шире применяться бомбометание с пикирования под углом 50 - 60°. Во 2-м гвардейском бомбардировочном авиационном корпусе применялось бомбометание с пикирования в составе эскадрильи, которое особенно хорошие результаты давало при атаке мостов, переправ, укреплений. Полученный опыт в конце 1943 г. был обобщен и нашел отражение в специальной инструкции. Со второй половины 1943 г. бомбардировочная авиация стала чаще действовать полковыми и дивизионными группами, в результате чего возросла эффективность ее ударов и увеличилась обороноспособность.

При бомбометании ночью во многих случаях применялись светящиеся авиационные бомбы. Для наведения самолетов на цель практиковалось целеуказание лучами прожекторов, стрельбой артиллерии трассирующими снарядами. Был организован строгий контроль за результатами бомбометания. В авиации дальнего действия, например, в каждом полку, дивизии выделялись контролеры из числа командиров, политработников, офицеров штабов, которые после сбрасывания бомб оставались в районе цели и вели наблюдение за точностью бомбометания всеми экипажами. Эти мероприятия повысили эффективность ударов.

Начиная с лета 1943 г. авиационные корпуса и дивизии авиации дальнего действия применяли более совершенный боевой порядок. Кроме ударной группы в него входили самолеты обеспечения, на которые возлагалась задача по блокированию аэродромов противника, подавлению его средств ПВО, отысканию, подсвечиванию и обозначению целей, фотоконтроля, а также по разведке погоды. Улучшилось взаимодействие дальней авиации с войсками и авиацией фронтов. Воздушные армии выделяли и подготавливали для ее экипажей ночные запасные аэродромы, приводные радиосредства, а также экипажи По-2 для освещения и поджога заданных объектов удара.

Успех боевых действий ВВС в значительной степени зависел и от хорошо организованной партийно-политической работы, направленной прежде всего на оказание помощи командованию в выполнении поставленных задач. В ее основу были положены постановления ЦК ВКП(б), приказы и указания Верховного Главнокомандования и Главного политического управления Вооруженных Сил СССР.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1942 г. командирам частей и соединений было разрешено производить награждение воинов, отличившихся в боях. Это повысило оперативность в осуществлении награждений. В январе 1943 г. были введены новые знаки различия (погоны) для личного состава. В целях усиления воспитания у воинов высокого чувства воинского долга было принято решение о присвоении наименований отличившимся в боях частям и соединениям.

Глубокое и всестороннее разъяснение личному составу ВВС содержания документов и требований партии и правительства являлось важнейшей задачей всей идейно-политической работы в авиационных частях и соединениях. Повседневно популяризовался боевой опыт, героизм личного состава. Все это тесно увязывалось с воспитанием чувства взаимной выручки и боевого содружества.

Политорганы и партийные организации уделяли большое внимание развитию патриотического движения по сбору дополнительных средств на строительство самолетов, начатое по инициативе колхозников Саратовской области. Личный состав авиационных частей и соединений горячо откликнулся на этот призыв. Например, во 2-й воздушной армии к 8 января 1943 г. было собрано на строительство самолетов более 1 764 тыс. руб. Всего на собранные в 1943 г. трудящимися и воинами средства было построено 1360 боевых самолетов. В этом патриотическом движении отражалась любовь советских людей к своей авиации, их стремление быстрее разгромить ненавистного врага.

Большое внимание обращалось на пропаганду героического прошлого нашего народа и его армии. В связи с этим Главное политическое управление 25 мая 1943 г. направило в войска специальную директиву и тематику бесед, докладов. В их проведении активное участие принимал и руководящий командный состав.

Большое значение для партийно-политической работы имела реорганизация политорганов, партийных и комсомольских организаций в соответствии с решением ЦК ВКП(б) от 24 мая 1943 г. Обязанности заместителя командира соединения по политчасти совмещались с функциями начальника политотдела. В авиаэскадрильях, ротах, батальонах аэродромного обслуживания была упразднена должность заместителя командира по политчасти. В полках авиации дальнего действия, а также в бомбардировочных и транспортных авиационных частях создавались партийные и комсомольские бюро на правах парткома, а в эскадрильях - первичные партийные организации. К руководству партийными и комсомольскими организациями пришло много молодых кадров.

Умело сочетая различные формы работы, партийно-политические органы ВВС обеспечили высокое моральное состояние воинов-авиаторов, которое в сочетании с боевым мастерством порождало в бою смелость, отвагу и героизм. Свидетельством всех боевых заслуг советской авиации явился рост количества награждений и присвоений почетных наименований. Во втором периоде войны авиационную гвардию пополнили 107авиационных полков, 34 дивизии и 7 корпусов. В 1943 г. гвардейскими стали: 1-й истребительный (командир генерал Е. М. Белецкий), 2-й бомбардировочный (командир генерал В. А. Ушаков), 1-й смешанный (командир генерал В. И. Аладинский), 1-й штурмовой (командир генерал В. Г. Рязанов) авиационные корпуса. Первыми были преобразованы в гвардейские: 220-я истребительная (командир полковник А. В. Утин), 226-я штурмовая (командир полковник Ф. З. Болдырихин) и 263-я бомбардировочная (командир полковник Ф. И. Добыш) авиационные дивизии. За это время 44 авиационных соединения и части получили правительственные награды и 148 - почетные наименования. Тысячи авиаторов были удостоены правительственных наград.

Большая заслуга в достигнутых победах советской авиацией принадлежит ВВС военных округов и авиационным военно-учебным заведениям, которые в трудных условиях военного времени сумели обеспечить фронт достаточным количеством подготовленных кадров и резервов.

Итоги второго периода войны показали, что в напряженной борьбе с фашистской Германией советская авиация явилась той силой, которая заставила немецкий воздушный флот перейти к тактике оборонительных действий. Советские ВВС лишили немецкую авиацию способности оказывать значительное влияние на исход вооруженной борьбы на всем советско-германском фронте. В минувших боях и сражениях они еще больше обогатились боевым опытом, окрепли в организационном отношении. Их возросшая мощь во многом определила успешное продолжение наступательных операций Красной Армии в последующем периоде войны.

Часть третья.

Военно-воздушные силы в период изгнания врага из пределов СССР и окончательного разгрома фашистской Германии

(январь 1944 г. - май 1945 г.)

Глава 9.

Действия авиации под Ленинградом и Новгородом

В победоносных сражениях 1943 г. советские Военно-воздушные силы завоевали господство в воздухе и своими активными действиями оказали существенную помощь сухопутным войскам в разгроме крупнейших группировок противника, освобождении более одного миллиона квадратных километров территории, захваченной немцами, на которой до войны проживало около 46 млн. советских граждан.

В ходе войны советская авиация продолжала укрепляться. В 1943 г. труженики тыла обеспечили выпуск 35 тыс. боевых машин{141}, что позволило компенсировать понесенные потери и к началу 1944 г. создать превосходство в самолетах над противником в 2,5 раза. Авиация была полностью обеспечена боеприпасами и другими материальными средствами.

Несмотря на налеты англо-американской авиации на авиационные заводы Германии, ее промышленность по сравнению с 1942 г. увеличила производство самолетов на 66%, что обеспечило выпуск 25 тыс. самолетов в 1943 г.{142}. К началу 1944 г. немецкие ВВС имели более 6 тыс. боевых самолетов, из них 3340 действовали против Красной Армии, 1800 - на Западном фронте и 900 находились в Германии.

Благоприятно сложившаяся обстановка позволила советскому Верховному Главнокомандованию спланировать и подготовить несколько стратегических наступательных операций на важнейших направлениях. Основная их цель заключалась в том, чтобы разгромить первоначально фланговые группировки немецких войск под Ленинградом и на юге страны, а затем в Белоруссии и других важных районах.

К началу 1944 г. войска Ленинградского фронта занимали оборонительные позиции на приморском плацдарме и юго-восточнее Ленинграда, южнее их действовали войска Волховского и 2-го Прибалтийского фронтов. Им противостояли войска группы армий "Север", которые за период 900-дневной блокады Ленинграда создали мощную многополосную оборону глубиной до 250 км.

Войскам Ленинградского и Волховского фронтов была поставлена задача разгромить фланговые группировки 18-й немецкой армии юго-западнее Ленинграда и в районе Новгорода, окончательно ликвидировать блокаду Ленинграда, а затем, развивая наступление на кингисеппском и лужском направлениях, завершить освобождение Ленинградской области и создать условия для очищения от врага территории советских прибалтийских республик.

В период подготовки к наступательной операции войска фронтов пополнились и превосходили противника по пехоте и артиллерии в 2 раза, а по танкам и самоходно-артиллерийским установкам почти в 6,2 раза. Они улучшили свое оперативное положение.

Для содействия войскам фронтов привлекались 13-я и 14-я воздушные армии, часть сил дальней авиации, 2-го гвардейского истребительного корпуса ПВО и авиации КБФ, имевших в своем составе более 1200 самолетов. Кроме того, предусматривалось привлечь часть сил авиации дальнего действия и 15-й воздушной армии 2-го Прибалтийского фронта.

13-я воздушная армия (командующий генерал С. Д. Рыбальченко, заместитель по политчасти генерал А. А. Иванов, начальник штаба полковник А. Н. Алексеев) совместно с частью сил морской авиации, истребительной авиации ПВО и авиации дальнего действия должна была поддерживать наступление 2-й ударной и 42-й армий Ленинградского фронта с целью окружения и уничтожения вражеской группировки в районе Красное Село, Ропша, Стрельна; в дальнейшем способствовать развитию наступления на Кингисепп и Гатчину.

14-я воздушная армия (командующий генерал И. П. Журавлев, заместитель по политчасти полковник М. И. Шаповалов, начальник штаба полковник Н. П. Абрамов) нацеливалась на поддержку 59-й армии Волховского фронта, наступавшей на новгородском направлении. При развитии наступления на лужском направлении во взаимодействии с войсками Ленинградского фронта наша авиация должна была содействовать завершению разгрома 18-й немецкой армии.

Партийно-политическая работа была направлена на воспитание у личного состава высокого наступательного порыва, любви к Родине и ненависти к врагу, на обобщение и пропаганду боевого опыта лучших экипажей штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей.

Воины-авиаторы воспитывались на боевых традициях города-героя. В частях и соединениях проводились беседы на темы: "Ленинград - город русской славы", "О зверствах немецко-фашистских захватчиков", "Месть за раны Ленинграда", "Мщение за смерть товарищей, погибших в бою". Укреплялась дружба летного состава с пехотинцами и танкистами.

*  *  *

Наступление советских войск началось утром 14 января. В полосе действий Ленинградского фронта в ночь перед наступлением в сложных условиях погоды фронтовые и дальние бомбардировщики нанесли ряд ударов по артиллерии противника, обстреливавшей Ленинград.

Войска 2-й ударной армии после артиллерийской подготовки при поддержке морской авиации (командующий ВВС генерал М. И. Самохин) начали наступление в направлении Ропши. Эшелонированными действиями мелких групп и одиночных самолетов авиация наносила удары по огневым средствам, дотам и контратакующим танковым частям противника. Войска армии, преодолевая упорное сопротивление врага, к исходу дня продвинулись до 4 км.

На следующий день перешла в наступление 42-я армия. В период артиллерийской подготовки 30 Ил-2 277-й штурмовой авиационной дивизии 13-й воздушной армии в сложных условиях погоды нанесли сосредоточенный удар по артиллерии, а перед атакой нашей пехоты штурмовики мелкими группами подавляли огневые средства и живую силу в траншеях главной полосы обороны.

Наступление наших войск поддерживалось действиями штурмовиков и бомбардировщиков, которые наносили удары по опорным пунктам и артиллерии противника с малых высот. В течение дня наша авиация совершила 284 самолетовылета, подавила огонь 47 полевых и зенитных артиллерийских батарей, уничтожила 3 артиллерийские и 13 минометных батарей и много живой силы противника. Активно содействовали нашим войскам летчики 275-й истребительной авиационной дивизии (командир полковник А. А. Матвеев).

Противник оказывал упорное сопротивление нашим войскам. В последующие три дня развернулось ожесточенное сражение. Обе армии фронта, введя в бой подвижные группы - танковые бригады и вторые эшелоны, - при поддержке авиации развивали наступление. 13-я воздушная армия и авиация флота оказывали большую помощь прежде всего танковым частям. Группы самолетов Ил-2 9-й и 277-й штурмовых авиационных дивизий, непрерывно находясь над полем боя, успешно уничтожали огневые средства противника, мешавшие продвижению наших танкистов.

Наиболее эффективно вела боевые действия в те дни группа штурмовиков под руководством командира эскадрильи 943-го штурмового авиационного полка старшего лейтенанта Г. М. Паршина. Летчики находились над полем боя до 35 минут и совершили до шести заходов на цель, эффективно поражая огневые средства противника.

За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с врагами нашей Родины, Г. М. Паршин был удостоен звания Героя Советского Союза. Отважный и смелый мастер штурмовых ударов Паршин на фронте находился до конца войны и в апреле 1945 г. был награжден второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Командир 277-й штурмовой авиационной дивизии полковник Ф. С. Хатминский умело и оперативно руководил боевыми действиями летчиков со своего подвижного командного пункта, находящегося в боевых порядках 220-й танковой бригады. Он имел устойчивую связь по радио со своими офицерами связи, следовавшими в танках, и своевременно уточнял задачи группам штурмовиков.

Одновременно с непосредственной поддержкой наступавших войск наша авиация успешно наносила бомбардировочно-штурмовые удары по подходящим резервам и отступавшим войскам противника. В ночь на 17 и 18 января фронтовые бомбардировщики действовали по войскам на дорогах, ведущих к Красному Селу, дальние бомбардировщики наносили удары по узлам обороны противника в полосе наступления войск 42-й армии, а авиация флота - по командному пункту и узлам связи 9-й авиаполевой дивизии противника. В течение двух ночей дальние бомбардировщики сбросили 876 тонн бомб и нанесли значительные потери противнику в живой силе и технике.

19 января фронтовая и морская авиация, а также истребители ПВО мелкими группами самолетов действовали по живой силе и технике и оказывали поддержку 42-й и 2-й ударной армиям. После освобождения нашими войсками города Ропша специальная комиссия по определению эффективности установила в населенном пункте и на территории, где располагался немецкий командный пункт, большое количество воронок от авиационных бомб. Прямым попаданием 500-килограммовой фугасной авиабомбы разрушен КП 9-й авиаполевой дивизии, уничтожен узел связи, убито до 30 солдат и офицеров и нарушено управление частями дивизии.

Боевые действия авиации осуществлялись в условиях сильного противодействия средств зенитной артиллерии противника. Летный состав, ведя боевые действия, проявлял высокое боевое мастерство, мужество, смелость и героизм. Особенно отличалась группа истребителей, которую водил в бой командир эскадрильи 191-го истребительного авиационного полка старший лейтенант М. Ф. Шаронов.

16 января 1944 г. М. Ф. Шаронов повел свою эскадрилью на штурмовку отступавших колонн вражеских войск по шоссейной дороге Павловск - разъезд Стекольный. Фашисты встретили первую атаку наших истребителей шквалом зенитного огня. Восемь заходов произвел на колонну врага командир эскадрильи, а за ним смело следовали его летчики, уничтожая пулеметно-пушечным огнем живую силу и технику противника. Вражеским снарядом был подбит командирский самолет, из кабины летчика появились языки пламени. Но отважный патриот Родины оставался верен воинской присяге. Он направил горящий самолет на скопление вражеских войск и ценою своей жизни уничтожил большое количество немецких солдат и офицеров. За совершенные подвиги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом Президиума Верховного Совета СССР М. Ф. Шаронову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Летчики младшие лейтенанты Л. И. Сазыкин, В. А. Щербина и заместитель командира полка 9-й штурмовой авиационной дивизии ВВС флота капитан А. И. Иржак с воздушным стрелком матросом В. Д. Ждановым повторили бессмертный подвиг старшего лейтенанта Шаронова.

В течение первых шести дней операции советская авиация совершила более 2500 самолето-вылетов. Она оказала существенную помощь сухопутным войскам в прорыве сильно укрепленной тактической зоны обороны противника и разгроме его войск. За успешные боевые действия 9-й и 277-й штурмовой авиационным дивизиям были присвоены соответственно наименования Ропшинская и Красносельская. Несколько авиационных полков были награждены орденом Красного Знамени, а 73-й бомбардировочный авиационный полк ВВС КБФ преобразован в 12-й гвардейский бомбардировочный авиационный полк.

Под Новгородом в это время также шло не менее ожесточенное сражение. Войска 59-й армии Волховского фронта 14 января перешли в наступление с плацдарма севернее Новгорода. Наша авиация из-за плохой погоды не действовала. Войска противника оказывали ожесточенное сопротивление. Южнее Новгорода наши войска ночью переправились по льду через озеро Ильмень, внезапно атаковали противника и захватили плацдарм.

Соединения 14-й воздушной армии наносили удары по дзотам и огневым средствам мощного узла сопротивления - Подберезье, прикрывавшего дефиле между болотами и рекой Волхов. В течение 15 - 16 января на этот узел сопротивления наши летчики совершили 200 самолето-вылетов, сбросили несколько сот бомб и причинили значительные разрушения, чем помогли нашим войскам, которые вскоре прорвали оборону, овладели сильным узлом сопротивления Подберезье и перерезали дорогу Чудово - Новгород.

Одновременно группы штурмовиков и истребителей днем, а самолеты По-2 ночью своими атаками препятствовали отходу противника по единственной оставшейся у него дороге из Новгорода на запад. Особенно эффективными были действия подразделения истребителей 269-й истребительной авиационной дивизии во главе с капитаном В. П. Синчуком по автоколоннам. 19 января, обнаружив автоколонну северо-западнее Новгорода, коммунист Синчук вызвал по радио штурмовиков. До их прибытия истребители пулеметно-пушечным огнем задержали движение колонны и нанесли ей потери. Затем прибыла группа самолетов Ил-2 281-й штурмовой авиационной дивизии. Совместными ударами истребителей и штурмовиков было уничтожено и повреждено до 75 автомашин и 20 повозок с грузом и охраной.

Утром 20 января войска 59-й армии завершили окружение противника восточнее Люболяды и штурмом овладели Новгородом. За активные боевые действия 281-я штурмовая, 269-я истребительная авиационные дивизии, 4-й гвардейский бомбардировочный и 386-й ночной бомбардировочный авиа ционные полки получили наименование Новгородских.

В ходе семидневных боев войска Волховского фронта взломали укрепленную оборону противника и при поддержке авиации расширили прорыв до 50 км. Продвинувшись на 20 км, они разгромили две пехотные дивизии и отдельные части противника.

12 января войска 2-го Прибалтийского фронта при содействии авиации 15-й воздушной армии перешли в наступление на новосокольническом направлении, к 19 января овладели станцией Нарва и сковали войска 16-й немецкой армии, чем способствовали успешному наступлению войск Ленинградского и Волховского фронтов.

Тяжелые потери, нанесенные фланговым группировкам 18-й немецкой армии, и боязнь окружения заставили противника начать отступление из мгинского выступа. С 21 января наступление наших войск развернулось от Финского залива до озера Ильмень и вылилось в преследование с целью завершения разгрома 18-й немецкой армии. Авиация 13-й и 14-й воздушных армий, несмотря на низкую облачность (100 - 200 м) и ограниченную видимость, содействовала наступлению 2-й ударной, 42-й и 59-й армий.

В ходе наступления советских войск противник уделял большое внимание обороне крупных узлов сопротивления, что вызывало необходимость периодического сосредоточения усилий авиации для их разрушения. В течение 24 - 25 января 13-я воздушная армия, часть сил истребителей ПВО и авиации флота поддерживали наступление 42-й армии с целью захвата города Гатчина, крупного узла сопротивления противника. За два дня авиация совершила 432 самолето-вылета Особенно успешно действовали группы бомбардировщиков 276-й бомбардировочной авиационной дивизии, ведомые капитанами П. И. Сырчиным, Н. И. Кузьменко. Под прикрытием истребителей они наносили меткие удары по живой силе и технике противника, подавляли огонь артиллерии и дезорганизовывали его оборону. Действия авиации получили положительную оценку общевойскового командования и помогли войскам освободить город Гатчина.

Одновременно с этим фронтовые и дальние бомбардировщики вели борьбу с резервами противника и препятствовали им в подходе в район города Гатчина и Волосово. В дальнейшем они нанесли удары по железнодорожной станции Сиверская и Волосово. В течение ночи 26 января 227 самолетов сбросили на станционные сооружения и железнодорожные эшелоны 243 тонны бомб{143}, причинив значительные потери противнику и задержав подвоз его войск из районов Нарвы и Луги.

В течение первого этапа наступательной операции (14 - 30 января 1944 г.) авиация 13-й и 14-й воздушных армий в крайне сложных метеоусловиях совершила свыше 4500 самолето-вылетов, из них более 70% на непосредственную поддержку наступавших войск. Слабая активность немецкой авиации позволила широко применять истребительную авиацию для действий по отступавшим войскам противника, железнодорожным эшелонам и ведения воздушной разведки.

Советская авиация оказала большую помощь войскам фронтов в прорыве мощной глубоко эшелонированной обороны, преследовании противника и нанесла ему большие потери. При поддержке авиации наши войска продвинулись на 30 100 км, полностью сняли блокаду Ленинграда, освободили от немецких оккупантов много крупных городов Ленинградской области и Октябрьскую железную дорогу.

Победа под Ленинградом была отмечена 27 января 1944 г. мощным артиллерийским салютом. Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль "За оборону Ленинграда", а 26 января 1945 г. наградил город орденом Ленина, присвоив ему звание города-героя.

После разгрома немецких войск под Ленинградом и Новгородом наша авиация с 31 января по 15 февраля 1944 г. принимала активное участие в преследовании противника на нарвском, гдовском, лужском направлениях. В это время ее основные усилия были направлены на срыв попыток противника задержать наступление наших войск и вывести из-под удара остатки 18-й армии на тыловой рубеж обороны Нарва, Псков, Остров.

На нарвском направлении действовала часть сил ВВС флота, на гдовском и лужском - 13-я воздушная армия и 2-й гвардейский истребительный авиационный корпус (командир корпуса генерал Н. Д. Антонов), в составе которого было 150 самолетов. С целью повышения активности воздействия по противнику командирам авиационных соединений было предоставлено право наносить удары по вызову командования общевойсковых армий и стрелковых корпусов, а также по данным воздушной разведки. При необходимости авиация сосредоточивалась на одном из направлений, где обстановка требовала более активных ее действий.

В течение первых трех дней преследования авиация Ленинградского фронта совершила более 1 тыс. самолето-вылетов. По данным воздушных разведчиков высылались группы штурмовиков, бомбардировщиков и истребителей, которые наносили удары по отступавшему противнику на дорогах, переправах, в местах сосредоточения. Созданием заторов и дезорганизацией отступления войск противника авиация оказывала значительную помощь нашим войскам в освобождении города Кингисепп и захвате плацдарма на западном берегу реки Нарва.

Истребительная авиация также активно действовала по войскам противника. 1 февраля звено истребителей 11-го гвардейского истребительного авиационного полка ПВО, возглавляемое Героем Советского Союза майором Г. Н. Жидовым, обнаружило в 30 км севернее Луги две колонны войск противника. Ведущий доложил по радио на командный пункт результаты разведки и дал команду своим летчикам атаковать эти колонны. Через несколько минут подошла семерка истребителей 26-го гвардейского истребительного авиационного полка. Совершив по нескольку заходов, наши летчики пулеметно-пушечным огнем и реактивными снарядами сожгли до 25 автомашин и уничтожили значительное количество вражеских солдат и офицеров.

Продолжая наступление на Псков, наши войска создали угрозу выходу на коммуникации лужской группировки немцев. Противник начал переброску резервов в этот район для подготовки контрудара против 42-й армии. В течение 6 - 7 февраля 50 бомбардировщиков, 60 штурмовиков и 79 истребителей 13-й воздушной армии по данным разведки наносили удары по резервам, направлявшимся из Пскова на Ляды. Разгром колонны в 300 автомашин с войсками и грузами, 200 груженых повозок, 20 орудий и железнодорожного эшелона с боеприпасами подтвердили партизаны деревни Демьяновка, Плюсского района. Они наблюдали, как немцы подобрали более 200 трупов своих солдат и офицеров.

Последующие удары авиации по подходящим резервам способствовали срыву намечавшегося противником контрудара по войскам 42-й армии, которая освободила Ляды, форсировала реку Плюсса и во взаимодействии с авиацией и партизанами уничтожила северо-западнее озера Черное до двух полков 58-й вражеской пехотной дивизии.

На нарвском направлении авиация продолжала поддержку наступления войск 2-й ударной армии. 11 февраля в условиях сплошной облачности на высоте 50 150 м 102 самолета 277-й штурмовой и 275-й истребительной авиационных дивизий мелкими группами нанесли ряд ударов по артиллерийским, минометным батареям и живой силе в траншеях нарвского оборонительного рубежа. Систематическая авиационная поддержка помогла нашим войскам расширить плацдарм юго-западнее Нарвы.

Противник, стремясь ударами с воздуха задержать наступление наших войск, начал усиливать свою авиацию. К 31 января перед Ленинградским фронтом базировалось до 240 самолетов вместо 120, имевшихся к началу операции, а к концу февраля их было уже до 400{144}.

Большое внимание уделялось прикрытию с воздуха переправ и войск 2-й ударной армии на плацдарме. Действия истребителей "охотников" в сочетании с патрулированием обеспечивали своевременный перехват самолетов противника. 7 февраля два звена 1-й истребительной авиационной дивизии флота под командованием капитанов Е. М. Карпунина и В. М. Дмитриева были высланы на "свободную охоту" по маршрутам вероятного полета вражеских бомбардировщиков, а одно звено патрулировало над переправами. Первые две группы вражеских бомбардировщиков были встречены нашими истребителями на расстоянии 25 - 35 км от переправ. В результате атак они сбросили бомбы, не дойдя до заданной цели. Третья группа была атакована нашими патрулирующими истребителями и не смогла прицельно сбросить бомбы на переправу. В результате воздушного боя противник потерял пять бомбардировщиков, один истребитель и не смог выполнить задание. Успешно отражали налеты немецкой авиации летчики 159-го истребительного авиационного полка под командованием дважды Героя Советского Союза майора П. А. Покрышева.

На лужском направлении 14-я воздушная армия продолжала поддерживать наступление войск Волховского фронта. Пользуясь отсутствием летной погоды, противник перебросил свежие резервы и оказал упорное сопротивление наступлению наших войск. Наиболее активно действовала наша авиация юго-восточнее Луги. Меткими бомбардировочными и штурмовыми ударами по вражеским войскам она способствовала войскам фронта в отражении его контрудара и налетов авиации противника Группа истребителей 269-й истребительной авиационной дивизии, руководимая капитаном В. П. Синчуком, была наведена на бомбардировщиков противника и смело их атаковала. В результате боя четыре неприятельских бомбардировщика и один истребитель были сбиты нашими истребителями. За боевую доблесть капитан В. П Синчук 13 апреля 1944 г. был удостоен звания Героя Советского Союза.

Боевые действия частей и соединений 13-й и 14-й воздушных армий на лужском направлении проходили в тесном взаимодействии с войсками фронтов Взаимодействие между воздушными армиями обеспечивалось постоянной информацией о задачах, районах и результатах боевых действий. Штабы армий обменивались данными по радиосвязи и радиосигнальными таблицами, что обеспечивало быстрое получение информации.

Войска 67-й армии Ленинградского фронта при поддержке авиации 9 февраля освободили Толмачево, стали обходить с северо-запада город Луга и наступать на Струги Красные. За период с 6 по 11 февраля авиация совершила 700 самолето-вылетов, уничтожила до 200 автомашин с войсками и грузами, около 250 повозок, 134 железнодорожных вагона и большое количество вражеской пехоты{145}.

12 февраля наши войска освободили города Батецкая и Луга. Противник продолжал отступать вдоль шоссе на Псков. Наша авиация дезорганизовала его планомерный отход 14 февраля большая колонна войск противника подверглась ударам штурмовиков 281-й штурмовой авиационной дивизии, затем по ней нанесли удары бомбардировщики 280-й смешанной авиационной дивизии. В результате действий авиации было уничтожено и повреждено до 75 автомашин с войсками, подожжены цистерны с горючим и уничтожено много повозок с грузом.

Войска 2-го Прибалтийского фронта при поддержке 15-й воздушной армии продолжали наступление западнее Новосо-кольников. За период 31 января - 7 февраля авиация совершила около 2 тыс. самолето-вылетов, из них 50% ночью{146}. Продвижение наших войск было незначительным, но их действия сковывали 16-ю немецкую армию, и она не могла оказать существенной помощи 18-й армии в сдерживании наступления советских войск.

Транспортные авиаполки ГВФ и 13-й воздушной армии, части авиации дальнего действия за период операции доставили партизанам 278 тонн различного вооружения и 383 человека; обратными рейсами было вывезено до 740 человек, в том числе 592 тяжелораненых. Партизаны освободили несколько крупных населенных пунктов: Оредеж, Гдов, станция Плюсса, уничтожали немецкие гарнизоны во взаимодействии с войсками фронтов, парализовали работу транспорта во вражеском тылу, взорвали 58563 рельса, 300 мостов и пустили под откос 133 немецких эшелона с войсками и боевой техникой.

Боевые действия авиации проводились в обстановке большого патриотического подъема и проявления массового героизма личным составом авиационных частей и соединений. Лучшие воины-авиаторы вступали в ряды Коммунистической партии и комсомола. Только за январь в 14-й воздушной армии было принято в партию 152 человека, из них 43 летчика

Разгромов лужской группировки противника и прорывом его укрепленной полосы по реке Луга закончился второй этап наступательной операции. За это время наша авиация совершила 4637 самолето-вылетов{147}. При активном ее содействии войска Ленинградского и Волховского фронтов, преследуя отступавшего противника, продвинулись на 50 - 100 км.

При завершении освобождения Ленинградской области (16 февраля - 1 марта) основная задача фронтовой авиации заключалась в содействии войскам Ленинградского и 2-го Прибалтийского фронтов, в развитии наступления на нарвском и псковско-островском направлениях{148}.

На нарвском направлении в уничтожении войск противника активное участие принимала и истребительная авиация. 16 февраля 18 самолетов 191-го истребительного авиационного полка под командованием майора А. Г. Гринченко штурмовали войска противника в районе железнодорожной станции и узла шоссейных дорог Иыхви, 45 км западнее Нарвы. Придя в район цели, летчики вначале сбросили бомбы на скопления живой силы и техники противника, а затем совершили несколько заходов и пулеметно-пушечным огнем уничтожили большое количество солдат и офицеров.

Интенсивность действий советской авиации в связи с улучшением погоды возросла почти в 3 раза. Она периодически наносила мощные удары по войскам противника. 18 февраля 104 штурмовика и 120 истребителей фронтовой и морской авиации осуществили налет по артиллерийским батареям и оборонительным сооружениям на западном берегу Нарвы в полосе наступления 2-й ударной армии, в результате чего был подавлен огонь артиллерии и повреждены оборонительные сооружения противника.

В течение 22 - 26 февраля авиация продолжала наносить сильные удары по противнику, в которых приняло участие 400 штурмовиков и бомбардировщиков под прикрытием истребителей. Для поддержки наступления периодически привлекались соединения авиации дальнего действия. В ночь на 25 и 26 февраля три ее корпуса (5, 6 и 7-й) совершили 1043 самолето-вылета, сбросили 1155 тонн бомб по узлам вражеской обороны западнее Нарвы и нанесли противнику большие потери{149}.

В связи с переброской противником резервов значительно повысилась его активность. Усилились атаки с воздуха по нашим войскам. 18 февраля по переправам и войскам через реки Нарва и Плюсса действовало до 160, а 26 февраля - 230 самолетов.

В условиях возросшей активности немецкой авиации наши истребители вели весьма интенсивные боевые действия. На отражение налетов немецких самолетов и прикрытие войск 2-й ударной армии за вторую половину февраля было произведено свыше 1100 самолето-вылетов. Во второй половине февраля войска этой армии при содействии авиации расширили плацдарм на западном берегу реки до 35 км по фронту и 15 км в глубину и создали условия для проведения в дальнейшем операции с целью освобождения Советской Эстонии.

Наступление 42-й и 67-й армий в направлении Пскова поддерживала часть сил 13-й воздушной армии. К концу февраля общевойсковые армии фронта при поддержке авиации подошли к внешнему обводу Псковско-Островского укрепленного района.

На левом крыле Ленинградского фронта наступление 8-й и 54-й армий поддерживала 14-я воздушная армия{150}. Наиболее активно наша авиация действовала 18 февраля. В этот день части 280-й смешанной авиационной дивизии (командир подполковник П. М. Подмогильный) нанесли ряд эффективных ударов по оборонительным сооружениям, живой силе и боевой технике противника на западном берегу р. Мшага. Это содействовало прорыву промежуточного рубежа обороны нашими войсками и развитию дальнейшего наступления.

Успешному выполнению боевых заданий этим авиационным соединением способствовала напряженная творческая работа политотдела, партийных и комсомольских организаций. Начальник политотдела, он же заместитель командира дивизии по политчасти - подполковник И. М. Мороз умело мобилизовал весь личный состав на успешное выполнение боевых задач.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, умелое руководство партийно-политической работой в боевых условиях, мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 20-летия победы советского народа в минувшей войне генерал И. М. Мороз был удостоен звания Героя Советского Союза.

Наряду с поддержкой наступавших войск авиация периодически наносила удары и по железнодорожным объектам. 13-я воздушная армия с 16 февраля по 1 марта произвела 492 вылета для действий по железнодорожным станциям на участках Нарва, Таллин; Плюсса, Псков. В ночь на 19 февраля 380 экипажей авиации дальнего действия сбросили 547 тонн бомб на железнодорожный узел Псков. В результате этого было сожжено до 15 железнодорожных эшелонов, несколько складов и станционных построек. В целях обеспечения себя от атак немецких ночных истребителей были блокированы их аэродромы в районах Пскова, Порхова, Дна. Вывод из строя на несколько суток важного железнодорожного узла Псков нарушил работу оперативного тыла противника и способствовал наступлению наших войск.

Используя благоприятную обстановку в связи с успешным наступлением Ленинградского фронта, войска 2-го Прибалтийского фронта с 18 февраля также возобновили свое наступление. 1-я ударная армия в этот день освободила город Старая Русса, а 24 февраля во взаимодействии с 54-й армией Ленинградского фронта при поддержке авиации овладела железнодорожным узлом Дно и, продолжая наступление, вышла на рубеж Новоржев, Пустошка.

Боевые действия нашей авиации проводились в сложных метеорологических условиях. С целью использования кратковременного улучшения погоды и повышения эффективности действий авиации командование 15-й воздушной армии сосредоточило на передовых аэродромах дежурные подразделения разведчиков, авиаполки штурмовой и истребительной авиации. Это позволило повысить активность действий советской авиации и обеспечить своевременность отражения налетов вражеских бомбардировщиков дежурными подразделениями истребителей.

Наступление частей 1-й ударной армии авиация поддерживала в основном ведением воздушной разведки и действиями только ночных бомбардировщиков По-2, а остальная авиация была сосредоточена для поддержки войск левого крыла фронта. За вторую половину февраля было совершено 2183 самолето-вылета{151}.

Для снижения возросшей в ходе операции активности немецкой авиации и поддержания господства в воздухе советская авиация в течение двух дней наносила удары по аэродромам противника. 26 февраля был совершен налет на один из аэродромов 13-й воздушной армии в районе Тарту. Первыми атаковали стоянки самолетов штурмовики с бреющего полета, а затем бомбардировщики с пикирования звеньями с высоты 2500 - 2900 м. Из находившихся на аэродроме 46 самолетов был уничтожен 21, что подтверждено фотографированием. В воздушном бою над аэродромом было сбито шесть немецких истребителей без потерь с нашей стороны. В тот же день 19 штурмовиков и 36 истребителей 9-й штурмовой авиационной дивизии Балтийского флота атаковали аэродром Раквере, где было уничтожено 8 из находившихся там 33 самолетов и один истребитель сбит на взлете.

На следующий день 54 самолета 15-й воздушной армии совершили налет на аэродром Идрица, где находилось 90 самолетов. Удар производился двумя эшелонами: первый - с бреющего полета шестью самолетами Ил-2, второй - с высоты 1200 м с пикирования двумя шестерками штурмовиков. В это время истребители блокировали аэродром и участвовали вместе с штурмовиками в уничтожении самолетов противника. В результате атак на земле было уничтожено 32 немецких самолета и 6 в воздушном бою. Наши потери составили 7 самолетов{152}.

С выходом наших войск к главному тыловому рубежу противника еще больше улучшилась организация действий наших истребителей при отражении налетов немецких бомбардировщиков. Привлечение 275-й истребительной авиационной дивизии на нарвском, 269-й истребительной авиационной дивизии на псковском направлениях для борьбы с вражеской авиацией повысило эффективность действий истребителей, которые в течение марта, успешно отражая налеты вражеской авиации, не допустили ее ударов по войскам Ленинградского фронта, уничтожили в воздушных боях 156 самолетов.

В ходе наступления войск авиация дальнего действия в ночь на 11 и 23 февраля нанесла удары по портам Котка и Турку и тем самым препятствовала противнику в перевозке стратегического сырья из Финляндии в Германию и резервов войск из Норвегии и Финляндии в Эстонию. За две ночи 358 самолетов сбросили 402 тонны бомб на портовые сооружения и суда.

В ночь на 7, 17 и 27 февраля авиация дальнего действия совершила три налета на военно-промышленные объекты в районе города Хельсинки. 1980 самолетов сбросили на военные объекты 2386 тонн бомб. Особенно мощным был третий удар, который осуществлялся 850 самолетами в течение 12 часов с различных направлений, эшелонированных по времени и высоте.

Наряду с поддержкой наступления войск Ленинградского фронта морская авиация вела борьбу с транспортными перевозками, производила постановку мин и атаковывала суда неприятельского флота, а истребители вели борьбу за удержание господства в воздухе в районе Нарвского залива и отражали налеты немецкой авиации. Она надежно обеспечивала прикрытие приморского фланга Ленинградского фронта и не допускала атак противника во фланг и тыл 2-й ударной армии

Во время завершения наступательной операции наша авиация совершила более 6600 самолето-вылетов и оказала большую помощь войскам фронтов в разгроме 18-й и 16-й немецких армий и завершении освобождения Ленинградской области. Сухопутные войска при поддержке авиации продвинулись на 50 - 180 км.

Победа советских войск под Ленинградом и Новгородом имела огромное военно-политическое значение. В ходе наступательной операции был сокрушен северный стратегический фланг противника, Ленинград избавлен от блокады и артиллерийских обстрелов, освобождена Ленинградская и часть Калининской области, улучшено базирование Краснознаменного Балтийского флота, созданы предпосылки для освобождения Выборга и советской Прибалтики.

Советская авиация, несмотря на сложные метеоусловия, оказала большую помощь сухопутным войскам и флоту в решении поставленных задач. Днем и ночью она поддерживала наступавшие войска, вела борьбу с вражеской авиацией, осуществляла воздушную разведку, наносила удары по глубокому тылу противника и оказывала помощь партизанам. На выполнение этих задач всей советской авиацией было совершено до 30 тыс. самолето-вылетов, сброшено 4,5 тыс. тонн бомб. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 290 самолетов противника. Привлечение части сил авиации дальнего действия, морской авиации и истребителей ПВО давало возможность авиационному командованию своевременно усиливать поддержку сухопутных войск, особенно в начале и в конце наступательной операции. Был получен опыт в организации взаимодействия между видами авиации в наступательной операции группы фронтов.

В период наступления войск в сложных метеоусловиях по лесисто-болотистой местности воздушная разведка являлась одним из важных видов их боевого обеспечения. Она вскрывала группировки войск и систему обороны противника, вела наблюдение за его действиями в ходе наступления. Широкое привлечение для выполнения этой задачи истребителей днем в сложных метеоусловиях, а бомбардировщиков По-2 ночью обеспечивало непрерывность наблюдения за действиями противника.

При подготовке операции и в ходе ее большая работа была проведена личным составом авиационных служб воздушных армий Личный состав тыловых частей 13-й воздушной армии обеспечил боевые действия фронтовой авиации и нескольких корпусов авиации дальнего действия при наличии значительного некомплекта в транспортных средствах.

За успешные боевые действия десять авиационных соединений и частей преобразованы в гвардейские и получили наименования Красносельских, Ропшинских, Пушкинских, Гатчинских и Новгородских. Сотни авиаторов были удостоены правительственных наград, многим летчикам было присвоено звание Героя Советского Союза, в том числе А. Н. Горбачевскому, В. Н. Гречишкину, В. А. Зотову, П. Я. Лихолетову, А. И. Перегудову, В. П. Синчуку, Г. Г. Ульяновскому, И. И. Федорову, А. В. Чиркову, М. Ф. Шаронову.

Глава 10.

Над Правобережной Украиной

Освобождение Правобережной Украины было одной из главных задач Красной Армии в зимней кампании 1944 г., имевшей большое военно-политическое и экономическое значение. Боевые действия за ее освобождение начались еще осенью 1943 г. В то время войска четырех фронтов при содействии фронтовой и дальней авиации нанесли несколько сокрушительных ударов по немецким войскам, освободили Левобережную Украину, форсировали мощную водную преграду Днепр, захватили важные стратегические плацдармы, вернули нашей Родине сотни населенных пунктов, городов, в том числе и столицу Украины Киев.

Немецкое командование не ожидало мощного наступления советских войск зимой и весной 1944 г. на Украине. Продолжая подготовку оборонительных рубежей, сосредоточение войск и авиации, оно рассчитывало вернуть потерянные плацдармы на правом берегу Днепра и установить связь со своей группировкой в Крыму.

В конце 1943 г. советским Верховным Главнокомандованием планировалась стратегическая наступательная операция на южном крыле советско-германского фронта. Основная цель ее состояла в том, чтобы взломать вражескую оборону, уничтожить войска противника по частям и освободить Правобережную Украину. Для ее проведения привлекались войска 1, 2, 3 и 4-го Украинских фронтов и соответственно авиация 2, 5, 17 и 8-й воздушных армий, имевших 2360 боевых самолетов.

Советским войскам противостояли три немецкие группы армий и 4-й воздушный флот, имевший более 1460 самолетов, что составляло 54% от общей численности авиации, базирующейся на советско-германском фронте.

К началу наступления советские войска имели превосходство в людях, орудиях, минометах в 1,7 раза, в самолетах в 1,6 раза и несколько уступали противнику в численности танков и самоходно-артиллерийских установок. Им предстояли упорные бои в степях Украины с участием свыше 4 млн. человек, 4400 танков и самоходно-артиллерийских установок, 44 800 орудий и минометов и свыше 3800 самолетов.

Операция по освобождению Правобережной Украины началась утром 24 декабря 1943 г. После артиллерийской и авиационной подготовки войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление и за первые три дня при активном содействии авиации разгромили противостоящие силы врага и овладели узлом сопротивления Радомышлем. К 30 декабря прорыв был расширен до 300 км по фронту и до 100 км в глубину.

Авиационные соединения 2-й воздушной армии (командующий генерал С. А. Красовский, заместитель по политчасти генерал С. Н. Ромазанов, начальник штаба полковник К. И. Тельнов) систематическими ударами по узлам сопротивления и отходящим войскам содействовали дальнейшему успешному наступлению 1, 18 и 38-й армий на житомирско-бердичевском направлении. Одновременно с этим авиация атаковала железнодорожные объекты и аэродромы противника. Наиболее успешным был удар, нанесенный 7 января по железнодорожному узлу Шепетовка группой самолетов Ил-2 525-го штурмового авиационного полка под командованием офицера И. М Долгова, летчиков Л. А. Брескаленко, А. С. Косолапова, Г. Ф. Пастухова, Н. И. Родина, И. В. Ухабова и Н. В. Шаронова Несмотря на сильное противодействие зенитной артиллерии, советские летчики прорвались к железнодорожному узлу, пути которого были забиты воинскими эшелонами, и по команде ведущего сбросили бомбы. В результате удачных действий семерки отважных штурмовиков 12 вражеских эшелонов с живой силой, танками, горючим и боеприпасами были уничтожены, а железнодорожный узел Шепетовка на длительное время выведен из строя{153}. За успешные боевые действия авиаторы были удостоены правительственных наград. Во время одного из последующих внезапных ударов штурмовиков этого же полка по аэродрому Винница было уничтожено 12 вражеских самолетов и взорван склад горючего.

Войска правого крыла 1-го Украинского фронта при поддержке авиации к концу января продвинулись до 200 км.

Успешное наступление наших войск в направлении Винницы и прорыв их в район Христиновка, Умань ставил вражескую группировку под угрозу окружения в районе Корсунь-Шевченковского. В этих условиях противник вынужден был принять ряд мер. В начале января велась интенсивная переброска немецких войск и авиации в полосу наступления 1-го Украинского фронта. Сосредоточив крупные силы авиации и создав почти двойное превосходство в самолетах, враг начал интенсивные действия. 10 января он нанес контрудар в районе Винницы, а затем северо-западнее Умани.

В течение двух недель на земле и в воздухе шли ожесточенные сражения. Части и соединения 2-й воздушной армии наносили удары главным образом по танковым группировкам противника, уничтожали его авиацию в воздухе и тем самым оказали значительную помощь войскам в срыве контрударов противника. Для выполнения этих задач было совершено 4200 самолето-вылетов, в том числе 2500 по танковым войскам{154}. Лишь ценой больших потерь к 24 января немцам удалось потеснить войска 40, 38 и 1-й танковой армий на 25 - 30 км.

Войска 2-го Украинского фронта при поддержке авиации 5-й воздушной армии (командующий генерал С. К. Горюнов, заместитель по политчасти генерал В. И. Алексеев, начальник штаба генерал Н. Г. Селезнев) перешли в наступление 5 января 1944 г. После артиллерийской подготовки они прорвали оборону противника и, продолжая наступление при поддержке авиации, через три дня освободили Кировоград. В первые два дня наступления с целью освобождения Кировограда авиация совершила 1100 самолето-вылетов{155}. Сосредоточение действий всей авиации на узком участке фронта способствовало выполнению задач войск фронта. За успешные боевые действия 1-й штурмовой авиационный корпус, 1-я гвардейская бомбардировочная, 205-я и 302-я истребительные авиационные дивизии получили наименование Кировоградских.

Одновременно с поддержкой войск советские летчики вели успешную борьбу с немецкой авиацией, пытавшейся задержать наступление войск фронта. 8 января четыре истребителя под командованием Героя Советского Союза старшего лейтенанта Н. Д. Гулаева, прикрывая войска, атаковали группу до 50 немецких бомбардировщиков и истребителей. Используя облачность, наши летчики внезапно с первой же атаки сбили четыре самолета. В этом скоротечном бою Н. Д. Гулаев сбил два немецких самолета.

Войска 3-го и 4-го Украинских фронтов при поддержке авиации 17-й и 8-й воздушных армий за период с 10 по 16 января вклинились в оборону противника лишь на 5 - 10 км. Это обусловливалось главным образом значительным некомплектом техники, особенно в танках, и отсутствием достаточного количества боеприпасов, подвоз которых затруднялся вследствие наступившей распутицы.

К середине января противник продолжал удерживать обширные плацдармы в районах Корсунь-Шевченковского и Никополя. В связи с этим Ставка Верховного Главнокомандования уточнила задачи: 1-му и 2-му Украинским фронтам окружить и уничтожить противника в районе Корсунь-Шевченковского, 3-му и 4-му Украинским фронтам - развивать дальнейшее наступление. Подготовка войск фронтов к новой операции проводилась в период с 12 по 25 января, 2-я и 5-я воздушные армии свои усилия сосредоточивали на направлении главных ударов войск фронтов.

К началу Корсунь-Шевченковской операции 2-я и 5-я воздушные армии имели 768 боевых самолетов. Противник в этом районе сосредоточил до 1 тыс. самолетов.

Немецкое командование пыталось воспрепятствовать наступлению советских войск, возлагая большие надежды на свою авиацию. Наши летчики активно содействовали войскам фронтов. 24 января истребители 4-го истребительного авиационного корпуса успешно отразили налеты крупных групп немецких самолетов и тем самым сорвали замыслы противника.

Наступление войск 2-го Украинского фронта по окружению противника в районе Корсунь-Шевченковского началось 25 января, а войск 1-го Украинского фронта - 26 января. Действия войск и авиации осуществлялись в крайне сложных метеорологических условиях (облачность 100 - 150 м, туманы и снегопады). Наша авиация периодически действиями групп по 4 - 8 самолетов поддерживала наступление войск.

Большое значение для войск имела воздушная разведка. Ее вели наиболее опытные экипажи штурмовой и истребительной авиации, что позволило своевременно обеспечить командование сухопутных войск и авиации данными о противнике. Непрерывно поступавшие сведения о его действиях способствовали наиболее эффективному использованию небольшого количества самолето-вылетов нашей авиации, которые она могла выполнить в сложных условиях погоды.

В дальнейшем, в период завершения окружения корсунь-шевченковской группировки противника, наступление оттепели вывело из строя наши грунтовые аэродромы. В отдельные дни воздушные армии имели по 1 - 2 аэродрома, пригодных для полетов, а обстановка требовала активных действий авиации. Поэтому командование вынуждено было сосредоточивать на одном аэродроме по нескольку авиационных полков различных родов авиации, обеспечивая с них непрерывность воздействия по войскам противника.

Наряду с атаками войск на поле боя наша авиация уничтожала подходившие резервы. 31 января по данным воздушного разведчика капитана Г. Т. Красота были нанесены удары по колонне танков и автомашин, подходящей к населенному пункту Шпола. На следующий день Красота вместе со старшим лейтенантом И. X. Михайличенко обнаружили до 70 вражеских танков, выдвигавшихся на Шполу с юга, атаковали головную часть колонны, застопорив ее движение. После этого в течение всего дня по танковой колонне вели активные боевые действия экипажи 1-го гвардейского штурмового авиационного корпуса, которые нанесли большие потери противнику. В течение всей операции капитан Красота в сложных метеоусловиях вел разведку и наносил меткие удары по противнику, проявляя при этом отвагу и героизм, за что ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Активными действиями летчиков было задержано выдвижение немецких танковых соединений к полю боя, что помогло 5-й гвардейской танковой, 4-й гвардейской и 53-й армиям успешно отразить контратаки противника и к 28 января войскам 1-го и 2-го Украинских фронтов завершить окружение корсунь-шевченковскои группировки.

Утром 2 февраля противник предпринял сильные контратаки с целью обеспечения выхода своих войск из окружения. В связи с отсутствием у нас на данном направлении резервов создалась для войск весьма сложная обстановка. На помощь им пришла авиация. Командующий 5-й воздушной армией направил части 1-го гвардейского штурмового авиационного корпуса на уничтожение контратакующей танковой группировки противника. В течение небольшого времени штурмовики совершили 127 вылетов. Непрерывными атаками они нанесли большие потери противнику и оказали своевременную помощь войскам 5-й танковой и 53-й армий в отражении вражеских контратак.

Активно действовала и наша истребительная авиация, которая во время завершения окружения противника прочно удерживала господство в воздухе, надежно прикрывала свои войска. В период с 29 января по 3 февраля было проведено 120 воздушных боев и уничтожено в них 130 самолетов противника.

Несмотря на сложную обстановку, авиационные соединения 2-й и 5-й воздушных армий за период с 29 января по 3 февраля совершили более 2800 самолето-вылетов, а немецкая авиация вдвое меньше{156}. Такое количество самолето-вылетов в сложных условиях погоды и весенней распутицы было обеспечено за счет инициативы и настойчивости всего личного состава авиационных частей в выполнении боевых задач, высокой подготовки летчиков и стремления их оказать наибольшую помощь войскам в завершении окружения противника.

Находящимся в окружении войскам немецкое командование пыталось оказать помощь путем снабжения их по воздуху и прорыва внешнего фронта окружения. Для этого западнее и юго-западнее Звенигородки было сосредоточено большое количество пехоты и танков, для поддержки которых привлекалась крупная авиационная группировка.

В целях обеспечения успешного уничтожения окруженной группировки общее руководство действиями наших войск было возложено на командующего 2-м Украинским фронтом. Поддержка войск осуществлялась силами 5-й воздушной армии, а блокада окруженной группировки с воздуха 2-й воздушной армией и 10-м истребительным авиационным корпусом ПВО. После перегруппировки сил наши войска 3 февраля приступили к разгрому противника.

Несмотря на сложные метеоусловия, наша авиация вела боевые действия днем и ночью, выполняя задачи по поддержке сухопутных войск, борьбе с авиацией противника, транспортировке грузов войскам и ведению воздушной разведки. В связи со значительным отставанием артиллерийских и танковых частей, затруднением доставки им наземными средствами боеприпасов и горюче-смазочных материалов в период весенней распутицы авиация явилась одним из важнейших средств, содействующих сухопутным войскам в разгроме корсунь-шевченковской группировки противника.

Одновременно с этим наша авиация принимала активное участие в отражении контратак немецких войск на внешнем фронте окружения в районе Толмача и Лисянки.

Наиболее острая обстановка возникла утром 4 февраля на участке войск 53-й армии. Танковые части противника вклинились в ее боевые порядки. Требовалась срочная поддержка со стороны нашей авиации. Начальник штаба 53-й армии генерал И. И. Воробьев передал в штаб 5-й воздушной армии радиограмму:

"Бейте танки и бронетранспортеры в районе Соболевка, Толмач -это войска противника. Артиллерию не трогать - она наша"{157}.

В воздух были подняты группы штурмовиков, которые непрерывно выискивали и метко поражали вражеские танки. Во второй телеграмме штаба 53-й армии сообщалось, что солдаты и офицеры остались довольны успешными действиями нашей авиации.

"Меткими массированными ударами штурмовиков совместно с артиллерией было остановлено наступление противника"{158}.

Окруженный противник находился под непрерывным воздействием наших войск и авиации днем и ночью. 8 февраля после удара наших штурмовиков и бомбардировщиков по району сосредоточения войск противник был вынужден оставить крупный узел сопротивления Городище. За период с 4 по 18 февраля для уничтожения окруженной группировки летчики только 5-й воздушной армии совершили более 1400 самолето-вылетов{159}.

Во время завершения уничтожения окруженной группировки до 3 тыс. гитлеровцев сосредоточилось в деревне Шандоровка, откуда они оказывали упорное сопротивление. В ночь на 17 февраля 392-му ночному бомбардировочному авиационному полку была поставлена задача нанести удар по противнику в районе Шандоровки и создать очаги пожара для обеспечения действий наших сухопутных войск. Несмотря на снегопад и сильный порывистый ветер, капитан В. А. Заевский со штурманом В. П. Локотошем удачно создали очаги пожаров, которые способствовали нанесению метких бомбардировочных ударов остальными экипажами полка. Населенный пункт, где находились немцы, горел. Совместными атаками войск и авиации было завершено уничтожение остатков корсунь-шевченковской группировки противника.

Одновременно с поддержкой наступающих войск наша авиация действиями по аэродромам противника, посадочным площадкам на территории окруженной группировки и перехватом его самолетов в воздухе успешно выполнила и задачу по ее блокаде с воздуха.

3 февраля авиационные полки 10-го смешанного авиационного корпуса и 264-й штурмовой авиационной дивизии нанесли внезапные удары по аэродромам в районе Винницы, уничтожив до 80 транспортных самолетов. Это заметно повлияло на снижение интенсивности полетов немецких самолетов для доставки материальных средств окруженной группировке. В телеграмме командующего фронтом на имя командиров этих авиасоединений указывалось:

"Военный совет 1-го Украинского фронта удовлетворен действиями летчиков ваших соединений по уничтожению транспортной авиации противника 3.2. 1944 г. Поздравляю с победой, объявляю благодарность всему летному составу, участвующему в разгроме врага. Военный совет желает больших успехов по уничтожению немецких захватчиков"{160}.

Активными действиями нашей авиации по аэродромам базирования транспортной авиации противника и уничтожением ее в воздухе было сорвано снабжение окруженной группировки. За период с 31 января по 18 февраля она совершила 210 самолето-вылетов для атак аэродромов и провела 75 воздушных боев, в результате чего было уничтожено до 200 самолетов противника, из них 125 на аэродромах{161}.

В условиях весенней распутицы имела большое значение транспортировка боеприпасов и горючего нашей авиацией для передовых частей 2-й и 6-й танковых армий. Резкое потепление, частые и обильные осадки привели к тому, что грунтовые дороги стали почти непроходимыми для всех видов наземного транспорта.

Продвинувшиеся вперед танковые части оказались далеко от своих баз снабжения и нуждались в помощи. Для выполнения этой задачи командующим 2-й воздушной армией была выделена 326-я ночная бомбардировочная авиационная дивизия. Ее авиационные полки, вооруженные самолетами По-2, перебазировались на аэродромы Фурсы, Янушевка, находившиеся недалеко от железной дороги. Это позволило значительно ускорить переброску грузов от железнодорожной станции и повысить интенсивность воздушных перевозок. За период с 8 по 16 февраля днем и ночью в исключительно сложных условиях погоды было совершено 822 самолето-вылета и доставлено войскам 49 тонн бензина, 65 тонн боеприпасов и 525 реактивных снарядов для гвардейских минометов{162}.

В период действия войск и авиации 1-го и 2-го Украинского фронтов по уничтожению окруженной корсунь-шевченковской группировки противника утром 31 января войска 3-го и 4-го Украинских фронтов при содействии авиации 17-й воздушной армии (командующий генерал В. А. Судец, заместитель по политчасти генерал В. Н. Толмачев, начальник штаба генерал Н. М. Корсаков) и 8-й воздушной армии (командующий генерал Т. Т. Хрюкин, заместитель по политчасти генерал А. И. Вихорев, а с 20 апреля 1944 г. полковник А. Г. Рытов, начальник штаба генерал И. М. Белов) перешли в наступление с никопольского плацдарма.

В период прорыва вражеской обороны и развития успеха наступления до 67% усилий авиации фронтов было сосредоточено на непосредственную поддержку сухопутных войск, что способствовало их успешному продвижению. Уже 2 февраля наступавшие войска во взаимодействии с авиацией создали угрозу окружения никопольской группировки противника. Немецкое командование стало вывозить войска и технику по железной и шоссейным дорогам. Наряду с поддержкой наступавших войск наша авиация частью сил вела борьбу с перевозками противника.

При выполнении этой задачи наиболее активно действовали авиационные полки 9-го смешанного авиационного корпуса (командир генерал О. В. Толстиков). Систематическими атаками мелких групп штурмовиков фактически были сорваны перевозки немцев по железной дороге Никополь - Апостолово. В дальнейшем части авиационного корпуса наносили удары по колоннам войск на дорогах от Никополя на запад и юго-запад. Только 4 февраля было совершено 117 самолето-вылетов и уничтожено до 100 автомашин и повозок с войсками и грузами{163}.

Советские войска при содействии авиации к 9 февраля освободили Апостолово и Никополь, а в конце февраля Кривой Рог и вышли на реку Ингулец. Под ударами наших войск и авиации рушилась оборона противника. Советские летчики - верные друзья пехотинцев, танкистов, артиллеристов - не жалели сил и самой жизни, чтобы оказать им поддержку с воздуха. Атаками по войскам противника на поле боя, по его подходящим резервам и отступавшим колоннам авиация 17-й и 8-й воздушных армий активно содействовала войскам в разгроме никопольской и криворожской группировок врага.

В период разгрома этих группировок немецкое командование усилило переброску резервов. С целью воспрещения их подхода советская авиация нанесла несколько мощных ударов по железным дорогам. В выполнении этой задачи активное участие принимала 306-я штурмовая авиационная дивизия. Успешно наносили удары по железнодорожным объектам группы штурмовиков под руководством заместителя командира эскадрильи 672-го штурмового авиационного полка старшего лейтенанта Н. Е. Платонова. В одном из вылетов в сложных метеоусловиях он точно вывел группу штурмовиков на железнодорожный разъезд. После нескольких метких атак загорелись бензоцистерны, стали рваться вагоны с боеприпасами, фашисты начали в панике разбегаться. За успешное выполнение боевых заданий при освобождении Правобережной Украины летчик Н. Е. Платонов был удостоен звания Героя Советского Союза.

В период января - февраля советские войска при активном содействии авиации разгромили основные группировки немецких войск и завершили освобождение Киевской, Днепропетровской, Запорожской областей, очистили от фашистских захватчиков Житомирскую, почти всю Ровенскую, Кировоградскую области, а также некоторые районы Винницкой, Николаевской, Каменец-Подольской и Волынской областей. Противник был отброшен от реки Днепр на значительное расстояние. Создались благоприятные условия для дальнейшего наступления войск по всему фронту.

Несмотря на сложные метеоусловия и весеннюю распутицу, советские летчики непрерывно осуществляли поддержку и прикрытие своих войск. За два месяца боевых действий части 2, 5, 17 и 8-й воздушных армий совершили 31836 самолето-вылетов, в том числе 13 176 для ударов по войскам противника.

*  *  *

Потерпев крупное поражение зимой 1944 г., противник принимал все меры к тому, чтобы удержать оставшиеся районы Правобережной Украины. К марту его южная группировка войск имела 83 дивизии, из них до 27% танковых и моторизованных, и до 1475 самолетов.

Во втором этапе наступательной операции на Украине войскам и авиации 1, 2 и 3-го Украинских фронтов предстояло мощными ударами на черновицком, уманско-ясском, николаевско-одесском направлениях завершить разгром войск противника, полностью освободить Правобережную Украину и выйти к Карпатским горам. После перегруппировки войска трех фронтов в начале марта возобновили наступление.

Утром 4 марта соединения 2-й воздушной армии приступили к поддержке войск 1-го Украинского фронта в начавшейся Проскурово-Черновицкой операции. В связи с плохой погодой штурмовая авиация поддерживала войска вылетами наиболее подготовленных одиночных экипажей и пар штурмовиков, которые наносили удары главным образом по опорным пунктам и артиллерийско-минометным батареям противника. Через три дня, при улучшении погоды, наши летчики действовали группами в 6 - 8 самолетов.

При выполнении боевых заданий в сложных метеоусловиях летный состав проявлял смелость и находчивость, что повышало эффективность ударов авиации. 7 марта группа самолетов в составе пяти Ил-2 во главе с лейтенантом С. В. Каменским под прикрытием истребителей была направлена на уничтожение войск и техники противника, сосредоточенных севернее Староконстантинова. Не доходя до цели, наши летчики обнаружили две крупные колонны, подходящие к городу. Лейтенант Каменский с ходу атаковал одну из них. Атака была настолько внезапной, что немцы не успели оказать огневого сопротивления. В результате внезапной атаки колонна войск противника была остановлена. Наши штурмовики нанесли по ней ряд последовательных ударов. Противник понес большие потери.

Не менее эффективные удары наносили наши летчики и по железнодорожным объектам врага. Группы штурмовиков и бомбардировщиков по данным воздушной разведки систематически атаковывали железнодорожные узлы, станции и перегоны, чем срывали маневр немецких войск и тормозили вывозку ими награбленных ценностей и продовольствия.

Восемь экипажей Ил-2, ведомые капитаном В. М. Бочкаревым, атаковали железнодорожную станцию Клемашовка, на которой было большое скопление воинских эшелонов. В результате первой атаки летчики взорвали выходящий со станции эшелон и на продолжительное время прервали движение поездов. Повторными атаками они причинили противнику материальный ущерб. Железнодорожная станция была объята пламенем. Горели составы, взрывались вагоны с боеприпасами и бензином.

Войска фронта при активном содействии авиации к 11 марта продвинулись на 100 км и перерезали железнодорожную магистраль Одесса - Львов.

В дальнейшем войска 1-го Украинского фронта после проведенной артиллерийской и авиационной подготовки 21 марта возобновили свое наступление. Наша авиация нанесла два удара группами 60 - 100 самолетов, что способствовало успешному прорыву войсками фронта обороны противника. Боевые действия летчиков были высоко оценены командующим войсками 60-й армии генералом И. Д. Черняховским, который в своей телеграмме командующему 2-й воздушной армией сообщал:

"Ваша авиация работала отлично"{164}.

Во второй день наступательной операции основные усилия 2-й воздушной армии были переключены на поддержку 1-й и 4-й танковых армий, неотступно преследовавших войска противника. Авиация непрерывными действиями оказывала поддержку танковым соединениям. Выбитые из укрепленных оборонительных позиций, немецкие войска оказались отрезанными от основных дорог. Боясь окружения, они поспешно отступали. Но советские воздушные разведчики внимательно следили за врагом. Опытный воздушный разведчик капитан Н. П. Быков, выполняя разведывательный полет, обнаружил колонну вражеских танков и доложил о ней по радио на командный пункт авиаполка. Через несколько минут наши штурмовики нанесли эффективный удар по обнаруженным танкам противника. После возвращения летчиков на аэродром в штабе авиаполка была получена телефонограмма от войск:

"Передайте благодарность штурмовикам. Удары по танкам противника нанесены точно. Просим ударить по пехоте".

И снова в воздух поднимались неутомимые отважные штурмовики. Своими меткими ударами они нанесли большие потери отступавшему противнику и способствовали успешному наступлению наших танковых армий.

В связи с весенней распутицей полевые аэродромы вышли из строя, а строительство новых было почти невозможно. Раскисшие грунтовые дороги создали большие трудности для подвоза материальных средств, что приводило к перебоям в снабжении. Но и в этих сложных условиях боевые действия, особенно нашей штурмовой и истребительной авиации, не прекращались ни на один день. В этом немалая заслуга принадлежала труженикам авиационного тыла, и особенно водителям машин, которые, не считаясь с трудностями бездорожья, доставляли боеприпасы, горючее и другие материальные средства на передовые аэродромы.

В те дни в условиях весенней распутицы и бездорожья доставка боеприпасов и бензина для танковых соединений была одной из важнейших задач нашей авиации. Оказывая непосредственную поддержку войскам, авиация 2-й воздушной армии, несмотря на сложные условия погоды, до 17 апреля совершала ежедневно около 400 самолето-вылетов, в том числе до 15% на переброску боеприпасов и горючего танковым войскам. Все это способствовало безостановочному наступлению танковых соединений.

В ходе наступления воины 4-й танковой армии 26 марта освободили город Каменец-Подольский, а 1-й танковой армии 29 марта - город Черновцы. В последующие дни войска и авиация фронта вели ожесточенные бои с подошедшими резервами противника. Интенсивная их переброска из Франции, Дании, Греции, Югославии и других районов способствовала усилению сопротивления противника. В связи с этим 17 апреля войска 1-го Украинского фронта по указанию Ставки ВГК приостановили дальнейшее наступление и временно перешли к обороне.

Почти одновременно с Проскурово-Черновицкой операцией началась (5 марта) Уманско-Ботошанская наступательная операция войск 2-го Украинского фронта. Плохая погода, затруднения в подготовке аэродромов и периодические перебои в материальном снабжении существенно ограничивали активные действия 5-й воздушной армии. В связи с этим часть авиационных полков была перебазирована на передовые аэродромы, с которых полки продолжали оказывать поддержку войскам, совершая до 80 самолето-вылетов в сутки. Для прикрытия наших войск истребительная авиация производила полеты на предельный радиус действия самолетов. В этих условиях активно и успешно вели боевые действия летчики эскадрильи Героя Советского Союза майора Н. Д. Гулаева. Шестерка истребителей под его командованием вылетела на прикрытие войск. Патрулируя за линией фронта, летчики обнаружили 27 немецких бомбардировщиков под прикрытием восьми истребителей, идущих в расположение наших войск. Советские летчики смело атаковали их и в скоротечном бою уничтожили 11 самолетов, из них 5 сбил Н Д Гулаев. На его счету было уже 50 вражеских самолетов.

Отважно сражался в небе Правобережной Украины Герой Советского Союза Г. А. Речкалов. В боях за ее освобождение вложил свою долю ратного труда и Герой Советского Союза капитан С. Д. Луганский. Он воевал на истребителе, который ему подарили земляки-комсомольцы и молодежь Алма-Аты. В воздушных боях он уничтожил более 30 вражеских самолетов. Родина высоко оценила ратные подвиги своих сынов. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 г. капитаны Н. Д. Гулаев, Г. А Речкалов и С. Д. Луганский были награждены второй Золотой Звездой Героя Советского Союза.

Войска 2-го Украинского фронта при поддержке авиации 26 марта 1944 г. вышли на 85-километровом участке к реке Прут - государственной границе СССР

Закончив сосредоточение и перегруппировку сил, 6 марта после артиллерийской и авиационной подготовки перешли в наступление и войска 3-го Украинского фронта в направлении Нового Буга силами 46-й и 8-й гвардейской армий. В этот же день была введена в сражение и конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева. Поддержка сухопутных войск осуществлялась 17-й воздушной армией, основные усилия которой были направлены на подавление огневых точек и узлов сопротивления противника, а также на срыв перегруппировки его войск и дезорганизацию управления. При активной поддержке авиации конно-механизированная группа через два дня освободила город Новый Буг. Продолжая развивать наступление в направлении Березниговатое, Снегиревка, она совместно с наступавшими армиями фронта создала угрозу окружения 6-й армии немцев.

В связи с этим немецкие войска отдельными группами начали отходить за Южный Буг в направлении Николаева. Усилия авиации и были сосредоточены на уничтожении отходящих колонн.

Несмотря на огромные трудности, связанные с распутицей и выходом многих грунтовых аэродромов из строя, наша авиация совершала до 300 самолето-вылетов в сутки. В период боев за освобождение Правобережной Украины летчики и авиационные командиры всех степеней проявляли находчивость, мужество и отвагу в борьбе с немецкими захватчиками.

На рассвете 24 марта на стоянку самолетов эскадрильи прибыл командир 306-й штурмовой авиационной дивизии полковник А. Ф. Исупов. По данным воздушной разведки летчики-штурмовики должны были нанести удар по группировке противника, изготовившейся для контратаки. Низкая облачность не позволяла направить истребители для сопровождения Ил-2. Учитывая сложную обстановку и важность задачи, полковник Исупов решил лично вести группу в бой. В 10 часов 15 минут штурмовики подошли к населенному пункту Безуварово, обнаружили цель и атаковали ее.

Смелыми и неоднократными атаками летчики нанесли эффективный удар по врагу. Командир дивизии по радио объявил благодарность летному составу за успешное выполнение задания и дал указание возвращаться на аэродром. В это время появились немецкие истребители и пытались атаковать штурмовиков, но воздушные стрелки отразили их нападение. При повторной атаке вражеский истребитель тяжело ранил Исупова и воздушного стрелка Кривко. Поврежденный штурмовик загорелся и стал снижаться. Над селом Ковалевка вышел из строя поврежденный двигатель, и экипаж произвел вынужденную посадку на территории, занятой врагом.

В тяжелом состоянии полковник Исупов был захвачен в плен и отправлен в Германию. Немцы предложили летчику выступить перед пленными с призывом принять участие в войне против своей Родины. Через несколько дней в лагере были построены пленные советские летчики. На трибуну поднялся коммунист Исупов. Обращаясь к боевым друзьям, он разоблачил фашистскую ложь о положении на советско-германском фронте и призвал военнопленных до последнего вздоха быть верными сынами Родины. Его речь была прервана. 15 июля 1944 г. всех военнопленных лагеря снова выстроили, вызвали из строя Исупова и еще пятерых советских летчиков, надели на них наручники, втолкнули в полицейскую машину и увезли. Исупов и другие патриоты успели крикнуть на прощание товарищам: "Да здравствует наша Советская Родина!" Командир авиационной дивизии полковник А. Ф. Исупов, честно выполнив свой долг, погиб, защищая свою Родину.

Под ударами войск и авиации 2-го и 3-го Украинских фронтов соединения 6-й немецкой армии отступали на запад. 4 апреля 37-я армия и конно-механизированная группа под командованием генерала И. А. Плиева при поддержке авиации 17-й воздушной армии освободили железнодорожную станцию Раздельная, расчленив группировку противника на две части. 10 апреля советские войска освободили Одессу, а через четыре дня вышли на Днестр и с ходу захватили ряд плацдармов на его правом берегу. 17-я воздушная армия оказала сухопутным войскам существенную поддержку в этой операции. Особенно отличились летчики 9-го смешанного авиационного корпуса и 288-й истребительной авиационной дивизии.

Большую помощь наступавшим войскам оказывала и военно-транспортная авиация. В период весеннего бездорожья она осуществляла перевозку боеприпасов и горючего. Только за 17 дней апреля части военно-транспортной авиации совершили 4817 самолето-вылетов и перевезли 670 тонн горючего, боеприпасов и более 5 тыс. пополнения и раненых{165}. В успешном выполнении этой задачи особо отличились звено, которым командовал младший лейтенант Л. П. Поступаев, и группа летчиков 866-го истребительного авиационного полка под командованием капитана А. И Колдунова.

Конно-механизированная группа генерала И. А. Плиева, прорвавшись далеко в тыл войск противника, оказалась отрезанной от своих тылов. Необходимо было оказать ей материальную помощь. Шесть военно-транспортных самолетов Ли-2 при сопровождении шести истребителей должны были найти в тылу противника наши кавалерийские части и сбросить им груз. Над линией фронта 12 немецких истребителей атаковали наши самолеты Обстановка складывалась в пользу врага.

Капитан Колдунов дал своим подчиненным истребителям по радио команду "Атакуем" и устремился в лобовую атаку на ведущего. Казалось, столкновение самолетов было неизбежным, но немецкий летчик не выдержал и резко отвернул, набирая высоту. Короткая очередь пулеметно-пушечного огня, выпущенная летчиком Колдуновым, сразила врага, и он врезался в землю. Затем Колдунов с малой дистанции сбил второй самолет противника. Обстреляв группу наших Ли-2 с большого расстояния, истребители противника вышли из боя. Транспортные самолеты, сбросив ценный груз в указанном месте, без потерь вернулись на свои аэродром. На личном счету капитана Колдунова было уже 22 сбитых вражеских самолета. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 августа 1944 г ему было присвоено звание Героя Советского Союза, а к концу войны он уничтожил 46 самолетов и был удостоен второй Золотой Звезды Героя.

В марте - апреле 1944 г на этом направлении приступили к боевым действиям соединения авиации дальнего действия. При этом особенно напряженно и интенсивно действовали экипажи 2-го гвардейского авиационного корпуса под командованием генерала Е. Ф Логинова. Ударами по железным дорогам, мостам, резервам они оказали поддержку войскам фронтов в преследовании противника и успешном завершении освобождения Правобережной Украины.

*  *  *

Зимой и весной 1944 г советские войска при активной поддержке авиации нанесли серьезное поражение немецким войскам и авиации, освободили Правобережную Украину и вышли на территорию Румынии. Авиация фронтов принимала активное участие в 9 наступательных операциях и совершила более 66 тыс. боевых самолето-вылетов, а немецкая авиация - около 31 тыс. самолето-пролетов. За это время на войска и другие объекты противника было сброшено до 7 тыс. тонн бомб, проведено до 1 тыс. воздушных боев. Наряду с нанесением противнику больших потерь в живой силе и технике более 1400 немецких самолетов было уничтожено в воздушных боях и на аэродромах.

В результате умелого руководства и настойчивого стремления личного состава авиаполков и тыловых частей к выполнению поставленных задач авиация в отдельные дни при улучшении погоды совершала более 2 тыс. самолето-вылетов. Организация дежурств экипажей самолетов на аэродромах, использование малейшего улучшения погоды для выполнения боевых задач, высокие моральные и боевые качества летного состава, действия мелкими группами и одиночными самолетами способствовали успешному выполнению задач авиацией.

В условиях весенней распутицы и крайне ограниченного количества аэродромов штурмовая и истребительная авиация являлась основным средством поддержки войск. Базирование большого количества частей на отдельных аэродромах с искусственным покрытием и обеспечение высокого напряжения их действии было одним из важнейших условий повышения активности авиации.

В проведенных операциях наша авиация наряду с поддержкой войск и ведением борьбы с немецкой авиацией оказывала значительную помощь в переброске боеприпасов, горючего, особенно танковым соединениям. Для выполнения этой задачи расходовалось до 14% от общего количества самолето-вылетов.

В ходе ожесточенных боев по освобождению Правобережной Украины летный состав воздушных армий проявил храбрость и беззаветную преданность Коммунистической партии и социалистической Родине. Советские летчики успешно выполнили боевые задания по разгрому фашистских захватчиков, за что 18 из них были удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе майоры А. В. Ворожейкин, Н. Ф. Краснов, капитан А. С. Куманичкин, старшие лейтенанты Г. Т. Красота, М. П. Одинцов, Г. П. Александров, И. Н. Кожедуб и другие.

Трудовыми подвигами внес большой вклад в обеспечение успешного выполнения боевых заданий и остальной личный состав авиационных частей и соединений воздушных армий. В этой операции особенно отличились техник-лейтенант Д. А. Бурков, старшины В. Р. Ивановский, Н. И. Рудаков, сержанты С. Б. Титаренко, С. Курудинов, М. И. Усатюк и многие другие.

Боевые действия авиации при освобождении Правобережной Украины были высоко оценены Верховным Главнокомандованием. Большое количество летчиков было награждено орденами и медалями. Некоторые авиационные соединения и части были преобразованы в гвардейские и получили почетные наименования Бердичевских, Винницких, Каменец-Подольских, Кировоградских, Николаевских, Никопольских, Одесских, Проскуровских и Уманских.

Глава 11.

Авиация в боях за освобождение Крыма

Операция по освобождению Крыма началась в первой половине апреля 1944 г. Ожидая наступления Красной Армии, противник, используя пересеченный рельеф местности, создал мощную систему обороны глубиной 20 - 70 км. Задача по освобождению Крыма была возложена на войска 4-го Украинского фронта, Отдельную Приморскую армию, Черноморский флот и Азовскую флотилию. Для поддержки войск привлекались: 4-я воздушная армия (командующий генерал К. А Вершинин, заместитель по политчасти генерал Ф. Ф. Веров, начальник штаба генерал А. З. Устинов), 8-я воздушная армия (командующий генерал Т. Т Хрюкин, заместитель по политчасти генерал А. Г. Рытов, начальник штаба генерал И. М. Белов), соединения авиации дальнего действия и морской авиации. Боевые действия различных видов авиации координировал представитель Ставки ВГК по авиации генерал Ф. Я. Фалалеев.

Замысел операции состоял в том, чтобы одновременными ударами войск 4-го Украинского фронта из северной части Крыма и войск Отдельной Приморской армии с восточной части Керченского полуострова в общем направлении Симферополь, Севастополь разгромить вражеские войска и не допустить эвакуацию остатков их из Крыма. 4-й Украинский фронт главный удар наносил с плацдарма южнее Сиваша войсками 51-й армии и 19-го танкового корпуса.

В целях обеспечения успешного выполнения боевых задач в авиационных соединениях и частях проводилась большая подготовительная работа по своевременной доставке необходимого количества материальных средств, строительству аэродромов и подготовке личного состава к боевым действиям Были проведены сборы руководящего состава частей и соединений и учения по действиям авиации в предстоящей операции. До 72% всех усилий авиации предполагалось привлечь для поддержки наступавших войск, и особенно танковых частей.

Одновременно с подготовкой к операции авиация обеих воздушных армий ежедневно вела активные боевые действия по прикрытию с воздуха перегруппировки и сосредоточения войск; поддерживала их в ходе боев по улучшению исходного положения для наступления; вела борьбу с морскими перевозками противника; успешно отражала налеты его бомбардировщиков на переправы через Сиваш и Керченский пролив; систематической воздушной разведкой обеспечивала необходимыми данными о группировке войск, характере оборонительных сооружений и расположении огневых средств противника.

С ноября 1943 г. до апреля 1944 г. 4-я и 8-я воздушные армии совершили более 50 тыс. самолето-вылетов на выполнение боевых задач.

8 апреля войска 4-го Украинского фронта начали наступление. Согласно плану боевых действий 8-я воздушная армия все усилия направила на поддержку войск 51-й армии с плацдарма южнее Сиваша. За одну-две минуты до перехода в атаку наших войск по переднему краю обороны противника был нанесен удар силами 108 штурмовиков. После этого авиация приступила к поддержке войск. Группы штурмовиков по 4 - 6 самолетов, непрерывно находясь над полем боя, уничтожали живую силу и подавляли артиллерию и минометы противника. Немецкие войска оказывали упорное сопротивление, особенно на каранкинско-томашевском направлении. По требованию командующего 51-й армией на это направление были высланы несколько групп штурмовиков для подавления опорных пунктов, уничтожения огневых средств и живой силы противника. После удара авиации войска возобновили атаку и заняли несколько траншей.

При выполнении боевых задач летный состав проявлял исключительную смелость, мужество, отвагу и высокое боевое мастерство.

9 апреля группа летчиков-штурмовиков под командованием капитана А. И. Свертилова, атакуя вражескую артиллерию в районе Тархана, заметила бомбардировщиков с фашистской свастикой, направлявшихся для нанесения удара по нашим войскам. Советские летчики пошли в лобовую атаку на немецкие самолеты, врезались в их боевой порядок и пулеметно-пушечным огнем сбили пять бомбардировщиков. Израсходовав боеприпасы, летчик Н. Н. Печенов плоскостью своего самолета таранил неприятельский бомбардировщик, который стал беспорядочно падать и врезался в землю. Но и самолет советского патриота получил серьезные повреждения, в результате чего летчик Н. Н. Печенов погиб смертью героя.

Особое мужество и боевое мастерство в воздушных боях проявляли коммунисты. Летчик 402-го истребительного авиационного полка лейтенант М. Е. Пивоваров накануне решающих боев вступил в члены ВКЩб). 6 апреля, получая правительственную награду, он заявил, что в боях за Крым будет уничтожать врага не щадя жизни Его слова не разошлись с делом. На следующий день в воздушном бою он сбил два вражеских истребителя{166}.

Самолет Ил-2 командира звена старшею лейтенанта Л. И Беда был сильно поврежден снарядом зенитной артиллерии при атаке аэродрома Курман-Кемельчи. Летчик совершил вынужденную посадку в тылу врага. Ему на выручку пришел ведомый младший лейтенант А. А. Береснев, который посадил самолет около подбитой машины, забрал своего командира, воздушного стрелка и благополучно возвратился на аэродром. За проявленную смелость и находчивость при спасении командира отважный летчик-штурмовик А. А. Береснев и его командир были представлены командованием к высшей правительственной награде - званию Героя Советского Союза.

Войска 51-й армии при поддержке авиации продолжали развивать наступление. Севернее Томашевки у высоты 30.3 они встретили упорное сопротивление противника, который препятствовал продвижению наших войск на главном направлении. Штурм высоты с ходу не дал результатов Развернулись ожесточенные бои. Перед атакой пехоты и танков по оборонительным укреплениям был нанесен удар силами 100 штурмовиков и 36 пикирующих бомбардировщиков, после чего наши войска овладели этой высотой. Путь на Томашевку был открыт, и наши войска овладели ею в тот же день.

Используя благоприятную обстановку, 19-й танковый корпус, введенный в сражение 11 апреля, при активном содействии авиации с ходу прорвал вторую полосу обороны и в тот же день овладел важным узлом дорог и городом Джанкой.

Одновременно с наступлением южнее Сиваша войска 2-й гвардейской армии при поддержке авиации морского флота прорвали оборону противника на Перекопском перешейке и 10 апреля вышли к Ишуньским позициям. Успешные действия войск 51-й армии и 19-го танкового корпуса в районе Джанкоя создали угрозу охвата противника, оборонявшегося на Ишуньских позициях, и он вынужден был поспешно отступить в глубь Крыма.

Успехи, достигнутые нашими войсками в северной части Крыма, создали благоприятные условия для наступления советских войск на Керченском полуострове. Во второй половине дня 10 апреля воздушная разведка обнаружила подготовку противника к отходу с занимаемого рубежа. Командующий Отдельной Приморской армией отдал приказ о переходе войск в наступление в ночь на 11 апреля.

В связи с изменившейся обстановкой командующий 4-й воздушной армией увеличил количество самолето-вылетов ночной авиации для подавления артиллерии противника, которая должна была прикрывать отход своих войск. В целях своевременного обнаружения начала отхода его войск с занимаемых позиций в течение ночи авиацией освещалась главная полоса вражеской обороны. Штурмовым авиационным дивизиям с рассветом 11 апреля было приказано нанести удары по немецким войскам на дорогах, идущих на запад. Бомбардировочные авиационные части находились в готовности к действиям по скоплениям войск и боевой технике.

В течение ночи на 11 апреля и утром того же дня наши войска при поддержке авиации освободили Керчь. Противник, оборонявшийся на Керченском полуострове, начал поспешно отходить на запад. С рассветом 11 апреля воздушные разведчики донесли, что дороги, идущие на запад от Керчи до акмонайских позиций, забиты отходящими войсками. А на большинстве железнодорожных станций Керченского полуострова было обнаружено скопление железнодорожных эшелонов, свидетельствующие о намерении противника использовать железные дороги для эвакуации своих войск и грузов. Командующим 4-й воздушной армией все имевшиеся силы авиации были направлены на разгром отступавших вражеских войск. В течение дня штурмовики, бомбардировщики и истребители эшелонированными действиями групп по 4 - 6 самолетов уничтожали войска и технику на дорогах. Бомбардировщики группами по 12 - 18 и более самолетов наносили эффективные удары по железнодорожным станциям, мостам и скоплениям войск.

Бомбо-штурмовыми ударами наша авиация нанесла большие потери противнику и сорвала его намерения вывезти свои войска с Керченского полуострова.

Соединения 4-й воздушной армии и авиации флота, ведя боевые действия с большим напряжением, обеспечили успешное наступление наших войск, которые 11 апреля продвинулись до 40 км, а к исходу 12 апреля во взаимодействии с партизанами освободили город и порт Феодосия. Весь Керченский полуостров в короткий срок был освобожден от немецких захватчиков.

После прорыва обороны противника в северной части Крыма и на Керченском полуострове перед нашими войсками и авиацией встала задача завершить разгром немецко-фашистских войск и освободить Крым.

Войска 4-го Украинского фронта при поддержке 8-й воздушной армии перешли к преследованию противника. Советские штурмовики, бомбардировщики и истребители уничтожали его войска на дорогах и в населенных пунктах. С большим напряжением в этот период действовала ночная бомбардировочная авиация, которая препятствовала противнику, пытавшемуся отвести свои войска под покровом ночи. 2-я гвардейская армия во взаимодействии с авиацией разгромила арьергарды на реке Чатырлык и устремилась вслед за отступавшим противником.

Преследование немецких войск в направлении Симферополь, Севастополь велось подвижной группой в составе усиленного 19-го танкового корпуса. Поддержку и прикрытие танковых частей с воздуха осуществляли летчики 1-й гвардейской штурмовой дивизии и 3-го истребительного авиационного корпуса, которые непрерывными атаками по отходящим войскам и промежуточным рубежам способствовали успешному развитию наступления. 14 апреля противник оказал упорное сопротивление нашим войскам в районе железнодорожной станции Сюрень. Для их поддержки были вызваны штурмовики, которые нанесли удары по вражеским войскам, после чего пехота и танки перешли в атаку и выбили их с занимаемых позиций.

В период преследования противника летчики фронтовой авиации помимо содействия сухопутным войскам днем и ночью наносили ощутимые удары по аэродромам в Крыму, кораблям и транспортам противника в бухтах Севастополя.

Немецкая авиация 12 - 18 апреля в полосе 4-го Украинского фронта совершил всего 530 самолето-пролетов. Наиболее активно она действовала 14 апреля, произведя за день 150 самолето-пролетов. В остальные дни она совершила по 40 - 60 самолето-пролетов и, конечно, не могла оказать серьезного противодействия нашим наступавшим войскам и авиации{167}.

Развивая наступление, войска 4-го Украинского фронта при поддержке авиации продвинулись на 150 - 200 км и 15 апреля вышли к Севастополю, где встретили упорное сопротивление противника.

Преследование отступавшего противника войсками Отдельной Приморской армии в направлении Севастополя осуществлялось в двух направлениях основными силами через Старый Крым и Симферополь, а частью сил - через Судак и Алушту по южному побережью Крыма. Штурмовики и бомбардировщики группами по 4 - 8 самолетов успешно действовали по отходящим войскам на дорогах, промежуточных рубежах и в населенных пунктах, обеспечивая продвижение наших войск. 13 апреля передовые отряды войск вышли в район Карасубазара, где соединились с войсками 4-го Украинского фронта.

После этого противник устремился по единственной оставшейся у него дороге, идущей вдоль побережья Черного моря и выходящей к ряду черноморских портов. Авиация 4-й воздушной армии уничтожала его войска в горном районе и действовала по портам. Воздушная разведка вскрыла большое скопление войск на побережье в районе Судака, куда непрерывно подходили отступавшие части противника с Керченского полуострова. 13 апреля они были подвергнуты ударам с воздуха 4-й воздушной армией и ВВС флота. В результате налета авиации было потоплено несколько барж с войсками и техникой. Вражеские войска лишились возможности эвакуироваться морем.

Несмотря на высокие темпы наступления, взаимодействие авиации с сухопутными войсками не нарушалось. Это достигалось тем, что командиры штурмовых авиационных дивизий находились на командных пунктах соединений сухопутных войск и непосредственно руководили действиями авиации на поле боя. Действия авиации по отходящим войскам не прекращались и ночью. Обнаружение отходящих колонн облегчалось тем, что автомашины вынуждены были двигаться по горным дорогам с зажженными фарами. Для задержания вражеских войск наряду с уничтожением живой силы и боевой техники бомбардировщики создавали обвалы.

В горных условиях южного побережья Крыма штурмовики действовали небольшими группами, поскольку в горах маневрирование было ограниченным. Атака целей совершалась в боевых порядках, растянутых в глубину. В большинстве случаев применялся кильватер пар и звеньев с дистанцией между ними 300 - 500 м. Заходы на цель совершались вдоль ущелья, долины или оврага со стороны гор и выходом из них на море. Подход к цели производился на высоте, несколько превышающей самую высокую точку в данном районе. Повторные заходы усложнялись резко пересеченной местностью.

Бомбометание производилось в зависимости от характера местности и цели с пологого пикирования или с горизонтального полета.

Продолжая успешное преследование немецких войск, Отдельная Приморская армия 17 апреля вышла к Севастопольскому укрепленному району{168}.

За шесть дней преследования противника 4-я воздушная армия совершила более 1 тыс. самолето-вылетов. По мере продвижения наших войск на запад напряжение боевых действий нашей авиации в связи с отставанием тылов несколько снизилось. Но и немецкая авиация в начале отступления своих войск с Керченского полуострова не могла вести активных боевых действий.

В то время как фронтовая авиация содействовала сухопутным войскам в преследовании отходящего противника, авиация дальнего действия наносила удары в основном по портам и бухтам, а ВВС флота по кораблям и транспортам, главным образом находящимся на путях сообщения в море. В течение двух ночей 15 и 16 апреля 233 экипажа нанесли удар по кораблям и транспортам немцев в бухтах Севастополя, потопив при этом несколько барж с войсками и техникой{169}.

С 12 по 18 апреля наша авиация совершила 4666 самолето-вылетов. Высокие темпы наступления сухопутных войск и задержка перебазирования авиационных тылов в Крым, связанная с преодолением широких водных преград, создали большие трудности в материальном обеспечении и привели к сокращению интенсивности боевых действий фронтовой авиации.

Потерпев поражение в северной и восточной части Крыма, гитлеровское командование стремилось любой ценой удержать Севастополь, куда оно отвело остатки своих войск. Для их усиления по воздуху и морем было переброшено около 6 тыс. солдат и офицеров. В районе города немцы создали мощную систему обороны, которая включала три полосы с большим количеством долговременных сооружений. Наиболее сильным узлом сопротивления являлась Сапун-гора, оборудованная несколькими ярусами сплошных траншей, которые прикрывались противопехотными и противотанковыми минными полями и проволочными заграждениями в несколько рядов. Мощными узлами сопротивления были также Ме-кензиевы горы, Инкерман и высота Сахарная Головка. На плацдарме, удерживаемом противником, по фронту 29 км и глубиной до 17 км имелось до 72 тыс. солдат и офицеров и около 100 самолетов. Вся эта площадь прикрывалась 3 - 4-слойным огнем зенитной артиллерии.

С 19 апреля войска 4-го Украинского фронта начали готовиться к штурму Севастопольского укрепленного района. Главный удар решено было нанести левым крылом 51-й армии и Приморской армией на участке Сапун-гора, Карань, прорвать оборону и выйти к основным причалам Севастополя, которые противник мог использовать для эвакуации своих войск. Вспомогательный удар наносился 2-й гвардейской армией с востока и северо-востока несколько раньше с целью отвлечения сил противника с направления главного удара.

На 5 и 6 мая 8-й воздушной армии была поставлена задача всеми силами поддержать войска 2-й гвардейской армии; бомбардировочными и штурмовыми действиями уничтожать артиллерию, минометы и живую силу противника; прикрывать от ударов его авиации боевые порядки войск и уничтожать самолеты на земле и в воздухе; не допустить подхода резервов к полю боя; уничтожать корабли и транспорты в бухтах и на подходах к ним; 7 мая и в последующие дни штурма основные усилия авиации направить на поддержку наступления войск Приморской и 51-й армий{170}.

План боевых действий воздушной армии был составлен на три дня с общим напряжением до 2900 самолето-вылетов. В нем особое внимание обращалось на тесное взаимодействие авиации с сухопутными войсками, приближение бомбардировочных и штурмовых ударов к переднему краю, с тем чтобы уничтожать огневые средства непосредственно перед наступавшими войсками и обеспечить их продвижение. В войска высылались опытные авиационные офицеры, предусматривалось своевременное и четкое обозначение войсками своего переднего края. Все эти мероприятия способствовали повышению эффективности действий авиации по объектам, расположенным в непосредственной близости от наших войск.

В результате энергичных мер, принятых командованием 8-й воздушной армии, до начала штурма укрепленного района было обеспечено перебазирование авиационных частей на передобые аэродромы и подвезены необходимые запасы горючего, боеприпасов и других материальных средств; изучена оборонительная система; спланированы действия авиации и организовано взаимодействие с войсками фронта. В конце апреля управление 4-й воздушной армии убыло в состав 2-го Белорусского фронта, а ее части переданы в состав 8-й воздушной армии, в результате численность последней достигла более 1 тыс. самолетов.

Одновременно с подготовкой к штурму Севастопольского укрепленного района авиация не прекращала интенсивные боевые действия. За шесть суток до начала штурма авиация дальнего действия и 8-я воздушная армия на войска и укрепления противника сбросили свыше 2 тыс. тонн бомб и около 24 тыс. противотанковых авиабомб{171}. Противнику были нанесены существенные потери в живой силе и технике, что способствовало успешному наступлению сухопутных войск.

5 мая войска 2-й гвардейской армии перешли в наступление. Бомбардировщики и штурмовики наносили удары по артиллерийским и минометным позициям, разрушали долговременные оборонительные сооружения, уничтожали живую силу и технику врага.

Отважно действовала группа Ил-2 под командованием капитана А. И. Свертилова. 6 мая в районе Мекензиевых гор, несмотря на сильное противодействие вражеских истребителей и зенитной артиллерии, штурмовики трижды атаковали цель. В результате артиллерийский и минометный огонь был подавлен, а наши войска перешли в атаку и заняли ряд траншей. Представитель Ставки ВГК Маршал Советского Союза А. М. Василевский, наблюдавший за умелыми действиями летчиков, объявил им благодарность. Бессмертный подвиг в небе Севастополя совершил летчик 307-го штурмового авиационного полка П. Ф. Надеждин. При атаке вражеских войск его самолет был подбит зенитной артиллерией. Воспитанный в духе беспредельной любви и преданности к Родине, он предпочел смерть позорному плену, направив свой горящий самолет во вражеский склад с горючим. За этот подвиг П. Ф. Надеждину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Обеспечивая боевые вылеты, технический состав авиационных частей отдавал все свои силы и умение, чтобы безотказно работали моторы и вооружение. 8 мая при атаке вражеских войск в группе майора В. А. Кондакова из 136-го гвардейского штурмового авиационного полка было повреждено четыре самолета. Механики комсомольцы Новиков, Козенко, Комаров и Румянцев, энергично работая в течение всей ночи, восстановили неисправные самолеты, на которых утром летчики вылетали на боевое задание.

Успешно действовали и летчики 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии (командир Герой Советского Союза подполковник С Д Прутков) В трудных условиях горно-лесистой местности они умело находили и уничтожали вражеские огневые точки, препятствовавшие продвижению войск. Военный совет 2-й гвардейской армии за отличные действия объявил им благодарность.

В результате двухдневных боев войска 2-й гвардейской армии при поддержке авиации в труднодоступной горно-лесистой местности значительно продвинулись вперед.

В ночь на 7 мая перед наступлением войск 51-й и Приморской армий авиация дальнего действия и фронтовая авиация нанесла удары по обороне противника На следующий день в момент атаки сухопутных войск 18 Ил-2 в течение 15 минут штурмовали артиллерию на обратных скатах Сапун-горы, живую силу и огневые точки в траншеях. По этим же целям в период с 10 часов 45 минут до 11 часов 30 минут действовали три шестерки штурмовиков.

Воспользовавшись эффективной авиационной поддержкой, пехота овладела высотой Пузырь и подошла к подножию Сапун-горы. Из второго яруса траншей противник встретил нашу пехоту организованным огнем, в результате чего ее продвижение было приостановлено. В этот критический момент на поддержку войск были направлены последовательно три шестерки штурмовиков под командованием капитанов М. Т. Степанищева, Н. П. Анисимова и лейтенанта В Г. Козенкова. По указанию с радиостанции наведения штурмовики точно вели огонь по верхним траншеям на Сапун-горе, совершая при этом по нескольку заходов на цель В результате смелых и решительных действий штурмовиков 1-й гвардейской штурмовой авиационной дивизии противник понес большие потери и прекратил огонь.

За активную поддержку наступавших войск, бесстрашие, мужество и героизм в боях с врагом летчикам 8-й воздушной армии на Малаховом кургане позднее был установлен памятник славы

Большую роль авиация сыграла также в поддержке наступавших войск при овладении высотой Сахарная Головка и другими опорными пунктами, прикрывавшими подступы к Севастополю. В ночь на 8 мая авиация дальнего действия и ночная фронтовая авиация с нарастающей силой наносила удары по обороне противника, уничтожая его живую силу и технику, совершив до 1 тыс. самолето-вылетов.

Войска фронта при активном содействии авиации продолжали развивать наступление. Штурмовая и бомбардировочная авиация наносила удары по опорным пунктам и огневым средствам противника, поддерживая пехоту, ведущую бои за Карань, высоту Кая-Баш, свх. No 10 и другие пункты Одновременно авиация действовала по транспортам и кораблям в бухтах, а также по аэродромам противника.

В итоге боев к исходу 8 мая наши войска при поддержке авиации прорвали первую полосу обороны, а на второй день преодолели внутренний Севастопольский обвод и освободили Севастополь. Остатки войск противника отступали на мыс Херсонес.

В боях за освобождение Севастополя особенно прославился Герой Советского Союза капитан П. М. Камозин. Летчики его эскадрильи уничтожили в крымском небе 63 вражеских самолета, Камозин лично и в группе сбил 19 машин противника. Всего за годы войны он лично уничтожил 35 вражеских самолетов. За новые подвиги, совершенные им на фронте, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1944 г. он был награжден второй медалью "Золотая Звезда".

В последующие два дня войска фронта подтягивали резервы и проводили подготовку к прорыву последнего рубежа обороны немцев Наша авиация не прекращала активных боевых действий. В связи с тем что противник пытался вывезти остатки своих войск из Крыма, основные усилия штурмовой и бомбардировочной авиации были направлены на уничтожение транспортов в бухтах Камышовая, Казачья и на подходах к ним.

Немецкое командование пыталось в ночь на 12 мая эвакуировать остатки своих войск с мыса Херсонес. Но в 3 часа ночи наши войска, возобновив наступление, прорвали последние оборонительные позиции и к 12 часам дня завершили разгром вражеской группировки в Крыму.

Подошедший с запада для эвакуации немецких войск караван судов атаками авиации во взаимодействии с артиллерией не был допущен к берегу. В этот день наша авиация и корабли Черноморского флота потопили 13 немецких транспортов с войсками и грузами в бухтах, на подходах к ним и у причалов. Эвакуация вражеских войск была сорвана. Большое количество солдат и офицеров было убито и ранено, а 25 тыс. взято в плен.

Таким образом, войска 4-го Украинского фронта при поддержке авиации в короткий срок штурмом овладели Севастопольским укрепленным районом. Большую роль в решении этой задачи сыграла наша авиация, которая за восемь дней совершила более 13 тыс. самолето-вылетов, из них около 2 тыс. было израсходовано для ударов по вражеским конвоям в море. Немецкая авиация в эти дни совершила лишь около 700 самолето-пролетов.

*  *  *

Крымская наступательная операция вошла в историю военного искусства как одна из успешных операций Великой Отечественной войны, проведенная сухопутными войсками во взаимодействии с Военно-Морским Флотом и Военно-воздушными силами. В ходе этой операции была полностью уничтожена 17-я немецкая армия и освобожден Крымский полуостров с главной военно-морской базой Черноморского флота Севастополем.

Если в 1941 -1942 гг. немецким войскам понадобилось 250 дней, чтобы войти в Севастополь, то в 1944 г. войска Красной Армии всего за 35 дней прорвали мощные укрепления в Крыму, разгромили 200-тысячную группировку противника и освободили город русской славы - Севастополь.

Победа, одержанная Советскими Вооруженными Силами в Крыму, способствовала дальнейшему укреплению военно-политического положения нашей страны. Черноморский флот занял более выгодные позиции и активно участвовал в последующих операциях по разгрому немецких войск на Балканах.

В проведенной операции участвовали две воздушные армии и ВВС Черноморского флота общей численностью свыше 1250 самолетов.

Кроме того, активно действовала и авиация дальнего действия. Наличие достаточных сил авиации создавало благоприятные условия для массированного их применения. Так, при штурме Севастопольского укрепленного района на небольшой площади, занимаемой противником, действовало свыше 1 тыс. самолетов фронтовой и более 500 авиации дальнего действия.

Советская авиация своими активными боевыми действиями оказала существенную поддержку нашим войскам. Она успешно уничтожала противника на земле, в воздухе и на море. В ходе операции наша авиация совершила более 36 тыс.{172} самолето-вылетов, из них около 60% для поддержки войск. Немецкая авиация за этот период произвела всего 3 тыс. самолето-пролетов.

В ходе операции велась борьба с вражеской авиацией с целью удержания господства в воздухе. Было проведено 599 воздушных боев, в которых сбито 297 самолетов и около 200 немецко-фашистских самолетов было уничтожено и повреждено на аэродромах. Следовательно, в Крымской операции советская авиация нанесла противнику крупные потери.

Героический подвиг советских воинов был высоко оценен Родиной. Пять раз салютовала Москва в честь войск и авиации, освободивших Крым от немецко-фашистских захватчиков. 36 авиационных соединений и частей получили почетные наименования Крымских, Севастопольских, Керченских, Феодосийских. Многие авиаторы были награждены орденами и медалями, а наиболее отличившиеся из них, в том числе генерал Е. Я. Савицкий, были удостоены звания Героя Советского Союза. Командир эскадрильи В. Д. Лавриненков был награжден второй медалью "Золотая Звезда".

Глава 12.

В боях за Карельский перешеек и Заполярье

В течение зимы и весны 1944 г. Советские Вооруженные Силы одержали крупные победы под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму. Создались благоприятные условия для проведения новых крупных наступательных операций на других участках фронта.

На северном участке советско-германского фронта финские войска находились в 25 км от Ленинграда. За эти три года войны противник превратил Карельский перешеек в мощный укрепленный район. Его оборона состояла из трех оборонительных полос с различными железобетонными сооружениями, толщина стен которых составляла 2 - 2,5 м, а бронеколпаков - до 3 м. На второй оборонительной полосе, проходившей в 12 - 25 км от переднего края, было построено около 1300 различных сооружений Общая глубина обороны превышала 100 км. На 1 июня 1944 г. группировка противника под названием "Карельский перешеек" имела в своем составе более шести дивизий. Наибольшая плотность войск была на выборгском направлении, обороне которого уделялось главное внимание.

Поддержка сухопутных войск осуществлялась частью сил 1-го немецкого воздушного флота и авиацией Финляндии в составе 300 самолетов. Кроме того, противник мог привлечь до 100 самолетов с петрозаводского направления. Его аэродромная сеть позволяла базировать истребители в 20 - 30 км от линии фронта и обеспечивала широкий маневр авиацией.

На Карельском перешейке действовали соединения 21-й и 23-й армий Ленинградского фронта К началу наступления наши войска превосходили противника по людям в 2 раза, по артиллерии и танкам почти в 6 раз. С воздуха их поддерживали 13-я воздушная армия и 2-й гвардейский истребительный авиационный корпус ПВО в составе 757 самолетов{173}. Кроме того, привлекалась часть сил авиации Краснознаменного Балтийского флота, которые находились в оперативном подчинении командующего воздушной армией.

В соответствии с решением Ставки Верховного Главнокомандования на войска 21-й и 23-й армий во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом и 13-й воздушной армией возлагалась задача по прорыву мощного укрепленного района с целью разгрома противостоящих войск противника и освобождения от финских захватчиков Карельского перешейка и города Выборг.

Подготовка авиационных соединений и частей к операции началась с 3 мая. 13-я воздушная армия в этот период прикрывала войска, город Ленинград, вела разведку, наносила удары по инженерным сооружениям, живой силе и технике противника на первой и второй оборонительных полосах. С I мая по 9 июня 1944 г. она произвела до 1800 боевых вылетов{174}. Авиация флота действовала по конвоям и транспортам противника, осуществляла постановку мин, вела разведку на море, прикрывала свои базы и корабли флота.

Командование, штабы и службы воздушной армии и авиационных соединений проделали большую работу по организации боевых действий авиации в предстоящей операции. Тщательно отрабатывались вопросы взаимодействия авиации с сухопутными войсками. Организовывались пункты управления командиров штурмовых, бомбардировочных и истребительных дивизий вблизи переднего края, что позволяло осуществлять непрерывное управление боевыми действиями авиации.

Штабы воздушной армии и ВВС флота согласовали по месту и времени боевые действия авиации на поле боя, заранее уточнили объекты поражения и вопросы целеуказания, составили планы выполнения боевых задач по обеспечению демон