Главная АвторыЖанрыО проекте
 
 

«История Сочинителя», Игорь Галеев

Найти другие книги автора/авторов: , ,

И. Галеев

История Сочинителя

Послесловие для предисловия.

Уже закончив эту книгу, мне захотелось вернуться к её началу. Я могу представить, как непросто будет её читать. Особенно тем, кто ещё не вызрел из религиозных догм или научных рамок. Ибо здесь я именно сочинительствую процесс, принципиально отличающийся от научных и религиозных методов, претендующих на знание о жизни.

Поэтому, если уж очень захочется, то всякий может прочесть её как нечто, вызывающее реакцию противления сказанному. Кто пожелает, может воспринимать образ Сочинителя художественным вымыслом, плодом моей фантазии, а всю историю о нём - долгим сном, рассказанным пробудившимся автором.

Я выполнил свою задачу - отразить элементы и некоторые особенности свободного творческого мышления. И если кому-то удастся его в себе развить, то он сможет находить ответы на многие так называемые "вечные вопросы".

Собственно - творческий способ мышления и есть Художественный Метод, возможностям которого во многом посвящена эта история. Только Художественность может соединить и "примирять" все противоречия жизни и из невозможного делать очевидное.

Я бы мог избежать этого термина - "Художественный Метод", назвать то же самое явление "художественным принципом", "окном в новый мир", "'энергией слияния образа и понятия"... Как принято говорить - "научный метод познания", "художественный", "исторический", "эмпирический"... Художественность определили в узкие рамки искусства, но на самом деле художественное освоение жизни и есть синтез научного, исторического и какого угодно знания. Художественный Метод - это метод сочинительский - вот на чём я хочу заранее сконцентрировать читателя.

По причине своей природной робости и скромности, я уделил мало места истории своего нынешнего биографического "я", но, надеюсь, читатель правильно оценит мою эгоистическую самоиронию.

Сегодняшняя общественная жизнь так же лжива, криклива и невежественна, как и всякая социальная жизнь во все времена. Человечество вплотную приблизилось к Великому Переходу. Все виды творчества выполнили свои задачи по достижению художественного своеволия. Неосознанная эра творчества окончена. Наступила эпоха личной Авторской ответственности.

В течении последних веков человечество, как саранча, уничтожило тысячи невосстановимых на Земле видов, оно создало такую культуру, где свалены в одну музейную кучу: и замысловатые ночные горшки, и истинные редкие шедевры. Человечество запуталось в оценках искусства, ибо не понимает - что есть творчество и каково его значение. Уже давно изжиты догматические религиозные формы творческого развития, но эти догмы по-прежнему уводят людское сознание от истинного предназначения человека. А так называемые "сильно развитые цивилизации" извращают творческий процесс и используют его энергию для саморазрушения. И пусть бы, ибо давным-давно колесо человеческой истории запущено мировоззрением страха и невежества. Ни один истинный Автор не получил во все времена от культуры тех субсидий, которые выделялись ею же для "развития культуры". Но не в том печаль. Главное кто-то ещё успевает истинно создавать своё и кто-то ещё примет посильное участие в Сочинительстве. Для таковых эта книга (хотя "для себя" звучит гораздо точнее).Многие, казалось бы, обычные понятия и выражения я беру в кавычки, часто по причине того, что они могли бы быть выражены другими словами и понятиями, а эти употреблены лишь для ассоциативной ясности...

Чтобы не создавать из этого послесловия вступительный манифест, я его заканчиваю и желаю всем успехов и плодотворного времяпровождения - что и сопутствовало мне при написании этой отнюдь не скромной истории Сочинителя, написанной им самим.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Русская библия.

Инстинкт веры.

Трудно найти тональность для этой книги. И я долго топтался на месте, прежде чем взялся за неё. Да и события "новейшего" времени не благоприятствовали занятиям "вечными темами". Снаружи меня сплошные проблемы, неустроенность, разлад, злость и рвачество. Всё это проникало вглубь меня, раздражало, отвлекало, и делалось тревожно: страх, леность, нелепые заботы, болезни, разочарования, суета и всяческие страсти расчленяли мой разум, и не было возможности спокойно осмыслить пройденное.

Впрочем, причины моего бездействия заключались и в ином. Пройдя несколько циклов познания, я обрёл именно творческое знание и собственное представление о мироздании и своей роли в нем. И уже две предыдущие мои книги писались не только для самоосознания, не как страстный интуитивный прорыв и даже не как утверждение себя в грядущем ( все эти задачи мною уже так или иначе решались), а в некоторой степени и как попытка скорректировать творческий процесс - с осознанностью, что и я сам невольно на многое безответственно повлиял своими начальными творческими исканиями.

Творчество - самое могущественное оружие, самая колоссальная энергия, самая первоначальная сила. И без подготовительных рассуждений с присущей мне скромностью я заявляю, что мне удалось овладеть творческим процессом. Или завладеть.

Но, приобретя беспредельные возможности, я растерялся. Ибо мысли мои всё ещё были в плену земного, человеческого, общественного. Можно было как угодно проектировать общество, но любое моё движение несло за собой гигантские волнения. Пространство вслушивалось в мои фразы, и через какое-то время происходили перемены. Они были разными. И нужно было следить за каждым движением мысли, за малейшим оттенком чувств, за любым словом. А это практически невозможно. Отсюда ненужный страх - что сотворишь то, о чём потом пожалеешь. И всё же однажды я сделал попытку подкорректировать творческий процесс в обществе осознано, подождал результатов, разочаровался в них и замолчал. Такова одна из причин моего многолетнего бездействия.

Потом возникла идея этой Истории. Конечно, в моих книгах изложена вся моя Идея ( вернее - её суть ), но и многое осталось "за кадром", а теперь пришло время разобраться со многими смыслами наедине с самим собой. Поэтому я решил не искать никакой тональности и не заботиться о том, чтобы меня во всех моментах понимал любой читатель. Что-то будет более подробно выписано, а что-то - более кратко. Я пытался набросать план, но, как всегда со мной бывало, плана не вышло.


Еще несколько книг в жанре «Исторические приключения»

Загадки истории, Эдуард Радзинский Читать →