Главная АвторыЖанрыО проекте
 
 

«Смертельная ртутная ложь (Гаррет 7)», Глен Кук

Найти другие книги автора/авторов: ,
Найти другие книги в жанре: Научная Фантастика (Все жанры)

ГЛЕН КУК

СМЕРТЕЛЬНАЯ РТУТНАЯ ЛОЖЬ

ГЛАВА 1 С полной уверенностью заявляю - никакой справедливости в мире нет. Посудите сами. Я устроился поудобней, закинув ноги на стол, - свежий бестселлер Эспинозы в одной руке и пинта вейдеровского портера в другой. Элеонора тоже читает, заглядывая мне через плечо (она понимает Эспинозу гораздо лучше меня). Даже Попка-Дурак в кои-то веки не верещит. Я впитываю в себя сладостную тишину даже с большим энтузиазмом, чем пиво... И тут какой-то идиот начинает барабанить в дверь. В стуке можно было уловить признаки высокомерного нетерпения. А это значит, что я наверняка не хотел бы видеть того, кто ко мне ломится. - Дин! Посмотри, кто там! Скажи, чтобы убирался. Меня нет в городе. Я отбыл в секретную миссию по поручению Его Величества. Вернусь через много лет. Да хоть бы я и оставался дома, все едино не принял бы того, что он собирается мне предложить. Никто не пошевелился. На самом деле в городе отсутствовал как раз мой повардомоправитель-доверенное лицо. Я был брошен на произвол возможных клиентов и Попки-Дурака. Дин уехал в Темизвар. Одна из орды его дурнушек-племянниц вознамерилась выйти замуж. Он хотел лично проследить за тем, чтобы жених не смылся до того момента, когда бежать будет слишком поздно. Удары продолжали причинять ущерб двери. А я ведь ее только что поставил: предыдущую разломал один бандит, не внявший моему намеку. - Проклятый бесчувственный кретин! - пробормотал я. Теперь стук сопровождался руганью и угрозами, что, бесспорно, могло оскорбить слух соседей. В который уже раз. Сонное, чуть удивленное ворчание донеслось из маленькой комнаты, расположенной между моим кабинетом и входной дверью. - Убью стервеца, если он разбудит этого говорящего индюка, - объявил я, взглянув на Элеонору. Она ничего мне не посоветовала. Просто тихо висела, видимо, потрясенная творением Эспинозы. - Пожалуй, лучше проломить негодяю череп до того, как меня пригласят на разборку в Общественный комитет граждан. Или прежде, чем мне придется ставить новую дверь. Двери нынче дороги, да и достать их весьма непросто. Я опустил ноги, поднял все свои шесть футов два дюйма и направился к двери. Попка-Дурак издал какой-то звук. Пришлось заглянуть в его комнату. Пернатая скотина просто разговаривала во сне. Превосходно! Это чудовище, надо отдать ему должное, довольно красиво. Желтая голова, синий гребень, зеленые с красным тело и крылья. Перья хвоста у него настолько длинные, что в один прекрасный день я смогу превратить их в монеты, продав гномам на украшение для шляп. Но при всех своих достоинствах он остается чудовищем. Ктото где-то когда-то наложил проклятие на эту птичку с грязным языком, и его словарь состоит в основном из одних непристойностей. Он существует лишь для того, чтобы отравлять всем жизнь. Это подарок "моего друга" Морли Дотса. После этаких даров поневоле задумаешься, а что же такое дружба. Попка-Дурак - или иначе мистер Большая Шишка - шевельнулся. Я выскочил из комнаты, не дожидаясь, пока он решит пробудиться окончательно. На входной двери у меня глазок. Глянув в него, я пробормотал: - Торнада. Вот еще черт принес. Моя удача - что вода постоянно стремится скатиться вниз. Торнада представляет собой стихийное бедствие, постоянно выискивающее место, где бы разразиться. Она будет барабанить, пока не почувствует голод. Судя по ее виду, до этого еще очень далеко. Ее совершенно не волновало, что обо мне могут подумать соседи. Она обращает внимание на мнение других не больше, чем мастодонт в лесу - на мелкий *cab `-(*. Я открыл дверь. Торнада без всякого приглашения двинулась вперед, и мне, чтобы не оказаться затоптанным, пришлось отступить в сторону. Торнада - очень большая и очень красивая, хотя я бы не сказал, что свеча ее разума горит очень ярко. - Хочу потолковать с тобой, Гаррет, - заявила она. - Мне нужна твоя помощь. По делу. Можно было и догадаться. Проклятие! Собственно, я и догадался. Однако особых дел у меня не было. Дина не было рядом, чтобы докучать. Покойник дрых вот уже несколько недель, и компанию мне составлял один Попка-Дурак. Все друзья были увлечены своими подружками, чего со мной уже давным-давно не случалось. - Хорошо. Я тебя выслушаю, хотя и знаю, что буду жалеть об этом. Пока ничего не обещаю. - Как насчет того, чтобы выпить, пока будем молоть языками? Вы полагаете, что Торнада застенчива? Так вы заблуждаетесь. Не тратя лишних слов, она двинулась в кухню. Я огляделся, прежде чем закрыть дверь. Никогда не знаешь, кого Торнада может притащить на хвосте. У нее не хватает ума даже оглянуться, и то, что она до сих пор жива, - просто чистое везение, а не результат профессионального мастерства. - О-го-го! Святые бродяги! Гаррет, останови этих трах-тарарах!.. Боже! Я забыл закрыть дверь в маленькую комнату, за что мне и воздалось полной мерой. На улице оказалась лишь обычная толпа людей, животных, гномов, эльфов и эскадрона кентавров-иммигрантов. Все как всегда. Заперев входную дверь, я подошел к маленькой комнате и, невзирая на вопли об отвратительном обращении с птицей, захлопнул и эту дверь. - Заткнись, птичка, если не хочешь оказаться в кастрюле у кого-нибудь из крысиного народца. Мистер Большая Шишка расхохотался. Он принялся издеваться надо мной и был прав. Хоть я и недолюбливал крысюков, но никогда не пойду на такую подлость по отношению к ним. Затем Попка-Дурак заорал, что его насилуют. Пускай. Это Торнаде уже доводилось слышать. - Почему бы тебе самой за собой не поухаживать? - сказал я, входя в кухню. Она о себе уже позаботилась, до краев наполнив самую большую кружку в моем хозяйстве. И выбрала посуду сознательно, без тени смущения. Подмигнув, Торнада произнесла: - За тебя, парень. И за твоего разговорчивого дружка. - Спасибо. А тебе, случайно, не нужен попугай? Я взял кружку с кухонного стола и наполнил ее. - Эта ворона в шутовском наряде? Что я с ним буду делать? Она уселась напротив меня, наполовину скрывшись за горой немытой посуды. - Ты всегда можешь завести себе черную повязку на глаз и заняться пиратским бизнесом. - Не знаю, сумею ли я плясать джигу на деревянной ноге. А он кричит когданибудь "Дьявол вас раздери!" или "Помощника ко мне!"? - Что?! - Так я и думала. Ты пытаешься всучить мне дефектную птицу. - Мммм... - Это не морская птица, Гаррет, а обитатель городских трущоб. Знает больше нецензурщины, чем я. - Зато ты сможешь научить его распевать морские баллады. - Йо-хо-хо... Дин решил наконец свалить от тебя? - Уехал из города. Проследить за тем, как племянница выходит замуж. Тебя, кстати, временная работа не интересует? Торнаде приходилось встречать племянниц Дина, каждая из которых вносила свой вклад в содержание слова "дурнушка". Она скрыла свое изумление и одновременно притворилась, будто не поняла моего намека на грязную посуду. - Я однажды была замужем. Боже, а я-то надеялся, что она не начнет. Торнада все еще оставалась ' ,c&%,, но юридические тонкости никогда ее не волновали. - Не надо пудрить мне мозги, Торнада. - Я тебе пудрю мозги? Зачем? По сравнению с замужеством преисподняя выглядит раем. Торнада - не совсем обычный ребенок, если вы еще не поняли. Ей двадцать шесть лет, она почти такого же роста, как и я, а сложением напоминает сказочное каменное сооружение, эпическое по своим масштабам. Кроме того, я слыхал, что у нее бывают сложности в отношениях с людьми. Торнаде не всегда удается сообразить, где ее подлинное место. - Итак, ты просила моей помощи. - Я решил ускорить ход событий. В конце концов мой пивной бочонок вовсе не бездонный. Я ухмыльнулся про себя. Вдруг ее положение настолько отчаянное, что мне удастся сбыть ей Попку-Дурака? - Хмм... Похоже, она перейдет к делу, только прикончив все мое пиво. Выпитое количество свидетельствовало о плачевном состоянии ее финансов. - Ты отлично выглядишь, Торнада, - даже ей приятно слышать такое. Наверное, дела в порядке? Она решила, что я говорю о ее наряде. Наряд был совершенно новым и как всегда выдающимся - Там, где я работаю, требуют, чтобы все классно одевались. Я изо всех сил пытался сохранить серьезность. "Необычный" - самое мягкое слово, которым можно было охарактеризовать вкус Торнады. В толпе она затеряться не могла. Если бы Торнада прошествовала по улице с Попкой-Дураком на плече, птицу никто бы и не заметил. - У тебя сегодня скромный прикид. Вот когда ты работала на жирного кретина Лаббока... - Все зависит от территории. Эти парни хотят, чтобы я смешивалась с окружением. И вновь я сумел удержаться от ухмылки. Смеяться над Торнадой, когда Торнада не смеется над собой, опасно для здоровья. Особенно если вы приметесь острить о ее способностях смешиваться с окружением. - Значит, старикан в отъезде? А как твое пугало? Она имела в виду моего партнера. Покойника. Он получил свое имя потому, что не двигался с тех пор, как кто-то воткнул в него нож лет четыреста назад. "Пугало" - весьма способное создание. Вообще-то он не человек, а логхир, этим и объясняется, что он так долго сшивается среди нас после того, как его убили. Логхиры неторопливы и упрямы, или, если хотите, упорны, в своем стремлении не помирать по-настоящему. - Спит. Вот уже несколько недель не донимает меня. Наступила райская жизнь. Торнада, сморщив носик, откинула назад упавшую на лицо светлую прядь. - Когда он проснется? - Быть может, когда в доме начнется пожар. А тебе есть что скрывать? Чтение мыслей - любимое занятие Покойника. - Не больше, чем обычно. Я просто думала о том, что у меня выдался сухой сезон. Да и над тобой, как я слышала, не шел дождь из монет. Такова моя приятельница Торнада. Застенчивая и скромная. И полное отсутствие романтики. - Итак, у тебя неотложное дело... - Неотложное? - Ты чуть не сорвала с петель дверь. Своими воплями и стуком ты разбудила Попку-Дурака. - Этот негодяй, которого я все-таки изжарю, продолжал орать в своей комнате. - Я решил, что за тобой по меньшей мере гонятся убийцы-эльфы. - Хорошо бы. Я же сказала тебе, как неудачно у меня все складывается. Я всего лишь хотела привлечь твое внимание. - Торнада наполнила свою кружку, затем мою и закончила: - Ты прав, Гаррет. Дело прежде всего. Она замолчала и прислушалась. Мистер Большая Шишка гремел во весь голос. Пожав плечами, Торнада скользнула в мой кабинет. Я быстро последовал за ней. Иногда вещи, если вы внимательно не следите за ними, имеют склонность исчезать в карманах Торнады. Я плюхнулся в кресло, отгородившись от нее столом. Торнада покосилась на картинку, а затем уставилась на книгу. - Эспиноза? Не тяжеловато ли для тебя? - Настоящий триллер. Вообще-то Эспиноза - за пределами моего понимания. У него явное стремление поднимать шум из-за пустяков, которые в голову бы не пришли человеку, зарабатывающему на хлеб честным трудом. Я как-то навещал знакомую, работающую в Королевской библиотеке, и эта книга - все, что удалось от нее получить. - Философия - триллер? Ну конечно, вроде геморроя. У мужчины должно быть свое хобби. - У Эспинозы оно есть. Философия. Интересно, когда ты успела научиться читать? - Не изображай изумление, Гаррет. Я повышала образование. Надо же было потратить куда-нибудь честно и с таким трудом заработанные бабки. Я думала, что знания когда-нибудь смогут пригодиться. Однако поняла одно - никакое образование не делает человека умнее. Не могу не согласиться. Я знаю некоторых довольно тупых академиков, обитающих как бы в ином измерении. Торнада прервала мои размышления: - Хватит болтать. Фокус в том, что тебя, возможно, навестит некая старушенция по имени Мэгги Дженн. Не знаю, чего она хочет, но мой босс готов наложить полную тачку монет, чтобы узнать. Старая карга Дженн со мной знакома, я не могу тереться рядом с ней. Вот я и подумала, почему бы тебе не позволить ей нанять себя, узнать, чего ей надо, и доложить моему боссу? Она вся в этих словах, моя старая, добрая Торнада. - Мэгги Дженн? - Так ее зовут. - Вроде бы я слышал это имя. Кто она такая? - Я же сказала. Старая карга с Холма. - С Холма? - Я откинулся назад с видом делового человека, улучившего минутку для беседы со старым другом. - Я уже веду одно дело. - Что на сей раз? Розыск пропавшей ящерицы? - рассмеялась она. - Мяу, мяу. Смех ее напоминал хриплые крики стаи гусей, улетающих на зимовку. Несколько дней назад на меня насела одна старая перечница, для которой я подрядился найти ее любимую Могги. Детали вам знать не обязательно. До статочно и того, что они известны мне. - Неужели об этом говорят на улицах? - Только об этом и говорят. Дин, не иначе. Я ни единой живой душе не обмолвился. - Лучшая история о Гаррете, что мне доводилось слышать. Тысяча марок за кошечку. - Ты же знаешь, как некоторые пожилые леди относятся к своим кошкам. На самом деле поиски прошли без сложностей. Проблемы начались, когда я нашел несчастное животное. Старушка, а не кошка заставила меня попотеть. - Не знаю, как бы я отбилась, приди бабулька ко мне. Я тоже не знаю. Положение спасло то, что найденную кошку я отправил клиентке с Дином. Покойник, конечно, мог бы избавить меня от позора, если бы не спал. Правда, тогда он бы вечно изводил меня напоминаниями об этом. - Ладно, оставим. Раз уж мы заговорили о пожилых дамах, скажи, что эта самая Мэгги Дженн может потребовать от меня? - Похоже, она захочет, чтобы ты замочил кое-кого. - Повтори, не понял... - Я, признаться, ждал совсем другого. - Знаешь...

ГЛАВА 2

Кто-то еще решил проверить на прочность мою входную дверь. У этого кого-то, похоже, кулак побольше свиного окорока. - Мне это крайне не нравится, - пробормотал я. - Когда люди целыми взводами начинают ломиться в вашу дверь... Торнада отвела от меня взгляд и бросила: - Я скрываюсь. - Смотри не разбуди Покойника. - Шутишь? - Она показала на потолок. - Я буду наверху, найдешь меня, когда закончишь. Именно этого я и опасался больше всего. Дружба, не отягощенная обязательствами или сложностями, оказывается способна порождать свои проблемы. В маленькой комнате у дверей царила тишина. Я остановился и прислушался. Ни одна непристойность не нарушала благословенного молчания. Попка-Дурак снова уснул. Жаль, что это не последний сон вороны из джунглей. Не превратить ли дремоту в вечный покой, отправив птицу в путешествие, откуда нет возврата?.. Бум, бум, бум. Я посмотрел в глазок и увидел только маленькое рыжеволосое создание, которое, почти отвернувшись от меня, смотрело вдаль. Неужели эта крошка производила подобный грохот? В таком случае она, видимо, гораздо крепче, чем кажется на первый взгляд. Я открыл дверь. Она продолжала смотреть вдоль улицы. Осторожно выглянув, я проследил за ее взглядом. Пикси-подростки, расположившись на карнизе и решетках безобразного трехэтажного дома в полуквартале от меня по Макунадо-стрит, занимались тем, что швыряли вниз гнилые фрукты и разнообразные объедки. Компания гномов на мостовой орала и потрясала тростями, увертываясь от метательных снарядов. Гномы все как один были стары, облачены в серые невзрачные одежды и украшены бакенбардами. Не бородами, не усами, а бакенбардами, вроде тех, что можно уви деть на старинных портретах генералов, князей и капитанов торгового флота. Все гномы кажутся стариками, и они никогда не следят за модой. Во всяком случае, мне не доводилось встречать среди них женщин или юношей. Самый проворный из маленьких старикашек, распевая боевой гимн о торговых скидках и фьючерсных сделках на батат, выпустил обломок камня в одного из пикси и, как ни странно, попал. Пикси проделал сальто-мортале над головой гарпии, украшающей фронтон дома. Гномы начали скакать от восторга, радостно вздымая свои трости и посылая благодарности Великому Судии. Но отпрыск пикси вдруг расправил крылья и взмыл вверх, издевательски хохоча. Я произнес, обращаясь к рыжеволосой: - Все это пустое дело, бесполезный шум. Сражение идет вот уже целый месяц, и пока в нем никто не пострадал. Они все умрут от стыда, если с кем-нибудь из участников битвы, не дай Бог, что-то произойдет. Гномы делают состояния, финансируя войны, но сами не желают видеть кровь. Таков уж у гномов характер. На углу Макунадо с Дорогой Чародея я заметил закрытый портшез, а рядом с ним - странное существо: не то человек, не то горилла. Его руки как раз были похожи на то орудие, которым колотили в мою дверь. - Это создание ручное? - поинтересовался я. - Магвамп? Просто душка. Он такой же человек, как и вы. В тоне ее слышался вопрос: не оскорбила ли она, сама того не желая, своего дружка Магвампа? - Чем я могу быть вам полезен? Господи, до чего же мне хотелось быть ей полезным. Магвамп отошел на второй план. Я всегда старался быть ласковым с рыженькими, по крайней мере пока они не становятся ласковыми со мной. Рыжие всегда были моей слабостью, впрочем, ненамного опережая блондинок или брюнеток. Женщина обернулась ко мне. - Мистер Гаррет? - спросила она низким, хрипловатым, полным секса голосом. - Обычно я прохожу под этим именем. Сюрпризы, сюрпризы. Она была лет на десять старше, чем мне показалось с первого взгляда. Но время не отняло у нее ничего. Да, хорошее вино с возрастом становится только лучше. Со второй попытки я решил, что ей между тридцатью пятью и сорока. В моем нежном тридцатилетнем возрасте не обращают внимания на эту разновидность. - Вы так смотрите на меня, мистер Гаррет. Я всегда считала, что это невежливо. - Что? Ах, да. Прошу прощения. Попка-Дурак начал бормотать во сне о чем-то вроде межвидовой некрофилии. Это возвратило меня в реальный мир. - Чем могу помочь вам, мадам? Интересно, чем, кроме очевидного, если, конечно, она ищет добровольца. Я просто дивился на себя. Вообще-то женщины - мое слабое место, мое, если так можно выразиться, слепое пятно. Однако меня никогда не тянуло на зрелых матрон. Но в этой было нечто такое, что полностью завладело мной. И она это знала. Больше деловитости, Гаррет. Больше деловитости. - Мадам, я - Гаррет. Я заикался, спотыкаясь о свой язык так часто, что скоро на нем не осталось живого места от отпечатков подошв. Она наконец смилостивилась и улыбнулась. - Не можем ли мы уйти с воздуха в дом? - Да, конечно. Придерживая дверь, я отступил в сторону. Что плохого она нашла в воздухе? Погода - лучше не бывает. Облаков так мало, что не за что удержаться, если вдруг взмоешь в небо. В городе редко приходится видеть такую голубизну. Она без всякого жеманства протиснулась между мной и дверной рамой. Мы прижались друг к другу - иначе разминуться было невозможно. Я закрыл глаза. Стиснул зубы. И залепетал: - Мой кабинет - вторая дверь налево. Не могу предложить ничего, кроме пива и бренди. Мой слуга Дин в отъезде. Эта женщина, наверное, ведьма. Или, быть может, я утратил навыки общения. Очень скверно. - Бренди было бы в самый раз, мистер Гаррет. Ну ясно. Высший класс. - Одну минуту. Чувствуйте себя как дома. Метнувшись в кухню и лихорадочно разбрасывая в стороны все, что попадалось под руку, я нашел бренди. Дин не дурак выпить и припрятывает выпивку по разным местам, чтобы я не знал, сколько он ее накупил. Я налил бренди, надеясь, что Дин не станет пить отраву. Что я могу знать о бренди, если мой любимый напиток - пиво. Примчавшись в кабинет, я увидел, что зрелая рыжулька расположилась в кресле для клиентов. Нахмурившись, она изучала Элеонору. Усевшись, я тоже взглянул на любимую. Милая блондинка, напуганная и бегущая от чего-то, лишь слегка обозначенного на заднем плане картины. Если как следует вглядеться в живопись, можно прочитать всю зловещую историю. Картина полна магии, хотя часть ее и исчезла после того, как я разобрался с человеком, убившим Элеонору. Я ей все рассказал. Посетительница оказалась превосходной слушательницей. При этом я ухитрился не утонуть окончательно в собственных гормонах. Тщательно продумав линию поведения, я заметил: - Вы могли бы представиться, прежде чем мы двинемся дальше. По совести говоря, я чувствую себя не совсем удобно, обращаясь к даме: "Эй вы!" От ее улыбки у меня размякла даже эмаль зубов. - Меня зовут Мэгги Дженн. Маргат Дженн, если точно. Но все называют меня только Мэгги. Так вот оно, это чудовищное пророчество. Предо мной сидит старая карга, о которой говорила Торнада. Значит, старуха где-то потеряла свои костыли. - Имя Мэгги как-то не вяжется у меня с рыжим цветом, - неожиданно для самого себя выпалил я. Невероятно. Ее улыбка потеплела. - Надеюсь, вы не столь наивны, мистер Гаррет. - Просто Гаррет. Мистер Гаррет - мой дедушка. Нет, конечно. Я не раз наблюдал, как женщины мгновенно самым чудесным образом меняют свой облик. - Нет, нет. Я лишь слегка подкрасила волосы. Чуть больше рыжего, чем меня одарила природа. Обыкновенное тщеславие. Еще один арьергардный бой в войне со временем. Конечно. Несчастная беззубая развалина. - Мне кажется, вы сумели обратить время в бегство. - Вы очень милы. Она улыбнулась и наклонилась вперед. Мне стало еще жарче.

ГЛАВА 3

Мэгги Дженн схватила мою левую руку и стиснула ее. - Некоторым женщинам нравится, когда на них так смотрят, Гаррет. И им хочется ответить тем же. Она пощекотала мою ладонь. Я с трудом заставил себя дышать ровно. Шла явная обработка, впрочем, мне было все равно. - Но я здесь по делу, и будет лучше, если мы к нему вернемся. С этими словами она отняла свою руку. Видимо, к этому времени я, по ее расчетам, должен был окончательно растаять. И я растаял окончательно. - Мне нравится эта комната, Гаррет. Она о многом говорит. Подтверждает то, что я о вас слышала. Я ждал. Все клиенты обычно ведут себя так. Они, бедняжки, находятся в отчаянном положении, когда появляются у меня. Иначе они бы не пришли. Однако все они начинают ходить вокруг да около, прежде чем признаться, что утратили контроль над своей жизнью. Многие пускаются в пространные объяснения, почему выбрали именно меня. Вот как Мэгги Дженн. Некоторые, так и не дойдя до сути дела, отказываются от своих намерений. Мэгги Дженн не отказалась. - А я и не знал, что так знаменит. Это меня пугает. Очевидно, мое имя на слуху у правящего класса, к которому явно принадлежит Мэгги Дженн, хотя из ее слов и невозможно понять, в каком обществе она вращается. Вообще-то я избегаю слишком заметных дел и не люблю, когда на меня начинают обращать внимание. - Все внесли вас в списки лучших специалистов, Гаррет. Если вы хотите построить карету, то обращаетесь к Лео Тополю. Вздумали заказать не обыкновенную посуду - идете к Рикману Плаксу и сыновьям. Желаете купить туфли - приобретаете их у Тейтов. А если вам нужно подсмотреть и выследить, то вы направляетесь к Гаррету. - Итак, нам требуется подсмотреть и выследить. - Вы желаете, чтобы я перешла к делу? - Я привык, что люди долго топчутся вокруг своих проблем, прежде чем берут быка за рога. Она немного подумала: - Теперь я понимаю, почему они так делают. Это очень нелегко. Ну хорошо, к делу так к делу. Я хочу, чтобы вы нашли мою дочь. - Что?! Мэгги ошеломила меня. Я весь напрягся, ожидая, как она начнет заказывать убийство, а дама всего-навсего желала получить услугу, которую Гаррет оказывает постоянно. - Вы мне нужны, чтобы найти мою дочь. Она исчезла шесть дней назад. Я очень беспокоюсь. В чем дело? У вас такой забавный вид. - Он у меня всегда такой, когда я начинаю думать о работе. - Верно. У вас именно такая репутация. Что может заставить вас покинуть дом? - Побольше информации. И, естественно, размеры вознаграждения. Вот так-то. Имею полное право гордиться собой. Я взял обстановку под контроль и вернул деловую хватку, преодолев свои слабости. Не знаю, как это получилось, но я уже практически согласился принять дело. Вообще-то, несмотря на репутацию лентяя, я постоянно занимаюсь небольшими делами, зарабатывая марку-другую. Работа помогает мне избегать постоянного общения с Дином, Покойником и Попкой-Дураком. Покойник считает, что мир только улучшится, если я уработаюсь до смерти. Попка-Дурак ничего не считает, а лишь нецензурно ругается. - Ее зовут Жюстина. Она недавно достигла совершеннолетия. Я стараюсь не вмешиваться в ее дела. - Совершеннолетняя? Выходит, вам во время ее рождения было всего десять?.. - Лесть заведет вас очень далеко, Гаррет. Мне было восемнадцать. Ей стало восемнадцать три месяца назад. Арифметикой можете не заниматься. - Да вы же просто весенний цыпленок. Двадцать пять плюс еще несколько лет ценного опыта. Вы еще можете продолжать подсчеты. Держу пари, что все принимают вас за сестру Жюстины. - Ну что за милый болтун! - Я всего-навсего честен. Вначале я немного отвлекся... - Держу пари, Гаррет, женщины вас обожают. - Ну конечно! Вы же слышали, как они распевают романсы на улице. Вы видели, как они карабкаются по стенам, чтобы проникнуть в мой дом через окна второго этажа. Танфер есть Танфер, и на первом этаже у меня лишь одно окно в кухне, да и его защищает металлическая решетка. Глаза Мэгги Дженн лукаво блеснули. - Мне следовало встретиться с вами раньше, Гаррет. Взгляд ее обещал многое. Наверное, то, чего я тоже желал. Рыжим я никогда не мог ни в чем отказать. - Вернемся к делу, - продолжила она. - Жюстина оказалась в плохой компании. Не могу сказать ничего конкретного, но мне не нравилась эта молодежь. Казалось, что в них таится нечто злобное. Правда, мне нечем это подтвердить. У всех родителей, разыскивающих пропавших детей, есть одна общая черта. Им не нравятся те, от кого без ума их дитя. Ребенок ушел из дома потому, что попал в скверную компанию. Даже пытаясь продемонстрировать непредвзятость, родители все равно обвиняют друзей. Послушали бы вы их, если друг или подруга принадлежат к противоположному полу. - Прежде чем приступить к поиску, вы хотите узнать о моей дочери как можно больше, не так ли? Оказывается, ни слова не говоря, мы оба пришли к согласию о том, что я начинаю работать на маму Дженн. Мама Дженн привыкла, что все идет так, как того желает она. - Хорошо бы. Я знаю одного типа моей профессии, который находит пропавших, мысленно проникая в черепную коробку того, за кем ведет охоту. Он обращает внимание только на характер объекта. По сути дела, начинает почти отождествлять себя с ним. Конечно, работа идет легче, если он представляет все в рамках более общей картины. - Вам следует рассказать мне о каких-нибудь своих делах. Я совершенно не знаю этой стороны жизни. Должно быть, она очень волнительна. Почему бы вам, допустим, не прийти ко мне на ранний ужин? Осмотрите комнату Жюстины, ее вещи и зададите мне все необходимые вопросы. После этого вы сможете решить, беретесь за дело или нет. Мэгги улыбнулась, и на фоне этой улыбки побледнели все ее предыдущие упражнения по этой части. Я был запечен и зажарен. Мною откровенно манипулировали, но я этим восхищался. - Как раз сегодня вечером я свободен, - заявил я. - Превосходно, - бросила Мэгги, натягивая перчатки телесного цвета, которые я раньше не заметил. Она еще раз взглянула на Элеонору, помрачнела и содрогнулась, как от холода. Элеонора вполне способна произвести подобный эффект. - Как насчет пяти часов? - спросила Мэгги. - Буду. Скажите где. Лицо под рыжими волосами потемнело. Большая ошибка, Гаррет. Предполагается, что ты должен знать и без объяснений. К сожалению, я так мало знал о Мэгги Дженн, откуда мне догадаться, что мое невежество по части ее личности и места жительства вызовет раздражение. Но передо мной была настоящая леди. Она не отказалась от моих услуг. Поколебавшись всего несколько секунд, она назвала свой адрес. И тут я по-настоящему разволновался. Речь шла о жилье высоко на Холме, там, где обитают самые могущественные и самые богатые из числа богатых и могущественных. Высота размещения на Холме служит индикатором величины состояния и общественного положения. Улица Голу бого Полумесяца, насколько я знал, была эпицентром этого сказочного мира. Мэгги Дженн - дама с обширными связями, но я все же не понимал, почему обязательно должен знать ее имя. Все прояснится, когда без этого нельзя будет обойтись. Я проводил милую леди до входной двери. Милая леди продолжала излучать манящее тепло. Интересно, неужели весь сегодняшний вечер будет посвящен только делу о пропавшей дочери?

ГЛАВА 4 Я с восторгом наблюдал, как Мэгги Дженн, слегка покачивая бедрами, направлялась к своему портшезу. Она знала, что я не свожу с нее глаз, и уст роила настоящее представление. Этот убийца-гориллоид следил за тем, как я слежу за ней. У меня создалось впечатление, что он не желает мне добра. - Ты когда-нибудь перестанешь пускать слюнки, Гаррет? Оказалось, я впитываю в себя каждую деталь отъезда Мэгги. Я с трудом отвел глаза, чтобы посмотреть, кто из моих настырных соседок решил облить меня ледяным душем своего неодобрения. Но вместо соседки увидел весьма привлекательную невысокую брюнетку. Она приближалась ко мне с другой стороны. - Линда Ли! Какой приятный сюрприз. Это была моя приятельница из Королевской библиотеки. Именно об этой девушке я мечтал, прижимая к груди вместо нее томик Эспинозы. Я спустился по ступеням ей навстречу: - Счастлив, что ты наконец передумала. Линда Ли - обладательница пяти футов роста и огромных карих глаз, бесспорно, самая симпатичная из всех библиотекарш, которые попадались мне на жизненном пути. - Спокойно, парень. Мы находимся в общественном месте. - Ну так войди в мое жилище. - Если я тебя послушаюсь, то забуду, зачем я пришла. Усевшись на ступени, она обняла руками колени, положила на них подбородок и обратила на меня невинные глаза маленькой девочки, прекрасно понимая, что этот взгляд тотчас превратит меня в кипящего страстью зомби. Сегодня я, похоже, обречен служить игрушкой. Ничего, переживем. Я же и был рожден для этой роли. Линда Ли вовсе не была невинной девчушкой, какое бы впечатление она ни производила с первого взгляда. Просто Линда изо всех сил старалась казаться ледяной девой, чтобы отвечать распространенному среди обывателей представлению о работниках библиотеки. Девушка старалась, но у нее не очень получалось. Лед и мороз не соответствовали ее натуре. Я стоял рядом с ней, изобразив на роже самую обаятельную из моего широкого набора улыбок и точно зная, что Линда позволит уговорить себя покинуть общественное место. - Перестань! - Что перестать? - Смотреть на меня так. Я знаю, о чем ты думаешь... - Ничего не могу с собой поделать. - Ясно, ты стараешься заставить меня забыть, зачем я здесь. Я ни на секунду ей не поверил. Но я - парень что надо и решил поддержать ее шутку. - Хорошо. Так расскажи мне об этом. - О чем? - Да о том, что же заставило тебя подвергнуться риску пасть жертвой моего неотразимого очарования. - Мне необходима твоя помощь. Как профессионала. Почему моя? Я не верил ей. Библиотекари обычно не попадают в дерьмо так глубоко, что не могут выбраться без посторонней помощи. Особенно такие славные малышки, как Линда Ли Лютер. Я начал постепенно перемещаться ближе к двери. Занятая своими проблемами, Линда поднялась на ноги и последовала за мной. Я пропустил ее мимо себя в дом. Закрыл и запер дверь. И попытался поскорее провести ее мимо маленькой комнаты, где Попка-Дурак, не просыпаясь, бормотал непристойности. Линда Ли не избегла участи всех моих посетителей и услышала много интересного. - Итак, что же тебя столь сильно занимает? Обычно Линда не упускает возможности и за таким вопросом следует забавная и порой соленая шутка. Но на сей раз она лишь простонала: - Меня скоро уволят. Я знаю. - Не думаю. В это действительно было невозможно поверить. - Ты ничего не понимаешь. Гаррет, я потеряла книгу. Очень редкую, которую невозможно возместить. Скорее всего ее украли. Я проскользнул в кабинет. Линда Ли последовала за мной. Где же моя неотразимость, которая мне сейчас так необходима? - Книгу надо вернуть прежде, чем они узнают о пропаже, - продолжала Линда Ли. - Мне просто нет прощения за то, что я это допустила. - Успокойся, - сказал я. - Вдохни поглубже. Задержи дыхание. Затем расскажи мне все с самого начала. У меня уже есть работа, и она меня займет на некоторое время, но, быть может, я все же сумею что-нибудь предложить. Обняв за плечи, я подвел ее к креслу для клиентов. Она уселась. - Рассказывай с начала, - напомнил я. Боже мой! Вместо того, чтобы следовать разработанному заранее плану и стенать по поводу несчастья, она вдруг начала размахивать руками и что-то выкрикивать. Эспиноза. Прямо перед ней на моем столе. Заимствуя книгу, я не полностью следовал всем необходимым формальностям. Библиотечные власти совершенно перестали доверять простым людям, хотя книги оплодотворяют нас идеями. Я прокудахтал что-то успокоительное, но мое кудахтанье утонуло в возмущенных воплях. Линда совершенно сбилась с рельсов, которые привели ее ко мне. О потере раритета было забыто, и она не желала к этому возвращаться. - Как ты мог так поступить со мной, Гаррет? Я и без этого попала в беду... Если они хватятся и этой книги - мне конец! Как ты мог?! Как, как? Да очень даже просто. Книга совсем не толстая, а старик ветеран, охраняющий дверь, подремывал. Да и вообще он вряд ли мог угнаться за мной на своей деревянной ноге. Из моей милой Линды Ли изливался неудержимый поток слов. Она прижала Эспинозу к груди, словно это был ее любимый первенец, которого собрался похитить гном с многосложным именем. Разве можно спорить с женщиной, впавшей в истерику? Я и не стал. Линда Ли неожиданно ударилась в бегство. Я не успел обежать стол и догнать ее. Убегая, она не переставала громко возмущаться. - Ха-ха-ха! - возопил Попка-Дурак. У цветной вороны появился повод поднять адский шум, и она немедленно приступила к делу. Через секунду я уже следил за тем, как Линда Ли мчалась по Макунадо, ее ярость была столь неудержима, что даже восьмифутовые великаны предпочли убраться с пути библиотечного работника. Визит Линды был так краток, что я успел заметить исчезающие в уличном движении носилки Мэгги Дженн. Магвамп оглянулся и оскалился, наверное, чтобы я лучше его запомнил. Ну и денек. Что теперь? Ясно одно. Очередная красотка к моему дому в данный момент не приближается. Я вздохнул. Настало время узнать у Элеоноры, что она думает о Мэгги Дженн.

ГЛАВА 5 Я уселся за свой стол и уставился на Элеонору. - Что ты думаешь о Мэгги, дорогая? Воспользоваться ли мне возможностью, несмотря на ее возраст? Я ведь по природе своей соглашатель. Элеонора промолчала, но я сам ухитрился вложить слова в ее уста. Приходилось отвечать. - Да. Мне это известно. Но ведь я втюрился в тебя, хотя ты вообще бесплотный дух. То есть картина. Я увлекался несколько тысяч раз, но по-настоящему влюблялся лишь дважды. Причем один раз из этих двух - совсем недавно, в женщину, которая скончалась, когда мне было всего четыре года. - Ничего страшного, что она несколько старше меня, разве не так? Со мной приключались ужасные и необычные вещи. Я сражался с вампирами и с мертвыми богами, которые восставали к жизни. На моем пути встречались убийцызомби и убийцы-маньяки, которые продолжали охотиться за мной даже после того, как их удавалось отослать в лучший мир. Так почему же считать мою любовь к духу чем-то из ряда вон выходящим? - Да. Я знаю. Это цинизм. Да, я понимаю, она намерена использовать меня в своих целях. Но зато каким способом! Из зала до меня донеслось: - Эй, Гаррет! Дожидаясь тебя, можно поседеть. Торнада, будь она неладна! Не могу же я все держать в памяти. Я медленно поднялся, продолжая размышлять о своем. Мэгги Дженн, вне всякого сомнения, околдовала меня. Я даже почти забыл о разочаровании, постигшем меня с Линдой Ли. Торнада сидела на ступенях лестницы. - Чем ты занят, Гаррет? Старуха свалила минут пятнадцать назад. - Она почему-то забыла упомянуть о воплях Линды Ли. - Я думал. - Это чрезвычайно опасно для человека в твоем состоянии. - А?.. Я не нашел яркого ответа. Всего лишь десятитысячный раз в жизни. Остроумный контрудар родится где-нибудь перед рассветом, когда я, мучаясь от бессонницы, буду вертеться в постели. Торнада подошла к комнате Покойника и сунула туда нос. Его обитель занимала добрую половину первого этажа. Все четыреста пятьдесят фунтов моего дружка были погружены в кресло и бездвижны, как сама смерть. Нос логхира, смахивающий на хобот слона, на целый фут спускался ему на грудь. На Покойнике начала собираться пыль, но всякие паразиты до него еще не добрались. Нет смысла пока заниматься чисткой, а может быть, успеет вернуться Дин и вообще избавит меня от малоприятной заботы. Торнада прикрыла дверь и, повернувшись ко мне, схватила меня за локоть. - Он совсем отпал, - заявила она уверенно. Покойник совершенно не прореагировал на нее. Он вообще недолюбливал женщин и среди них особенно Торнаду. Однажды я даже угрожал ему, что выгоню Дина и вместо него поселю у себя Торнаду. - Что она сказала? - поинтересовалась Торнада, когда мы начали подниматься по лестнице на второй этаж. - Кто жертва? - А ты не знаешь? - Я не знаю ничего. Мне известно одно: если я выясню, кого ты должен пришить, то получу ночной горшок, полный не дерьма, а золота. Деньги для Торнады - это все. В общем-то они имеют значение для всех нас. Как это поется: "... весело с ними, грустно без них...". Но для Торнады бабки значат больше, чем ее ангел-хранитель. - Она хочет, чтобы я нашел ее дочь. Та отсутствует шесть дней. - Повтори! Чтоб мне сдохнуть! Я была уверена, что она будет толковать об убийстве. - Почему? - Да нипочему. Наверное, неправильно выстроила факты. Значит, пропал ребенок. Ты берешься за работу? - Пока размышляю. Я должен посетить ее дом, осмотреть вещи ребенка и затем решить окончательно. - Но ты ведь согласишься, правда? Может, удастся вытрясти из старой карги двойную плату? - Заманчивая идея. Пока не удалось получить и одинарной. - Ну и хитрый же ты негодяй. Мечтаешь трахнуть старуху. Находишься со мной, а думаешь о карге. Ну и негодяй! - Торнада! Эта женщина годится мне в матери. - В таком случае либо ты, либо твоя мамочка врете о своем возрасте. - Да ты же первая утверждала, что она старая рухлядь. - Какое это имеет значение. К черту! Я прощаю тебя, Гаррет. Как я уже a* ' + : ты здесь, а она - нет. Спорить с Торнадой - значит плевать против ветра. Один ущерб. Лишь значительно позже ценой огромных усилий я сумел избавиться от нее, чтобы успеть на ужин к Мэгги Дженн.

ГЛАВА 6 - Так-то, - тихонько, чтобы не услышал Попка-Дурак, сказал я, обращаясь к Покойнику. - Я провел день с прекрасной блондинкой. Это была Божья кара. Теперь мне предстоит провести вечер с роскошной рыжеволосой леди. Он ничего не ответил. А если бы не спал, наверняка не упустил бы возможности высказаться. Торнада занимала особое место в его сердце. Покойник наполовину уверовал в мои угрозы жениться на ней. Тихо посмеиваясь, я прокрался на цыпочках к входной двери. Перед своим отъездом Дин нанес мне значительный финансовый урон, поставив на новую дверь запирающийся на ключ замок. Я вполне обходился теми задвижками и щеколдами, которыми он стучал, замыкаясь от внешнего мира, как только я выходил из дома. Дин облек своим доверием совершенно бесполезную вещь. Такой замок способен остановить исключительно честного человека. Нашей главной защитой остается Покойник. Логхиры, живые они или мертвые, обладают массой талантов. Я заспешил прочь, посылая улыбки всем и никому одновременно. Наша округа плотно заселена разнообразными нечеловеческими существами, большую их часть составляют неотесанные беженцы из Кантарда. Эти существа не стесняются громогласно высказывать свое мнение и создают постоянное беспокойство. Но гораздо хуже них псевдореволюционеры. Эти толпятся и роятся повсюду, переполняя таверны, громко и глупо рассуждая о своих еще более глупых догмах. Я понимаю их чувства. Мне тоже не очень нравится Корона. Но в то же время я знаю, что ни один из нас - ни я, ни они - не готов примерить на себя королевскую мантию. Подлинная революция может только ухудшить положение. В эти дни каждая пара революционеров не способна договориться между собой о будущем Каренты. Поэтому они начали бы истреблять друг друга пачками, прежде чем... Правда, уже были попытки учинить революцию. Но настолько бездарные, что о революционных действиях знала лишь полиция. Я обходил стороной торчащих на всех углах и облаченных в черное детей хаоса. Они выли на разные голоса, восхваляя свои банальные доктрины. Се рьезной угрозы для Короны не существует. У меня есть некоторые связи с новой полицией, именуемой Гвардией. Ребята оттуда мне сказали, что половина революционеров на самом деле полицейские агенты. Я делал прохожим ручкой. Я насвистывал. Это был воистину чудесный день. Но при этом не забывал и о деле. Насвистывая на пути к ужину с красивой женщиной, я частенько оглядывался и в один прекрасный момент заметил. что за мной следят. Я принялся бродить без цели. Поворачивая назад, переходил на иноходь или шагал нарочито медленно, пытаясь определить намерения этого шута. Ему явно не хватало мастерства. Я продумал варианты действий. Больше всего мне нравилась идея поменяться с ним ролями: стряхнуть с хвоста и проследить, куда он побежит докладывать о своей работе. Как это ни печально, но у меня имеются враги. В ходе своих трудов я время от времени доставляю неприятности отдельным малосимпатичным людям. Кое у кого из них возникает желание свести со мной счеты. Ненавижу тех, кто не умеет красиво проигрывать. Мой друг Морли - профессиональный убийца, прикидывающийся гурманомвегетарианцем, - не устает повторять, что я сам во всем виноват: оставляю своих недругов в живых. Я наблюдал за своим "хвостом", пока не убедился, что при желании легко могу от него избавиться. Тогда я вновь заспешил на свидание с Мэгги Дженн.

ГЛАВА 7

Жилище Дженн оказалось пятидесятикомнатной лачугой, расположенной почти в самом сердце Холма. В этих местах не могли селиться даже самые влиятельные и богатые представители торгового сословия. Забавно. Мэгги Дженн не произвела на меня впечатления большой аристократки. Ее имя я определенно слышал, но никак не мог припомнить - где, когда и в связи с чем. В этой части Холма, и в горизонтальной, и в вертикальной плоскости, господствует камень. Никаких дворов, никаких цветников, никакой зелени. Редкое исключение - озелененные балконы третьих этажей. И никакого кирпича. Лишь быдло использует для строительства красный или коричневый кирпич. Забудьте об этом. Употребляйте только камень, добытый в другой стране и доставленный по воде за сотни миль. Мне раньше не приходилось бывать в этом районе, и я слегка заплутал. Дома стояли почти вплотную друг к другу. Улицы такие узкие, что два экипажа могут разъехаться, лишь выехав на тротуар. Правда, здесь почище, чем в остальных районах города, но серые каменные мостовые и здания придают сердцу Холма крайне унылый вид. Кажется, что ты идешь не по улицам, а шагаешь по дну мрачного известнякового каньона Дженн обитала в центре безликого квартала. Дверь напоминала скорее адские врата, нежели вход в жилье. На улицу не выходило ни единого окна. Не дом, а сплошной каменный утес. Стены его даже не украшал орнамент, что весьма необычно для Холма. Здешние обитатели, как правило, делают все, чтобы превзойти соседей в демонстрации дурного вкуса. Какой-то хитроумный архитектор ухитрился вдолбить этим в целом умным людям мысль о том, что гладкое серое пространство производит самое яркое впечатление. Без сомнения, когда эти пакгаузы для хранения богатства переходили из рук в руки, их аскетический вид стоил покупателю больше, чем любой пряничный замок. Что же касается меня, я предпочитаю дешевку. Люблю, чтобы с фронтона на меня пялились жуткие гарпии, а углы здания украшали славные ребячьи мордашки. Дверной молоток был настолько незаметен, что мне чуть ли не пришлось искать его. Он оказался не бронзовым. Его отлили из какого-то серого металла, смахивающего на олово. Он издал ужасно хилый "тук-тук", и я решил, что его вряд ли кто-либо сможет услышать. Но я ошибся. Гладкая дверь из тикового дерева тут же распахнулась, и я оказался лицом к лицу с типом, который, судя по его виду, изо всех сил стремился оправдать имя Ичабод, подаренное ему где-то в начале века недобрыми родителями. Похоже, он провел много десятков лет, усердно создавая образ под стать имени. Он был высок, костляв и сутул, с налитыми кровью глазами, белыми волосами и бледной кожей. - Так вот что с ними бывает, когда приходит старость, - пробормотал я. Они вешают свои черные мечи на стену и становятся дворецкими. Адамово яблоко старика наводило на мысль, что он подавился грейпфрутом. Не говоря ни слова, он смотрел на меня, словно хищная птица, ожидающая, когда остынет ее обед. Таких огромных и костистых надбровных дуг мне в жизни видеть не доводилось. К тому же поросших густейшими белыми джунглями. Жуткий тип. - Доктор Смерть, если не ошибаюсь? Доктор Смерть - персонаж в кукольных представлениях о Панче и Джуди. У Ичабода и нехорошего доктора было очень много общего, правда, кукольный злодей футов на шесть ниже ростом. У некоторых людей полностью отсутствует чувство юмора. Один из них стоял передо мной. Ичабод не улыбнулся и даже не шевельнул неухоженным кустарником над глазами. Впрочем, он заговорил на весьма приличном карентийском. - У вас имеются весьма веские причины беспокоить этот дом? - Естественно. Мне не понравился его тон. Я вообще не выношу звуков голоса слуг с Холма. В них слышится воинствующий снобизм, частенько присущий ренегатам. - Хотел посмотреть, как вы, ребята, рассыпаетесь в прах под солнечными +cg ,(. Я имел преимущество в этой идиотской игре, поскольку меня ожидали к ужину и наверняка описали ему мою внешность. Он, бесспорно, знал, кто находится перед ним. Иначе Ичабод давно бы захлопнул дверь и дал сигнал головорезам, оберегающим богатых и могущественных от назойливой шушеры вроде меня. Банда бы незамедлительно явилась как следует излупцевать "гостя" в назидание другим. Они еще могут появиться, если за спиной Ичабода обретается коллега со столь же развитым чувством юмора. - Мое имя Гаррет, - объявил я. - Мэгги Дженн пригласила меня на ужин. Престарелое пугало отступило назад. Хотя Ичабод не произнес ни слова, он явно не одобрял решения хозяйки. Он вообще против того, чтобы типы моего класса входили в этот дом. Трудно сказать, что придется извлекать из моих карманов, когда я соберусь уходить. Не исключено также, что я наскребу на себе блох и запущу их в дом на предмет колонизации ковров. Я оглянулся посмотреть, как чувствует себя мой "хвост". Бедный чурбан лез вон из кожи, пытаясь остаться незамеченным. - Прекрасная дверь, - заметил я, глянув на нее с торца. Панель оказалась не уже четырех дюймов, - Ожидаете сборщика налогов, вооруженного тараном? Обитатели Холма настолько богаты, что у них могут возникнуть сложности подобного рода. Мне же это не грозит - мне никто никогда не одолжит столько денег. - Идите за мной, - повернувшись, пробурчал Ичабод. - Надо говорить: "Следуйте за мной, сэр". Я - гость, а вы - лакей. Не знаю почему, но этот тип вызывал у меня ужасную неприязнь. Я даже начал менять свою точку зрения на революцию. Когда я захожу в библиотеку повидаться с Линдой Ли, то иногда заглядываю и в книги. Мне доводилось читать о пере воротах. Похоже, что слуги низвергнутых воспринимают все болезненнее, чем их хозяева. Конечно, если у них не хватило ума еще раньше переметнуться на сторону восставших. - Да, конечно. - Ага, вот и комментарий. Ведите меня, Ичабод. - С вашего позволения - Зэк, сэр. Обращение "сэр" просто сочилось сарказмом. - Зэк? Это звучало почти так же скверно, как и Ичабод. - Да, сэр. Так вы идете? Хозяйка не любит, когда ее заставляют ждать. - Тогда - вперед! Тысяча и один бог Танфера обрушат на нас свой гнев, если мы огорчим Ее Рыжеволосое Величество. Зэк предпочел не отвечать. Он, видимо, решил, что я чувствую себя не в своей тарелке. Возможно, он был прав. Мне просто было немного стыдно. Не исключено, что он всего лишь милый старик с оравой внуков. И вынужден трудиться, дабы прокормить неблагодарную банду отпрысков его сыновей, от давших жизнь в Кантарде за честь Каренты. Вообще-то я ни секунды не верил в подобную чушь. Интерьер здания разительно отличался от его внешнего облика. Несмотря на обилие пыли, дом мог быть мечтой портового бродяги, воображающего себя великим монархом. Или собственностью великого монарха со вкусом портового бродяги. Здесь было много от первого и куча от второго, но... единственное, чего в доме не хватало, так это полчищ вышколенных слуг. Помещение захлестывали безвкусные валы океана богатства. Роскошь становилась все роскошнее по мере движения к центру дома. Словно мы пере ходили из одной зоны в другую, и в каждой дурной вкус проявлялся все сильнее. - Ото! Вот это да! - не в силах дольше сдерживаться, воскликнул я. Передо мной была мастерски выделанная из ноги мамонта подставка для хранения тростей и зонтов. - У вас здесь, наверное, масса подобных вещей? Зэк, оглянувшись, уловил мою реакцию на весь этот домашний шик. Его каменная рожа на мгновение смягчилась. Он был согласен со мной. В этот момент мы, кажется, заключили шаткое перемирие. Не сомневаюсь, оно просуществует не больше, чем перемирие между Карентой и "%- #%b ,(. Последнее продержалось целых шесть с половиной часов. - Иногда нам трудно бывает избавиться от нашего прошлого, сэр. - Разве Мэгги Дженн когда-нибудь охотилась на мамонтов? Перемирие рухнуло. Он угрюмо побрел вперед. Скорее всего потому, что я продемонстрировал свое полное незнание того, кем в свое время являлась Мэгги Дженн. Почему все, включая меня самого, полагают, что это должно быть мне известно? Моя легендарная память сегодня работала просто сказочно. Зэк провел меня в самую безвкусную комнату из всех, что мне доводилось видеть. - Мадам присоединится к вам здесь. Я огляделся и, прикрыв ладонью глаза, задумался, не выступала ли когда-то мадам в качестве "мадам". Дом весьма смахивал на современный бордель. Возможно, его декорировали те гомики, которые украшали лучшие заведения Веселого уголка. Я обернулся, желая спросить. Ичабод уже оставил меня. Я готов был заорать, призывая его назад: - О, Зэк! Принеси мне повязку на глаза. Мне казалось, что я долго не выдержу столь мощного удара по зрительным нервам.

ГЛАВА 8 Обстановочка окончательно доконала меня. Я окаменел, словно встретился взглядом с Медузой. В жизни не приходилось видеть столько красного цвета. Все вокруг было красным, и не просто красным, а кричаще красным, можно сказать, краснющим. Небольшие золотые завитушки на стенах только усиливали общее впечатление. - Гаррет! Мэгги Дженн. У меня не было сил обернуться. Я опасался, что она облачена в багряный наряд, а накрашенные губы делают ее похожей на упыря за едой. - Вы живы, Гаррет? - Просто ошеломлен. - Я обвел вокруг себя рукой: - Это потрясает. - Небольшой перебор, правда? Но Тедди это нравилось. Дом - подарок Тедди, и я сохранила все, как было при нем. Мне все же пришлось обернуться. Нет, на ней не было одежд красного цвета. Она оказалась в наряде деревенской девушки с молочной фермы - одни лишь бежевые и белые кружева. На голове сидел типичный кружевной чепец молочницы. Лицо Мэгги сверкало насмешливой улыбкой, будто хозяйка немного посмеивается надо мной и приглашает повеселиться вместе. - Наверное, я совсем отупел, - заметил я, - но я не совсем понимаю шутку о Тедди. Мои слова почему-то смыли улыбку с лица Мэгги, и она спросила: - Что вам известно обо мне, Гаррет? - Немного. Ваше имя. Что вы самая привлекательная женщина из встретившихся мне за последние сто лет. Еще кое-что видное невооруженным взглядом. И то, что вы живете в классном месте. Вот, пожалуй, и все. Она покачала головой, и рыжие локоны заколыхались в такт движению. - Скандальная слава, нынче, видимо, не в цене. Однако пройдем в другое место. Здесь можно ослепнуть. Ужасно мило, когда тебе начинают выдавать непонятные сентенции - нет необходимости изобретать их самому или придумывать остроумные ответы. Мы миновали несколько вычурных, но ничем не примечательных комнат и наконец вкатились в нечто потрясающее - бам! Обеденная зала, приготовленная для двоих. - Словно сказочная ночь на Холме Эльфов, - пробормотал я. - У меня точно такое же чувство. - Оказывается, она не утратила слуха. Эти помещения иногда наводят ужас. Присаживайтесь. Я уселся на стул напротив Мэгги, поближе к концу стола. Вокруг него без труда могла бы рассесться пара дюжин гостей, не считая хозяев. - Это ваше любовное гнездышко? - Самый маленький из всех моих столовых залов. - Она изобразила на личике подобие улыбки. - У вас и у Тедди? - Остается только вздохнуть. Как быстро проходит дурная слава. Кроме членов семьи, никто ничего не помнит. Хотя и этого вполне достаточно. Их злобы хватит на все человечество. Тедди - это Теодорик, принц Камарка. Он стал королем Теодориком IV а сумел продержаться в этом качестве целый год. - Король? - наконец-то у меня в башке прояснилось. - Я, кажется, начинаю понимать. - Вот и хорошо. Значит, мне не придется пускаться в нудные объяснения. - Мне мало что известно. В то время я служил в Морской пехоте. Там, в Кантарде, нас не очень волновали скандалы в королевском семействе. - Вы не знали, кто король, и вам на него было плевать. Мне уже приходилось слышать это. - Мэгги Дженн послала мне свою самую обворожительную улыбку. Держу пари, вы и сейчас не следите за придворными скандалами. - Они не слишком влияют на мое повседневное существование. - Они не повлияют и на вашу работу для меня. Здесь не важно, много или мало грязи обо мне вам известно. В зал вошла женщина. Подобно Зэку она была стара как первородный грех. Крошечная, ростом с ребенка, с очками на носу. Мэгги Дженн явно заботилась о своей прислуге - очки нынче дороги. Старуха молча застыла, скрестив на груди руки. - Мы приступим, как только вы будете готовы, Лори. Слегка наклонив голову, старушенция вышла. - Но все же я вам кое-что расскажу, - продолжила Мэгги, - хотя бы чтобы немного удовлетворить ваше любопытство. Вернее, чтобы вы занялись тем, за. что я вам плачу, а не копанием в моем прошлом. Я буркнул что-то невнятное. Лори и Зэк доставили суп. Рот сразу заполнился слюной - слишком долго мне пришлось питаться плодами своего собственного кулинарного искусства. Единственный повод скучать по Дину. - Я, Гаррет, была любовницей короля. - Помню. Наконец-то я действительно вспомнил. Это был скандал что надо. Кронпринц настолько втюрился в простолюдинку, что поселил ее на Холме. Его супруга была отнюдь не в восторге. Старик Тедди не пытался скрывать свою страсть. Он любил, и ему было все равно, знает об этом весь мир или нет. Весьма неблагоразумное поведение для человека, которому предстояло стать королем. Серьезный недостаток характера для наследника престола. Так, собственно, и оказалось. Король Теодорик IV проявил себя высокомерным, узколобым и капризным сукиным сыном, позволившим покончить с собой всего лишь через год правления. Мы почему-то нетерпимы к королевским слабостям. Точнее, к ним нетерпимы высшая аристократия и члены семьи. Остальным и в голову не пришло бы пойти на убийство. Даже бешеные собаки-революционеры и те не помышляют об истреблении королей. - А ваша дочь?.. - Ее отец - не Тедди. Я прикончил суп. Это был куриный бульон с чесноком. Мне он очень понравился. Престарелые слуги унесли опустевшую посуду. Появились раз нообразные закуски. Я был нем как рыба, и Мэгги приходилось поддерживать разговор. - Мне доводилось глупо ошибаться, мистер Гаррет. Так и появилась моя дочь. Прожевав нечто, состоящее из куриной печенки, бекона и молотых орехов, я пробормотал: - Неплохо. - Мне было шестнадцать. Отец выдал меня замуж за животное, которое желало только девственниц. Его дочери по возрасту годились мне в матери. Мое замужество должно было помочь папочкиному бизнесу. Поскольку мне никто не объяснил, как избежать беременности, я тут же понесла. Мой супруг от ярости бился в припадке. Оказывается, в мою задачу не входило иметь детей, я должна !k+ лишь служить грелкой для его постели и ублажать мужа, повторяя, какой он могучий мужчина. Когда же я родила дочь, он просто свихнулся. Еще одна дочь. У него не было сыновей. Женский заговор. Мы сговорились, чтобы погубить его. Мне никогда не хватало смелости заявить, что с ним произойдет, если мы женщины - действительно воздадим ему по заслугам. Злобная улыбка. На какое-то мгновение из-под улыбающейся маски выглянула другая Мэгги. Она принялась жевать, предоставив мне время для комментариев. Я лишь кивнул с набитым ртом. - Старый мерзавец продолжал тем не менее пользоваться мной. Его дочери пожалели меня и научили всему тому, что мне следовало знать. Они ненавидели своего папочку больше, чем я. Затем моего отца убили грабители, завладев двенадцатью медными монетами и парой старых сапог. - Очень похоже на Танфер. - Это и был Танфер, - кивнула она. - Итак, ваш отец умер... - У меня не осталось никаких причин и дальше ублажать мужа. - Вы ушли. - Не раньше чем, застав его спящим, выбила из него палкой все дерьмо. - Я принимаю ваш рассказ близко к сердцу. - Замечательно. Ее взгляд светился озорством. Я решил, что Мэгги Дженн мне нравится. Тот, кто прожил такую жизнь и сохранил способность к озорству... Это был очень интересный ужин. Я узнал все о возникновении ее отношений с Тедди, но не услышал ни слова о том, как протекали годы между ее разводом и бурной встречей с будущим королем. Мне показалось, что она любила Тедди столь же сильно, как и он ее. Иначе Мэгги не стала бы сохранять в первозданном виде эти отвратительные комнаты. - Этот дом - тюрьма, - довольно туманно произнесла она. - В таком случае вам следует навестить мое жилище. - Я не то имела в виду. Я набил рот, использовав этот старый прием, чтобы заставить ее сказать больше. Метафоры вообще слабо доходят до меня. - Я могу уехать отсюда в любое время, Гаррет. Больше того, меня довольно часто побуждают сделать это. Но если я уступлю, то потеряю все. По-настоящему мне здесь ничего не принадлежит. Я лишь временно пользуюсь этим богатством. Она обвела рукой вокруг себя. - До тех пор, пока сама не оставлю дом. - Понимаю. И я действительно понимал. Узница обстоятельств, она должна была здесь оставаться. Незамужняя женщина с ребенком. Ей была знакома бедность, и она знала, что богатой быть гораздо лучше. Бедность - тоже своего рода тюрьма. - Пожалуй, вы мне можете понравиться, Мэгги Дженн. Она приподняла одну бровь. Какое милое искусство! Лишь у немногих имеется этот природный талант. Только лучшие люди могут выполнить трюк с бровью. - Большинство клиентов мне совсем не нравятся, - добавил я. - Думаю, приятные люди просто не попадают в ситуацию, когда им требуется помощь таких, как вы. - Попадают, но нечасто. Что весьма прискорбно.

ГЛАВА 9 Развитие событий показывало, что в ходе встречи с Мэгги передо мной могли открыться определенные возможности. Это чувство не оставляло меня с того момента, когда я, отправляясь на ужин, открыл дверь своего дома. Я не тот парень, который стремится получить все при первом свидании, но никогда не отказываюсь от подарков судьбы. Что касается сегодняшнего вечера, то я решительно не желал бороться с судьбой. Ужин подошел к концу. Я не находил себе места, а Мэгги Дженн продолжала виртуозно строить глазки Такие фокусы могли даже епископа заставить позабыть о Боге, и самая глубокая преданность идеям воздержания не спасла бы святошу от опасности утонуть в прозрачных озерах ее глаз. Искусство Мэгги было a/.a.!-. увести воображение самого ярого религиозного фундаменталиста в такие дали, из которых невозможно выбраться, не совершив отчаянной глупости. Я настолько забылся, что даже не замечал, какую шутку начал играть со мной мой драгоценный орган. За ужином мы мило поддразнивали друг друга, тонко играя словами. Мэгги Дженн в этом не имела себе равных. Она была по-настоящему хороша. Я уже изготовился, схватив боевую трубу, сыграть сигнал "Атака!". Она же молча наблюдала за мной, видимо, оценивая, насколько я дозрел. Предприняв героические усилия и сосредоточившись, я прохрипел: - Скажите мне вот что, Мэгги Дженн. Кто может совать нос в ваши дела? Она промолчала, лишь подняла бровь. Мэгги была изумлена. Она ожидала услышать от меня вовсе не это и сейчас старалась выиграть время. - Не пытайтесь увести меня в сторону своими уловками, женщина. Вам так просто не увильнуть от ответа. Она рассмеялась грудным смехом, сознательно подчеркивая свою хрипотцу, мол, я способна увести тебя так далеко, как мне захочется. Я решил попробовать привести себя в чувство, встав из-за стола и изучив развешанные по стенам картины. Однако от этой идеи пришлось тут же отказаться. Я обнаружил, что попытка подняться во весь рост причинит мне как физическое, так и моральное неудобство. Откинувшись на стуле, я уставился в расписной потолок с таким видом, словно советовался с танцующими фавнами и парящими херувимами. - Что вы имеете в виду? Кто вмешивается в мои дела? Я немного помолчал, раздумывая, стоит ли делиться своими знаниями. - Прежде всего давайте вернемся немного назад. Кто-нибудь знал, что вы намерены обратиться ко мне? Естественно, кто-то об этом знал. Иначе Торнада не навестила бы меня. Но мне нужна была оценка самой Мэгги. - Я не делала из своих планов секретов, если вы это имеете в виду. Я просила совета у многих, решив обратиться к услугам человека вашего сорта. Хм... Интересно, что это значит - человек моего сорта? В жизни часто встречается и такое. Возникает недружелюбное отношение к людям, ищущим помощи у профессионала. - Тогда пойдем дальше. Кого могло обеспокоить, что вы приступаете к поискам дочери? - Никого. - У нее начали возникать подозрения. - Хорошо. Будем считать, что это никого не колышет. Просто некто хотел поддержать вас в беде. - Вы пугаете меня, Гаррет. Она вовсе не выглядела испуганной. - Может быть, и стоит немного испугаться, - заметил я. - Понимаете, мне было заранее известно о вашем визите. - Что? - по-настоящему заволновалась Мэгги. - Как раз перед вашим появлением один мой друг, занимающийся тем же, что и я, предупредил меня о вашем приходе. Конечно, сказать, что мы с Торнадой коллеги, - это некоторая натяжка. Торнада готова приняться за любую работу, лишь бы без труда и побыстрее наполнить свой кошелек. - Он думал, что вы пожелаете, чтобы я замочил кого-то, и поэтому решил предупредить меня. Улавливаете мой тонкий маневр? Даже дохлый логхир нечасто может принять Торнаду за мужчину. - Замочить? Я?.. Мэгги прекрасно понимала арго. Вначале она слегка утратила душевное равновесие, но, похоже, быстро приходила в себя. - Он не сомневался в этом. Однако лично я сомневался в том, что она не сомневалась. Большая, любвеобильная, бестолковая, предприимчивая, нетерпимая и ленивая Торнада. Она уверена в том, что если не сможет кого-то умаслить или уговорить, то добьется своего при помощи доброго старомодного пинка в зад. Она остается всего лишь незатейливой деревенской девицей с простыми деревенскими замашками, и ее a+%$c%b принимать такой, какая она есть. Необходимо еще раз поговорить о Мэгги Дженн с Торнадой, если я сумею ее найти. Впрочем, вряд ли это будет трудно. Большая дуреха скоро объявится сама. Возможно, еще до того, как я буду к этому готов. Теперь хихикнул я и поставил себя на свое место, предположив, что она вернется на свое и позволит событиям развиваться предназначенным путем. Но после трудного путешествия на ее сторону стола оказалось, что события не получили дальнейшего развития. Неохотно - как мне показалось - она вы скользнула из моих рук. - Так не может продолжаться, если вы действительно хотите, чтобы я отыскал вашу дочь, - пробормотал я. - Действительно. Вы правы. Дело есть дело, и мы не должны позволить природе встать на его пути. Вообще-то я был готов разрешить природе поступать, как ей вздумается. Однако вслух произнес: - Вернемся к делам... Я вовсе не такой, как вы обо мне думаете. Я работаю по законам логики и на основе фактов. Перед вами, мэм, деловой человек по имени Гаррет. Так не лучше ли будет, если вы начнете сообщать мне факты, вместо того чтобы соблазнять меня призывными взглядами? - Не надо грубить, Гаррет. Мне так же тяжело, как и вам.

ГЛАВА 10 Итак, нам все же удалось добраться до апартаментов, принадлежавших Эмеральд - дочери Мэгги. - Эмеральд? - удивился я. - А что же случилось с Жюстиной? Эмеральд. Представляете? Куда подевались милые добрые Патриции и Бетти? - Я назвала ее Жюстиной. Она себя называет Эмеральд. Девочка сама выбрала эту кличку, так что не смотрите на меня так. - Как это "так"? - Да так, будто выливаете на меня ушат помоев. Она выбрала себе это имя, когда ей было четырнадцать лет. Все стали ее так называть, и теперь я сама иногда зову дочь Эмеральд. - Ясно. Эмеральд. Она так решила. Естественно. Теперь ясно, что произошло с Патрициями и Бетти. Они стали обзывать друг дружку Амбер, Бранди и Фанн. - Со временем она может снова захотеть стать Жюстиной, - продолжил я. Когда начинается серьезная жизнь, люди возвращаются к своим корням. Не желаете ли вы мне что-либо сообщить, до того как я приступлю к раскопкам в апартаментах? - Что вы имеете в виду? - Обнаружу ли нечто такое, за что вы могли бы пожелать заранее принести извинения? О чудо из чудес! Она меня поняла. - Не исключено, что обнаружите. Только я никогда туда не захожу и не знаю, что это могло бы быть. - Затем, как-то странно взглянув на меня, Мэгги спросила: - Вы настроены на ссору? - Нет. - Однако я, может быть и бессознательно, не желал, чтобы она заглядывала мне через плечо. - Вернемся к вопросу об имени. Не могли бы вы рассказать мне о том, что вам известно, прежде чем я начну выявлять незнакомые для вас предметы и факты. Она снова одарила меня тем же взглядом. Боюсь, мой голос действительно звучал слегка раздраженно. Неужели у меня начало развиваться стойкое отвра щение к работе? Или я заранее злился, зная, что Мэгги начнет лгать и искажать факты, пытаясь подогнать все, что ей известно, под свое видение мира? Клиенты всегда так поступают. Даже когда понимают, что правда так или иначе выплывет на поверхность. Люди. Иногда они меня просто приводят в изумление. - Имя Жюстина я дала дочери в честь моей бабки. Я все понял по ее тону. Любой ребенок вышел бы из себя, узнав, что получил имя в честь какого-то старого пердуна, которого никогда не видел и на которого ему абсолютно плевать. Моя мамочка выкинула точно такой же фортель a. мной и с моим братом. Я никогда не знал, что наши имена для нее значили. - У вас на это были какие-то особые причины? - Имя Жюстина постоянно присутствовало в семье. Кроме того, бабушка была бы обижена, если... Обычная картина. Я не вижу в этом никакого смысла. Ребенка приговаривают к пожизненному страданию только из-за того, что кто-то мог обидеться. Три приветственных восточных клича: "Дураки! Дураки! Дураки!". Неужели родители не понимают, кто остается обиженным на долгие, долгие годы? В апартаментах Эмеральд мы вошли через небольшую гостиную. В комнате стоял небольшой письменный стол. На столе находилась масляная лампа, а рядом с ним -- кресло. В помещении было еще одно кресло, диван, в который убирались по стельные принадлежности, и небольшой открытый шкаф с полками. В комнате царила стерильная чистота, и жилье выглядело даже более спартанским, чем следует из моего описания. - Она когда-нибудь баловалась наркотиками? Чуть поколебавшись, Мэгги ответила: - Нет. - Почему так неуверенно? - Пытаюсь решить. Дело в том, что, когда ей было четыре года, ее похитил отец. Затем какие-то друзья убедили его, что ребенку лучше быть с матерью. - Не мог ли он и сейчас предпринять нечто подобное? - Скорее всего нет. Он умер восемь лет назад. - Да. Пожалуй, не мог. Как правило, покойнички не борются за право воспитывать своих детей. - У нее есть приятель? - У девушки с Холма? - Именно у девушки с Холма, Так сколько же их у нее? - Кого? - Да приятелей. Послушайте. Верьте или нет, но для девушки с Холма сбиться с пути проще, чем для девицы из города. Я привел примеры из своей практики, включая рассказ о группе девиц с Холма, которые ради удовольствия и новых впечатлений подвизались в Веселом уголке. Мэгги Дженн испытала сильное потрясение и, казалось, была не в силах поверить, что ее ребенок может не соответствовать взлелеенному мамочкиным воображением образу. Ей не приходило в голову, что Эмеральд способна разбить сердце мамы. Она явно отказывалась понимать, почему люди совершают мерзкие поступки, если от этого не зависит их жизнь. Проституция как развлечение не входила в круг ее жизненных представлений. Кстати, только средний класс не верит в проституцию. - Вы же выросли не на Холме. - Я признаю это, Гаррет. Я подозревал, каким способом моя прелестная Мэгги сводила концы с концами в период между разводом с мужем и появлением кронпринца. Все это можно уточнить без больших усилий. Но нужно ли мне это знать? Пока, видимо, нет. Быть может, позже, когда ее прошлое начнет сказываться на ходе моей работы. - Садитесь в кресло и рассказывайте об Эмеральд, пока я буду трудиться. С этими словами я приступил к поиску.

ГЛАВА 11 - Насколько я знаю, - начала Мэгги, - у нее не было постоянного молодого человека. Наш образ жизни не открывает широких возможностей для знакомств. Общество нас не приемлет. Мы сами по себе образуем класс. И весьма классный класс, надо сказать. Сообщество любовниц вовсе не мало. На этом благословенном Холме считается, что каждый мужчина должен иметь любовницу. Это как бы сертификат его мужской мощи. Если любовниц две - тем лучше. - Неужели у нее совсем нет друзей? - Очень мало. Наверное, девочки, с которыми она вместе росла. Может быть, кто-то из соучеников. В ее возрасте очень ревниво относятся к социальному ab bcac. Сомнительно, чтобы кто-то здесь позволил ей приблизиться к себе. - Как она выглядит? - Похожа на меня за вычетом двадцатилетнего износа. И уберите с вашей будки эту идиотскую ухмылку. - Я просто подумал, что если сбросить двадцать лет, то мне, видимо, придется искать существо, только что вышедшее из пеленок. - Вот и не забывайте о пеленках. Я хочу, чтобы мою девочку нашли, а не... - Хорошо. Хорошо. Хорошо... Между вами был напряг, перед тем как она исчезла? - Что? - Вы не поссорились? Она не топала, визжа, что и через десять тысяч лет ее ноги не будет в этом доме? - Нет, - со смешком ответила Мэгги. - Это я закатывала подобные сцены своей мамочке. Возможно, поэтому она и не пискнула, когда отец продал меня. Нет. Эмеральд не такая. Мой ребенок вовсе не похож на меня, Гаррет. Ее никогда ничего не волновало настолько, чтобы из-за этого затеять ссору. Поверьте, я никогда не была привередливой и занудной матерью. Эмеральд была вполне счас тлива своей жизнью. Она напоминает мне щепку, плывущую по течению реки. - Может быть, что-то во всей этой суете ускользнуло от моего внимания? Или я вдруг начал придумывать события, которые вовсе не имели места? Но я готов поклясться, вы говорили о том, что ваша дочь оказалась в скверной компании. Мэгги хихикнула. Мэгги фыркнула. Мэгги ощутила неловкость. Все это было проделано очень мило. Я прикинул, как это могло выглядеть во времена Теодорика, и передо мной распахнулись необозримые горизонты. Покончив с мимическим представлением, она сказала: - Здесь я немного нафантазировала. Я слышала, что у вас были какие-то отношения с Сестрами Рока, и решила, что вы станете податливее, узнав еще об одной девице в беде. Сестры Рока - уличная банда, состоящая только из девчонок. Над каждой из них, до их бегства на улицу, было совершено надругательство. - Отношения были только с одной из Сестер, которая, кстати, ушла с улицы. - Простите. Я, кажется, переступила границы дозволенного. - Границы чего? - Совершенно ясно, что я задела ваши нежные чувства. - Ну конечно. Майя была очень славная девочка. Я потерял ее, так как относился к ней недостаточно серьезно. Я утратил друга, потому что не прислушивался к нему. - Прошу прощения. Одним словом, мне хотелось зацепить вас понадежнее. - Итак, Эмеральд ни с кем регулярно не встречается. Возврат к делам должен был отвлечь меня от грустных воспоминаний. Не скажу, что Майя была моей великой любовью, но все же она значила для меня немало. Она нравилась даже Дину и Покойнику. Мы с ней не расстались, просто она перестала появляться у меня, а наши общие друзья дали мне понять, что она не появится, пока я не повзрослею. Согласитесь, это большой удар по самолюбию, особенно если учесть, что речь идет о восемнадцатилетней девчонке. Письменный стол Эмеральд имел множество небольших отделений и несколько выдвижных ящиков. За время разговоров я их осмотрел. Ничего особенного. Большая часть вообще пустовала. - У нее есть друзья. Но она с трудом сходится с людьми. Вот это совсем другое дело. Я подозревал, что проблемы Эмеральд не имеют ничего общего с ее общественным положением. Скорее всего она просто потерялась в тени своей мамочки. - При помощи друзей я смогу напасть на ее след. - Ну конечно, - кивнула она. Со стуком задвинув ящик стола, я отвернулся от этой женщины. Следует сосредоточиться на работе. Передо мной - ведьма. Тайком покосившись на нее, я подумал, а хочется ли мне в действительности заниматься поисками той, кто, повидимому, вовсе не желает быть найденной? Ага! Здесь что-то есть. Серебряный кулон. - Что это? - задал я чисто рриторический вопрос. Я прекрасно знал, что дернув ручках. Это был амулет в форме серебряной /%-b #` ,, на темном фоне. В центре звезды была изображена козлиная голова. По-настоящему следовало бы б спросить, что эта штука делала там, где я ее обнаружил. Мэгги взяла у меня амулет в внимательно его изучила. Я следил за ее реакцией. Никакой реакции не последовало. Она просто сказала: - Интересно, откуда это взялось?.. - Эмеральд интересовалась оккультизмом? - Насколько мне известно - нет? Но что мы знаем о своих детях? Нечленораздельно буркнув, я продолжил поиски. Мэгги, как сорока из сказки, беспрестанно верещала, в основном о своей дочери. Я слушал ее вполуха. В столе я больше ничего не нашел и перешел к полкам. Несколько книг демонстрировали, какое богатство Мэгги Дженн могла потерять. Переписка книги занимает массу времени и она самый дорогой подарок, какой вы можете сделать вашему ребенку. Я хмыкнул, взяв в руки третью кнгу. Небольшой по формату, переплетенный в коржу и весьма сильно потертый томик. Лицевая сторона переплета была украшена козлиной башкой, тисненной серебром. Текст просматривался с большим трудом. Книга была очень старой. Я обратил внимание, что текст написан не на современном карентийском языке. Эти дурацкие сочинения никогда не пишут на нормальном языке. Никто не воспримет их всерьез, если любой и каждый способен расшифровать тайны тысячелетий. - Взгляните-ка. - Я бросил Мэгги книгу. Продолжая поиски, я время от времени посматривал на мою рыжеволосую работодательницу. - Все любопытнее и любопытнее, Гаррет. Моя дочь полна сюрпризов. -Да. Возможно. Весь мой визит был полон сюрпризами. И одним из них был длиннющий палец, настойчиво указывающий в сторону колдовства демонического толка. Спальня и ванная выдали еще несколько связанных с оккультизмом предметов. Значительно позже я спросил: - Эмеральд очень следила за чистотой? Насколько я знаю, молодые люди редко отличаются чрезмерной чистоплотностью. - Не больше, чем следует. Почему вы спрашиваете? Я ничего не ответил, войдя в роль следователя. Мы - первоклассные сыщики никогда не отвечаем на вопросы, связанные с нашими вопросами, особенно если они задаются работодателями, полицейскими или любыми людьми, которые могли бы помочь нам выбраться из дерьма. Однако жилье Эмеральд было слишком чистым. Можно сказать, ненормально чистым. Весьма любопытно. Не исключено, что здесь никто не жил, и я участвую в спектакле. Я не мог избавиться от ощущения, что мне специально подбрасывают улики, ведущие в определенном направлении. Прекрасно, сказал я себе. Займемся дедукцией. Улики есть улики и на что-то указывают, даже если они искусственные или фиктивные. Я ни в чем не был уверен до конца. Единственное, что привлекало внимание, отсутствие всякой реакции у Мэгги на признаки колдовства. Моя новая работодательница не выразила ни удивления, ни отвращения, ни тревоги. Быть может, я подступаю к делу не с того конца? Легкое постукивание по плечу, сопровождаемое словами: - Здесь кто-нибудь есть? -А? - Вы вдруг замерли и куда-то уплыли. - Случается, когда я одновременно думаю и что-то делаю. Она подняла бровь. Я ответил ей тем же: - Для начала у меня достаточно материала. Вы дадите мне список имен, когда мы решим финансовые вопросы. Все шло как по маслу, пока я не потребовал уплаты половины гонорара вперед. - Это - незыблемое правило, Мэгги. На случай слабости человеческой натуры. Слишком много народу пыталось наколоть меня, получив желаемое. Но это была не единственная причина. Известно: чем слабее клиент торгуется, тем в более отчаянном положении он находится. Моя славная Мэгги Дженн билась как львица. Наконец она сдалась: - Я подошлю к вам Магвампа со списком как можно скорее. Это привело меня в тихий восторг. Мне очень хотелось снова увидеть Магвампа. Может быть, вместо чаевых удастся подсунуть ему говорящего попугая.


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»

Неистовый барон, Кэтрин Коултер Читать →