Главная АвторыЖанрыО проекте
 
 

«Юрген (Сказания о Мануэле - 2)», Джеймс Кейбелл

Найти другие книги автора/авторов: ,
Найти другие книги в жанре: Контркультура, Научная Фантастика (Все жанры)

Кейбелл Джеймс Брэнч

Юрген

(Сказания о Мануэле - 2)

(КОМЕДИЯ СПРАВЕДЛИВОСТИ)

"Of JURGEN eke they maken mencioun,

That of an old wyf gat his youthe agoon,

And gat himselfe a shirte as bright as fyre

Wherein to jape, yet gat not his desire

In any countrie ne condicioun".

О Юргене я песнь пою,

Что юность вновь обрел свою,

Обрел рубаху - огнь, сверканье,

Но не обрел предмет желанья

Ни в преисподней, ни в раю.

[Рис. 1]

ГЛАВА I

Почему Юрген совершил мужественный поступок

Эту историю в Пуактесме рассказывают так. В стародавние времена жил один ростовщик по имени Юрген. Но жена частенько называла его куда более дурными именами. Она была вспыльчивой женщиной, не обладавшей особым даром молчания. Говорят, имя у нее было Аделаиза, но люди обычно называли ее госпожой Лизой.

Рассказывают также, что в стародавние времена, закрыв как-то на ночь окна лавки, Юрген по пути домой проходил мимо цистерцианского монастыря, а один из монахов споткнулся на дороге о камень. Он проклинал дьявола, положившего его здесь.

- Фу, брат! - говорит Юрген. - Разве у дьявола недостаточно силы, чтобы перенести его?

- Я никогда не соглашался с Оригеном, - отвечает монах. - И, кроме того, у меня страшно болит большой палец.

- Тем не менее, - замечает Юрген, - богобоязненному человеку не надлежит говорить с неуважением о божественно назначенном Князе Тьмы. Для еще большего смущения рассмотри промысел этого монарха! Ты можешь заметить, что он денно и нощно трудится над задачей, поставленной перед ним Небесами. Такое можно сказать лишь о нескольких причастниках, но никак не о монахах. Подумай, к тому же, о его изящном искусстве, о котором свидетельствуют все те опасные и прелестные ловушки сего мира, бороться с которыми твое дело, а мое - ссужать на это деньги. А не будь его, мы оба остались бы без работы. Рассмотри также его филантропию и взвесь, насколько невыносимо было бы наше положение, если б ты и я, да и все наши прихожане сегодня водили бы дружбу с остальными зверями в Саду, отсутствие которого мы притворно чувствуем по воскресеньям! Встать со свиньей и лечь с гиеной?.. О, нестерпимо!

Так он пошел дальше, придумывая поводы для того, чтобы не размышлять слишком сурово о Дьяволе. Большей частью это были отрывки стихов, сочиняемых Юргеном в лавке, когда дела шли вяло.

- Я считаю, что все это чепуха и ерунда, - была реплика монаха.

- Без сомнения, в твоей точке зрения больше чувства, - заметил ростовщик, - зато в моей - красоты.

Затем Юрген миновал цистерцианский монастырь и уже подходил к Бельгарду, когда повстречал некоего черного господина, который поприветствовал его и сказал:

- Благодарю, Юрген, за доброе слово.

- Кто вы такой и почему меня благодарите? - спрашивает Юрген.

- Мое имя большой роли не играет. Но у тебя мягкое сердце, Юрген. Да будет твоя жизнь лишена забот!

- Спаси нас от зла и вреда, мой друг, но я уже женат.

- Эх, господа, такой изящный и умный поэт, как ты!

- Я уже с давних пор занимаюсь поэзией.

- Конечно же! У тебя темперамент художника, который не совсем соответствует ограничениям семейной жизни. Я предполагаю, что у твоей жены особое мнение о поэзии, Юрген.

- В самом деле, сударь, ее мнение нельзя повторить, ибо уверен, что вы не привыкли к таким выражениям.

- Весьма печально. Боюсь, жена не совсем тебя понимает, Юрген.

- Сударь, - говорит пораженный Юрген, - вы умеете читать самые затаенные мысли?

Черный господин казался весьма удрученным. Он сжал губы и начал что-то считать на пальцах: когда те двигались, острые ногти сверкали, словно язычки пламени.

- Весьма плачевно для тебя, - говорит господин в черном, - оказаться первым человеком, в котором я нашел готовность замолвить доброе слово о зле. Да к тому же, за все эти века! Это же самый прискорбный пример дурного управления! Неважно, Юрген, утро вечера мудренее. Теперь же я, разумеется, награжу тебя!

И Юрген вежливо поблагодарил прямодушного старика. А когда Юрген пришел домой, его жены нигде не было видно. Он искал ее, где только можно, и расспрашивал всех подряд, но безрезультатно. Госпожа Лиза исчезла во время приготовления ужина - внезапно, бесследно и необъяснимо, словно (в юргеновских образах) пронесся ураган и оставил позади себя спокойствие, которое, по контрасту, казалось жутким. Ничто не могло пролить свет на это чудо, своего рода магию, и Юрген вдруг вспомнил странное обещание черного господина. Юрген перекрестился.

- Как же несправедливо, - говорит Юрген, - в благодарность создавать людям скверную репутацию! Но я осознаю, насколько я мудр, что в этом мире сплетников всегда обо всех говорю любезно.

Затем он приготовил себе ужин, а после лег в постель и спал очень крепко.

- У меня безоговорочная уверенность в Лизе, - говорит он. - У меня исключительная уверенность в ее способности позаботиться о себе при любых обстоятельствах.


Еще несколько книг в жанре «Научная Фантастика»